: Персональный сайт - Грузинский легион(продолжение)
Сайт посвещается воинам РОА Четверг, 19.09.2019, 22:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Block title
Locations of visitors to this page

При развертывании 162-й пехотной дивизии в ее состав вошли два грузинских батальона. III/9 и II/125.

II/198 батальон перед началом операции «Цитадель» был придан 198-й немецкой пехотной дивизии, а после ее начала был введен в состав 3-го танкового корпуса 4-й танковой армии, наступавшей со стороны Белгорода. В сражении под Курском, по словам западногерманского историка И. Хоффмана, грузинские добровольцы отлично проявили себя. По свидетельству командира батальона капитана фон Мюллера, легионеры добросовестно несли патрульную службу, строили позиции под сильным артогнем противника. Батальон охранял от нападений партизан коммуникации в тылу 4-й танковой армии. После начала советского наступления грузинские легионеры защищали подступы к Харькову под Казачьей Лопанью.

Удар по грузинским воинским формированиям на Восточном фронте был нанесен приказом Генерального штаба о переброске всех добровольческих частей во Францию.

Грузинский командир легиона полковник Ш. Маглакелидзе в своих воспоминаниях писал, что в некоторых батальонах личный состав продемонстрировал неповиновение.

После переговоров напряжение было снято, но Маглакелидзе был отстранен от командования легионом и переведен на службу в немецкие части в Прибалтику.

II/198 батальон был переброшен с Украины в Северную Италию и передан в состав 2-го танкового корпуса СС. Вместе с ним батальонцы воевали против партизан в районе Джунео, Домодосолле и Брешии.

Сформированное на Украине 29 апреля 1942 года объединение Кавказских военно-строительных рот военнопленных имело в своем составе четыре грузинских роты с немецким командным составом. Для обслуживания нужд Восточного фронта были созданы также 30 грузинских транспортных колонн.

Кроме этих подразделений, СС располагало кавалерийским грузинским эскадроном. Грузины также находились в рядах «Восточно-туркестанского» полка СС Майер-Мадера.

Грузинское подразделение (40 человек) из числа бывших легионеров служило в Украинской Повстанческой Армии (УПА) и, судя по воспоминаниям партизанского командира А.Ф. Федорова, перешло к советским партизанам.

В конце 1943 года 797-й батальон был переброшен во Францию (район Лиона) и впоследствии разоружен немцами как ненадежный, 822-й батальон располагался до февраля 1945 года в Зандвурте (Дания) и один батальон. в Греции. 795-й батальон стойко оборонял Шербур от войск англо-американской коалиции, 798-й был блокирован в Сен-Назере, 823-й. на Нормандских островах.

К 1944 году грузинская боевая группа (полк), сформированный после объединения батальонов, под командованием штандартенфюрера СС князя П. Цулукидзе, располагался в Северной Италии. В планы немецкого командования входило объединение грузин с Северокавказским полком СС Кучука Улагая для последующего развертывания в Горскую Кавказскую дивизию под командованием генерал-майора белоэмигранта Лазаря Бичерахова.

Во время боев в провинции Вальдосолла 80 грузин примкнули к гарибальдийской партизанской бригаде, еще 5 чело535 век присоединились к ним позднее. Еще 36 грузин перешли к партизанам, когда гарибальдийцы атаковали немецкую автоколонну, в грузовиках которой сидели грузины. В тот же день это пополнение, не снимая немецкой формы, вступило в бой против немцев. В сражении за город Гравеллона грузины шли в авангарде наступающих.

Зимой 1944.1945 гг. на полигоне в Нойхаммере было создано 12-е Кавказское истребительно-противотанковое подразделение, куда вошли наиболее боеспособные кадры грузинских батальонов. Соединение вело боевые действия на Одере и принимало участие в уличных боях в Берлине.

О трагической судьбе 822-го грузинского батальона сообщалось голландской газете «Свободный Народ». 800 грузин были переброшены немцами с материка на остров Тексель для отдыха и несения охранной службы. В планах немецкого командования была переброска этого отряда в Хельдерскую провинцию для ведения боевых действий против английских войск.

