: Персональный сайт - КОМАНДИРУ РУССКОГО КОРПУСА ГЕНЕРАЛУ ШТЕЙФОНУ(окончание)
Сайт посвещается воинам РОА Понедельник, 23.09.2019, 08:22
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Block title
Locations of visitors to this page

После этого разговора многие гражданские получи­ли со складов новые армейские сапоги.
По сведениям Б. Николаевского, внутренняя поли­тика в РННА сводилась к национально-народолюбческой пропаганде и антибольшевизму. В отряде не только думали, но и говорили, что после свержения большевиков следующими будут немцы. Все это не могло оставаться не замеченным органами немецкой и советской разведок.
С первых же дней существования РННА стала объ­ектом пристального внимания советских партизан. В первый период контакты заканчивались обоюдной агитацией и изъятием у осинторфовцев таких ценных в партизанском быту вещей, как оружие, табак или сапо­ги. Летом 1942 года РННА четыре раза выделяла свои подразделения для борьбы с партизанами. Такие «похо­ды» крайне отрицательно влияли на личный состав, что в конечном итоге сыграло свою негативную роль.
Участие РННА в действиях против советских войск подтверждается крайне разноречивыми сведениями. В своих воспоминаниях об осинторфской эпопее К.Г. Кромиади рассказывает о боевой операции отряда РННА (300 человек) против окруженного под Ельней 1-го Гвардейского кавалерийского корпуса П.А. Бело­ва в мае 1942 года. Автор сообщает, что при контактах бойцов РННА и конников происходили братания, пе­решел на сторону части разведотдел корпуса во главе с Героем Советского Союза старшим лейтенантом Кня­зевым. После перехода Князев был назначен началь­ником разведки РННА, но через три месяца ушел к партизанам. По другой информации, разведотдел воз­главлял совершенно другой человек, а Князев был ко­мандиром кавалерийского полка одной из дивизий корпуса и в плену никогда не был. По информации Л.А. Самутина, разведрота старшего лейтенанта Кня­зева действительно ушла из РННА к партизанам в ав­густе 1942 года.
При контактах с беловцами на сторону РННА пе­решло много солдат и офицеров. Противоположная
сторона взяла в плен майора Бочарова (псевдоним — Бугров). В плену его допрашивал полковник РККА и решил расстрелять, но ночью немцы атаковали, и Бо­чаров вместе с охраной бежал.
Противоположная информация приводится в вос­поминаниях руководителей партизанских отрядов, сформированных НКВД. Так, в книге «Ненависть, спрессованная в тол» авторы пишут: «В мае 1942 года в отряд лейтенанта Ф.Ф. Озмителя от разведчиц-под­польщиц Г. Меерович и О. Рыловой поступило сообщение о том, что через ст. Красное в сторону Смоленска про­шли два эшелона с офицерами и солдатами, одетыми в красноармейскую форму. Сообщение было передано в Центр, а оттуда — в штаб Западного фронта. Как вы­яснилось, под видом «окруженцев» действовали изменни­ки Родины. Команда в 315 человек получила задание про­браться в Дорогобужские леса и проникнуть в 1-й гвар­дейский конный корпус генерала П.А. Белова, взять его в плен, а бойцов склонить к переходу на сторону немцев. Команда была разгромлена по пути десантниками-пара­шютистами 4-го воздушно-десантного корпуса генерала Казанкина в Вяземских лесах Смоленской области неда­леко от ст. Угра и Вертерхово ж/д линии Вязьма — Брянск — Занозная».
В Осинторфе РННА находилась под пристальным вниманием немецкого командования. «Ангелом-хра­нителем» РННА был генерал фон Шенкендорф. Имен­но он дал разрешение РННА укомплектовать местное самоуправление на прилегающей территории, чем превысил свои полномочия. Пока Шенкендорф не от­менил свой приказ, русским комендантом г. Шклова назначили эмигранта графа Палена. Свои обязанности он осуществлял короткий срок, до того момента, пока сам же не сорвал со стены портрет Гитлера в присут­ствии подчиненных. Чтобы спасти жизнь Палена, его срочно переправили в Париж, и дело было замято.
В мае 1942 года С.Н. Иванов заболел тифом и был отправлен на лечение в Берлин. После его отъезда РННА лишилась своего руководителя.

Обстановка на фронтах, усиление советской агита­ции и немецкая политика по отношению к местному населению породили сомнение в умах многих бойцов и офицеров РННА. Начались переходы на сторону партизан. По мнению Л .А. Самутина, большую работу по разложению РННА проделал переводчик штаба формирования Е.В. Вильсовский, находившийся на связи с командиром партизанского отряда Константи­ном Заслоновым.