Грузины установили связи с голландским подпольем, а 6 апреля 1945 года началось восстание. Заговорщики предварительно договорились с командиром береговой артиллерийской батареи о том, что восстание будет поддержано огнем, однако в последний момент командир артиллеристов сбежал в Англию на шлюпке. Штаб восставших во главе с капитаном Шалвой Ломадзе располагался в бункерах близ железнодорожной станции Денбрих, но вскоре был вынужден отступить в осушенные болота Аерландского района под огнем танков противника, и укрепился в здании морского маяка. Соотношение сил было четыре к одному в пользу немцев. Подполье оказывало лишь моральную помощь, уповая на англичан. Некоторые местные жители укрывали раненных, за что впоследствии немцами было расстреляно 100 человек. Однако большая часть местного населения жила при оккупантах припеваючи, не ведая поборов и обысков, поэтому обыватели осуждали восставших, ведь при подавлении их выступления обстреливались дома и фермы.

После подавления восстания из 800 грузин в живых осталось 235 человек, все раненые и больные были добиты.

Немецкая разведка продолжала использовать добровольцев грузинской национальности для проведения своих операций в советском тылу.

27 сентября 1942 года в Телавском районе Грузии был арестован немецкий агент, эмигрант Чиракадзе Г.С., заброшенный вместе с группой агентов с заданием установить связь с бывшими членами антисоветских политических партий Грузии и при их помощи попытаться организовать вооруженное восстание и диверсии на коммуникациях, вести сбор военно-разведывательных сведений. 9 июля 1944 года на территорию двух районов Грузинской ССР была выброшена группа грузин-диверсантов (позывной «Вера-1»), прошедших спецподготовку в «Предприятии. Цеппелин.». Руководил заброской грузинских групп начальник «Цеппелина» Х. Грейфе.

В качестве первоочередных задач было оседание в районе Тбилиси и развертывание работы по привлечению на свою сторону националистически настроенных граждан. Еще в Германии члены группы получили от своих эмигрантов адрес известного в Тбилиси профессора медицины, не зная о том, что его квартира находится под постоянным наблюдением НКВД. При задержании один диверсант погиб, остальные были схвачены. Радиоигра позволила вызвать из Германии немецко-грузинскую агентуру.

Вторая группа диверсантов (позывной «Вера-2») насчитывала шесть человек. От эмигрантов Картвелишвили и Вачнадзе они имели адреса людей, на помощь которых, по мнению эмигрантов, можно было надеяться, в том числе бывшего участника Белого Движения Чолокаева. У группы было изъято стрелковое оружие, радиостанция, 700 тысяч советских денег, инструкции.

Вызванная третья группа диверсантов из 4 человек также была арестована. При ней находились 12 автоматов, 9 винтовок, 14 пистолетов, 30 гранат, 780 тысяч рублей, рация. Группа имела заданием организацию проверки работы предыдущих групп, и в случае выявления их работы под контролем НКВД получила санкцию на самостоятельную антисоветскую работу. Радиоигра продолжалась еще некоторое время и была свернута из-за изменения обстановки на фронте.

В мае 1943 года в курортном местечке Симеиз (Крым) была организована разведывательно-диверсионная школа Абвера. Основной задачей органа была подготовка разведчиков537 диверсантов для ведения подрывной работе на Кавказе. В школе было создано три специализированных отделения, одно из которых. морское. состояло из агентов-грузин.

Во второй половине сентября 1943 года морская группа прибыла в город Подгорица (Югославия), где принимала участие в антипартизанских операциях. В мае 1944 года диверсанты выехали во Францию, где влились в состав грузинского ост-батальона. В августе того же года батальон был разоружен немцами в районе города Кастр и в конце месяца пленен французскими партизанами.