24 февраля 1942 года ушел к партизанам в отряд Шмуглевского 31 боец-народник. Осенью 1942 года уш­ли к партизанам бойцы под командованием Я.Г. Лебе­дя. В партизанскую бригаду Заслонова перешли 117 че­ловек из артиллерийского дивизиона армии, предва­рительно взорвав склады с вооружением.
Постепенно все эмигранты были удалены из руко­водства РННА.
Во второй половине июля 1942 года рота «Граукоп-фа» была размещена в деревнях Новая Земля и Риги вблизи автодороги Москва — Минск. Партизанская разведка подкинула записку с предложением о встрече командиру роты, однако тот не пошел на контакт, пе­реправив партизанское послание начальству. Вскоре роту заменили на другое подразделение. Повторилась история с запиской, однако командир роты сам напи­сал ответное послание «Нашим лесным братьям!», в котором призвал прекратить военные действия и пе­рейти на сторону «народников».
18 августа 1942 года в деревню Марково, где распо­лагалась передовая группа НКВД БССР, прибыли парламентеры из РННА (3-я рота 1-го батальона гар­низона «Москва») для согласования перехода своего подразделения во главе с бывшим старшим лейтенан­том РККА Н.П. Максютиным к партизанам. 11 авгу­ста добровольцы (80 человек) на подводах с 25 пулеме­тами и 3 минометами, боеприпасами, радиостанцией с немецким кодом, продовольствием вышли из Новой Земли якобы для операции против партизан и к вече­ру прибыли в деревню Марково. Партизаны были из-
вешены прибывшими о предстоящей антипартизан­ской акции 286-й охранной дивизии и РННА в районе Витебск — Орша — Красное — Рудня — Витебск, а так­же о работе гестапо по переброске в советский тыл де­сантных групп. Всех перебежчиков развели по разным партизанским отрядам. Старший лейтенант Максютин в последующем принимал активное участие в парти­занском движении и погиб в бою 28 декабря 1943 года.
С 1 сентября 1942 года командование РННА при­нял бывший командир 41-й стрелковой дивизии РККА полковник В.И. Боярский, начальником орга­низационно-пропагандистского отдела был назначен бывший бригадный комиссар Г.Н. Жиленков (он сра­зу же не сошелся характером с К. Г. Кромиади; по мнению последнего, Жиленков — «комедиант»). По­сле смены руководства РННА Кромиади также поки­нул часть, издав прощальный приказ по части.
При новых командирах численность соединения выросла до 8 тысяч человек. Некоторые батальоны были сведены в полки, и РННА была расширена до бригады. Обзавелись собственной газетой-многоти­ражкой «Родина» и библиотекой.
К концу 1942 года батальоны, составлявшие ар­мию, получили нумерацию с 633-го по 637-й.
По сведениям Б.Николаевского, в РННА побывал инспектор от СС фон Зиверт, который не только про­вел смотр, но и подробно беседовал с солдатами и офицерами. Зиверту понравилась «военная» часть формирования, однако национальная русская атмо­сфера была, по его мнению, недопустимой.
В это время часть проводила антипартизанские рейды. 14 ноября 1942 года подразделения РННА уничтожили часть партизанского отряда в деревне Ку-повать. В бою погиб партизанский командир К.С. За­слонов.
В ноябре РННА посетил с инспекцией генерал-фельдмаршал фон Клюге. Он был удовлетворен экспе­риментом. Предложил проверить боевые качества армии в бою, после чего два батальона были переброше­ны в район Березино для ведения антипартизанских операций. Для РННА все они закончились неудачей, но, несмотря на это, три батальона были переброше­ны на передовую. Им отвели участок под Великими Луками для участия в прорыве кольца советского ок­ружения. «Народники» не смогли выполнить эту зада­чу, были рассеяны и почти полностью истреблены со­ветскими частями.
В конце октября в РННА прибыл генерал Герсдорф с приказом о дроблении «Граукопфа» на батальоны и переодевании в немецкую форму. Боярский и Жилен­ков подняли РННА по тревоге и продемонстрировали неподчинение, однако «свои» немцы уговорили изме­нить приказ. Дивизия СС, расквартированная в Шклове, окружила Осинторф, изъяла все оружие. По факту неповиновения было проведено расследование. Вскоре бригаде вернули оружие. Той же ночью 300 че­ловек с вооружением ушли в лес к партизанам. Бояр­ский и Жиленков были отстранены от командования и арестованы. Командиром бригады был назначен на­чальник штаба РННА майор Риль, которому немцы авансом присвоили звание полковника.
Риль также был проводником идеи создания мощ­ной национальной русской армии и последующей борьбы за национальную Россию, однако немцы дали понять, что такие планы русских неосуществимы.