Стоит упомянуть и о том, как представители грузинской эмиграции относились к власовскому движению. Во время организационных мероприятий, проводившихся штабом генерала Власова по созыву первого съезда Комитета по Освобождению Народов России, в штаб-квартиру Власова без приглашения явился М.М. Кедия в сопровождении двух эсэсовцев. Полковник Кромиади встретил гостей и предложил им расположиться в гостиной. Гости продолжали стоять.

Вошел Власов, предложил гостям присесть, сам направился к креслу. Гости продолжали стоять. Не думая о гостях ничего дурного, генерал еще раз предложил им сесть, на что Кедия вдруг заявил:. Генерал, очевидно, вы собрались прочесть нам лекцию, но лекцию и я могу прочесть.

Недоумевая от такого выпада, Власов ответил:. Никакой лекции я читать не собираюсь, но раз приехали ко мне, полагаю, что хотите со мною поговорить.

Далее Кедия заявил, что прибыл сюда по настоянию своих друзей-эсэсовцев:. Но раз приехал, считаю нужным заявить, что вы стараетесь свалить Сталина и занять его место сами, а для нас ни Сталин, ни вы неприемлемы.

После такого заявления Власов сказал:. Я думаю, что нам с вами не о чем говорить.

Кедия ответил, что думает так же, и троица удалилась.

Впоследствии полковник Кромиади, присутствовавший при этом разговоре, сообщил его содержание другим представителям грузинской эмиграции. После изложения разговора, грузины просили передать Власову, что поддерживают его начинание и войдут в состав КОНР, но, в силу обстоятельств, временно будут в стороне. Впоследствии от грузинских эмигрантов в состав Комитета вошел в личном порядке только генерал Ш. Маглакелидзе.

После окончания боевых действий в Европе судьба грузин находилась целиком в руках союзников. Военнослужащие 162-й дивизии Хайгендорфа осели в провинции Карния, успев обзавестись хозяйством и семьями. Н.Д. Толстой сообщает, что князь Ираклий Багратион явился в английское посольство и заявил, что сто тысяч (!) грузин сдадутся в плен английским войскам, если их после этого не выдадут СССР.

Министерство иностранных дел Великобритании дало посольству указание не отвечать на это предложение. Некоторые грузины присоединились к Казачьему Стану и отправились с ним в последний поход в Австрию, откуда были репатриированы в СССР. Лишь немногим посчастливилось бежать и затеряться в перепаханной войной Европе.

Батальон (полк) «Горец» и северокавказские формирования Вермахта Наряду с национальными спецподразделениями Абвера в боевых действиях немецких войск участвовало специальное подразделение (батальон/полк) «Бергманн». «Горец», сформированное по инициативе шефа военной разведки адмирала Канариса.

Батальон был создан в октябре 1941 года в лагере «Штранс», в 5 км от г. Нойхаммера отделом «Абвер-2» Управления «Абвер-заграница». Немецким командиром батальона до июня 1943 года был профессор Теодор Оберлендер, впоследствии член правительства ФРГ, его заместителем. обер-лейтенант фон Кутченбах, эмигрант из Грузии. В батальоне также служил лейтенант фон Крейссенштайн.

Батальон насчитывал 1500 человек, разделенных на пять рот.

Национальный состав «Горца» был смешанным. Так, в состав 1-й роты входили грузины и немцы, 2-й. уроженцы Северного Кавказа, 3-й. немцы и азербайджанцы, 4-й. грузины и армяне, 5-й штабной. примерно 30 человек из белоэмиг539 рантов всех национальностей, командный состав. немцы. В состав спецподразделения вошла группа грузинских эмигрантов из числа сотрудников Абвера, действовавших под кодовым наименованием «Тамара-2», под руководством А.М. Циклаури, которого впоследствии сменил на этой должности Г. Габлиани. Немецкий состав перешел в батальон из 1-й, 2-й, 3-й горно-стрелковых дивизий германской армии. Непосредственно при штабе батальона был взвод подрывников и группы специального назначения.

Униформа «Горца» была стандартной немецкой тропической или обычной полевой. По фотографиям тех лет можно сделать вывод, что офицерский состав батальона носил знаки различия, разработанные для восточных частей, а также нерегламентированное уставами миниатюрное эмалевое изображение кавказского кинжала на отворотах горных кепи или на петлицах.

По приглашению адмирала Канариса на смотр батальона в Нойхаммере прибыли представители японской военной миссии для получения необходимого им опыта по созданию инонациональных частей японской армии.

В конце августа 1942 года (по информации МГБ СССР. в июле 1942) батальон в немецкой тропической форме был переброшен из Нойхаммера в Россию, оттуда уже в форме горнострелкового подразделения на Кавказ. При переброске личный состав батальона выдавал себя за басков. Переброска батальона осуществлялась автобусами по линии Варшава. Минск. Харьков. Сталино (с двухдневной остановкой на отдых). Таганрог (остановка на 8 дней). Ростов. Пятигорск. Моздок, куда «Бергманн» прибыл 10 сентября и занял оборону в районе р. Терек, ст. Ищерская и высоты 116. До прибытия в Моздок, в Таганроге подразделения были распределены следующим образом: 1-я и 3-я роты были приданы 23-й танковой дивизии и действовали в районе Моздока; 2-я рота. 13-й танковой дивизии в районе Майкопа; 4-я рота оперировала в районе горы Эльбрус; перед 5-й ротой была поставлена задача захватить Военно-Грузинскую дорогу.

Кавалеристы действовали в районе реки Боксан. Из состава 2-й и 4-й рот были намечены кандидатуры для назначения бургомистрами и старостами в оккупированных районах Северного Кавказа.

Подразделения «Горца» перебрасывали в тыл советских войск диверсионные группы для разрушения коммуникаций и создания паники. Все роты вели активную добычу «языков», разбрасывали листовки за линией фронта, вели радиопередачи с призывом переходить к немцам. Перебежчиков после обработки перебрасывали обратно в тыл советских войск с заданиями склонять советских военнослужащих к переходу на сторону немцев. Командиры рот батальона производили вербовку агентов из антисоветски настроенных местных жителей.

Начальник штаба группы армий «А» генерал-лейтенант Грейфенберг в своем докладе, отмечая заслуги ряда восточных национальных подразделений и батальона «Бергманн», сообщал, что действовали они в лесистой местности, порой самостоятельно и успешно вели боевые действия против партизан.

Штаб батальона осенью 1942 года размещался в Пятигорске, затем в Нальчике при штабе 1-й танковой армии генерала Клейста. В сентябре 1942 года при штабе «Горца» в Нальчике была создана запасная рота, впоследствии развернутая в батальон, укомплектованный военнопленными, завербованными в Моздокском и других лагерях Северного Кавказа. Личный состав запасного батальона пополнял основные подразделения «Горца». Осенью и зимой 1942.1943 гг. батальон проводил антипартизанские операции в районе Моздока, Нальчика и Минеральных Вод. В сентябре 1942 года на территории Кабардино-Балкарии при батальоне был сформирован кавалерийский дивизион из трех эскадронов. кабардинского, балкарского и русского (по 200 человек в каждом), под командованием Касыма Бештокова. Эта боевая единица содействовала отступлению «Горца» до Тамани, после чего оба подразделения были объединены в полк.

При отступлении немецких войск с Северного Кавказа все подразделения батальона через Краснодар, Славянскую и Керчь перебрались в Крым и разместились в деревне Коккозы.

В апреле 1943 года батальон был переформирован в полк, весь личный состав распределен по национальному признаку в три батальона четырехротного состава.

В Крыму батальоны использовались для проведения карательных операций против партизан, для охраны побережья в районе Балаклавы и западнее Евпатории, а также железной дороги Симферополь. Севастополь.

В конце 1943 года полк «Бергманн» был переименован в полк «Альпинист», командный состав его заменен офицерами, прибывшими с Таманского полуострова.

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2019Используются технологии uCoz