В ноябре 1942 года на сторону партизан ушло око­ло 600 человек, из них 115 — из артиллерийского ди­визиона. Риль был отстранен от должности и аресто­ван, освободили его после заступничества русских эмигрантов. После ареста Риля немцы расформирова­ли русский штаб. РННА перестала существовать. Лю­ди были переодеты в немецкую форму и переформи­рованы в 700-й добровольческий полк. Полк вел бои с партизанами в районе Шклова и Могилева. В 1943 го­ду он был переброшен во Францию, где вошел в под­чинение 7-й немецкой армии. По информации быв­шего коменданта штаба РННА полковника ВС КОНР
К.Г. Кромиади, в 1944 году при общем отступлении командир полка полковник Каретти самовольно бро­сил свою часть, командование принял майор A.M. Бо­чаров. Под его командованием русские добровольцы заняли крепость Лориан, где вместе с немецкими сол­датами вели бои в окружении вплоть до окончания войны. 14 ноября 1944 года на первом заседании Ко­митета по Освобождению Народов России была зачи­тана радиограмма с поздравлениями от бывшего ба­тальона РННА, запертого американскими частями в крепости Лориан.
По другой информации, батальоны использовались отдельно друг от друга. Так, 633-й ост-батальон (1-й батальон РННА) с апреля 1944 года был включен в со­став 343-й пехотной дивизии и в августе того же года был блокирован во французском Бресте и капитули­ровал вместе с его гарнизоном.
634-й ост-батальон (2-й РННА) с ноября 1943 года также подчинялся 7-й армии. В апреле 1944 года был придан 265-й пехотной дивизии Вермахта, участвовал в боях в Нормандии, затем отступил в крепость Лори­ан, где находился вплоть до капитуляции.
635-й ост-батальон (3-й РННА) входил в состав 7-й армии, участвовал в боях в Нормандии и был разбит в октябре 1944 г. и расформирован.
636-й ост-батальон (4-й РННА) также был разбит в Нормандии, его остатки блокированы в Лориане и Сен-Назере.
637-й ост-батальон (5-й РННА) летом 1943 года был придан 3-й немецкой танковой армии и расформиро­ван в августе того же года.
РННА была не только последней надеждой немцев-русофилов, но и кузницей кадров для власовского во­инства. Так, начальником канцелярии и близким кол­легой А.А. Власова стал бывший комендант штаба РННА полковник Кромиади. Сотрудники Абвера и Предприятия «Цеппелин» Игорь Юнг и Григорий Ламсдорф приняли деятельное участие в создании Добровольческих частей и их использовании на Одерском фронте, о чем будет рассказано в других частях нашего повествования.
Инициатор создания РННА Сергей Никитич Ива­нов в годы войны служил в СД. В последний период войны в чине штурмбаннфюрера СС возглавлял рус­скую разведывательно-диверсионную школу Истреби­тельного соединения войск СС.
Другой бывший начальник штаба РННА, В.Г. Бо­ярский (Баерский), в конце января 1945 года был на­значен заместителем начальника штаба ВС КОНР ге­нерал-майора Ф.И. Трухина. 27 февраля 1945 года был произведен в чин генерал-майора ВС КОНР.
Командир РННА бывший майор РККА Р.Ф. Риль, занимавший пост командира бригады после ареста В.Г. Боярского, в ВС КОНР также служил на штабных должностях.
Командир 2-го батальона РННА М.И. Головинкин впоследствии стал командиром 3-го пехотного полка 2-й дивизии ВС КОНР, в феврале 1945 года был про­изведен в подполковники ВС КОНР.
АВТОМАТ
Голубой весеннею порою Я тебя зарыл в густом лесу, Но еще когда-нибудь отрою, К своему отряду принесу.
Я тебя с заботой ненапрасной, Чтобы ржа не портила канал. Смазал в этот день последним маслом И в солому крепко замотал.
Помню, день был серым и унылым... Я тебя, как друга, хоронил И прилег, как будто у могилы, И, признаться, крепко загрустил...
Не ржавей, мой автомат-дружище, Сердце бьется в ранах горячо,

Мы тебя когда-нибудь отыщем И повесим гордо на плечо.
Пусть в полях гранаты отгремели, Пусть устал израненный боец, Он пока что не дошел до цели — Это только отдых, не конец.
День придет, и в пропотевшей блузе Он пойдет с отрядами в поход За народ, за угнетенный русский Стонущий, страдающий народ.
Не ржавей, мой автомат-дружище, Скоро дни нагрянут горячо, Мы тебя тогда еще отыщем И повесим гордо на плечо.
Степа-Сибиряк Из сборника «Искра»


Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2019Используются технологии uCoz