: Персональный сайт - ОТ ЛОКТЯ ДО ПРАГИ. КАМИНЦЫ-ВЛАСОВЦЫ(продолжение2)
Сайт посвещается воинам РОА Понедельник, 20.05.2019, 09:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Block title
Locations of visitors to this page

в Комаричах врачебная комиссия по призыву ново-

бранцев, состоящая из подпольщиков, выбраковывала

негодных  к  службе   призывников.   С   ее  помощью

0 человек получили «белые билеты».

И Севском уезде в 1943 году были сорваны мобили-

занные мероприятия, направленные на формиро-

вание 9—11 батальонов бригады РОНА, вследствие че~

го было арестовано все руководство уезда и 25 человек

растреляно, в том числе бургомистр и начальник по-

лиции г. Севска.

II мае 1942 года за связь с партизанами навлинской "in иней был арестован капитан Фролов и завербован [едователем Н. Грековым. С его помощью была ликвидирована подпольная ячейка в 3-м полку бригады.

Попытку создания  подполья предпринял  началь­ник штаба гвардейского батальона бригады старший тенант Бабич. Во время вербовки новых членов он Вы 'I выдан, а при попытке побега к партизанам тяжело рвнен   и   захвачен   начальником   военной   коллегии Ирацюком.   Большинство  завербованных  Бабичем (Йцов были посажены в тюрьму, некоторые бежали в |ВС к партизанам.

На допросе в окружном отделе юстиции боец бригады РОНА Хомяков дал показания об обстоятельст-1мч ухода в лес:

в Наша 3-я рота 4-го батальона 2-го полка РОНА была/ расположена в Игрицком. 1 августа ночью командир роты Фомченков отдал нам приказание собираться и Строиться. Повел нас в лес, и нас встретили 40 человек партизан, окружили нас и приказали: кто не хочет быть у партизан, отходить в сторону и направили пуле­меты в ту сторону, куда приказали выходить. Мы ни-Kтo не вышел, так как боялись, что нас постреляют. Пас тогда повели в партизанский лагерь. Прошли мы всю печь и утром пришли в отряд. Партизан в этом отряде было очень много. Этот отряд называется «Советские патриоты».  Командир отряда    Носов.   Комиссара не

знаю. Артиллерии в отряде нет. Побыв день в лагере, нас направили в с. Требиково за картошкой, но из слободы Пригородной обстреляли немцы, и мы вернулись. Командир разведки Бычков Николай игрицкий, по нашей просьбе направил нас троих: меня, Сафронова Петра и Гурова Петра в разведку в Лубошево с заданием разведать силы и какие части стоят в Лубошево и, если удастся, совер­шить покушение на Каминского, для этой цели нам дали автоматы ППШ и одну беззвучную винтовку-полуавто­мат, две английские мины. Мы пошли в Лубошево и потом пришли домой в Загрядское к начальнику полиции Горшко­ву, отдали все вооружение и пошли в Добрик в свой полк. Явились к майору Тарасову и по его распоряжению были направлены в Локоть в окружную тюрьму. Из моих род­ственников нет никого в партизанах.

Показания с моих слов записаны правильно, мне про­читаны. В чем и расписуюсь».

В июле 1943 года началось наступление советских войск на Курском направлении, и в начале августа Каминский отдал приказ об эвакуации бригады и гра­жданского населения в район города Лепель Витеб­ской области. Свыше 30 тысяч человек с домашним скотом, танками и автомобилями выехали в теплуш­ках в Белоруссию.

Бригада и ее обоз к концу 1943 года были перевезе­ны в Белоруссию и размещены на территории не­скольких районов Витебской области для охраны тыла 3-й немецкой танковой армии. Сложнейшая опера­тивная обстановка была вызвана тем, что в тылу у немцев действовали хорошо вооруженные и снабжае­мые всем по воздуху партизанские отряды. Боевые столкновения начались «с колес», при этом один ба­тальон бригады был разгромлен превосходящими пар­тизанскими силами. Несмотря на такое начало, каминцам удалось очистить от партизан дорогу на Ле­пель, который и стал на время их «столицей». Предпринимались попытки восстановить ход жизни,


 


аналогичный локотскому, но из этого почти ничего не получилось — отсутствовала поддержка населения. Дли местного населения каминцы были чужаками. Терпеть такое положение Каминский не стал, и брига­да была переведена в Дятловский район, а семьи оста­лись в Лепеле.

Город Дятлово бригаде пришлось брать с боем у со­йотских партизан. Помимо них в округе действовали поляки из Армии Крайовой. Немецкая администрация покинула город, передав его Каминскому. Последний организовал здесь большую тюрьму и следственное управление. Начались аресты сотрудников предыду­щей администрации и пытки. Пытками каминцы пы­тались выбить из заключенных золото в обмен на сво­боду.

Под Витебском переходы на сторону партизан под Влиянием общей обстановки продолжились. Под клиянием советской пропаганды и других обстоя­тельств ряд офицеров бригады — командир 2-го полка майор Тарасов, командир артдивизиона капитан Ма­лахов, командир батальона Москвичев и командир ро­ты Провоторов начали подготовку к переходу своих подразделений к партизанам.

15 сентября 1943 года рота капитана Провоторова в полном составе с лошадьми и вооружением перешла к партизанам. Майор Тарасов одновременно с перехо­дом рассчитывал уничтожить немецкий гарнизон в г. Сенно. Благодаря утечке информации об этих пла­нах стало известно командованию 3-й танковой ар­мии, которое в свою очередь запросило подкреплений ОТ вышестоящих инстанций.

Потребовав у немцев самолет, Каминский сам 23 сентября вылетел к мятежникам. При появлении Каминского в штабе полка многие офицеры поспеши­ли засвидетельствовать комбригу свою лояльность, объяснив намерение наличием ложной информации о состоявшемся переходе самого Каминского на сторо-ну партизан. Повесив Тарасова и еще 8 зачинщиков, Каминский успокоил штаб 3-й танковой армии. На следующую ночь из артдивизиона в лес ушли 27 сол­дат во главе с капитаном Малаховым и 126 военнослу­жащих 2-го полка. 25 сентября из бронедивизиона бригады в лес перебежало более 30 человек.

По свидетельству Центрального Штаба Партизан­ского движения к партизанам перешли 500 человек, из которых 350 сбежали по пути в Лепель, а 150 — уже по прибытии.

После переходов бригада была пополнена военно­служащими белорусских полицейских подразделений. К 25 ноября бригада РОНА вновь состояла из пяти полков. В Лепеле разместились штаб бригады, гвар­дейский батальон и 1-й стрелковый полк подполков­ника Галкина, в Сенно — 2-й стрелковый полк майора Павлова, в Чашниках — 3-й стрелковый полк майора Прошина, в Тарасках — 4-й и 5-й стрелковые полки майора Филаткина и подполковника Турлакова. Каж­дый полк был подкреплен бронесилами. Батальоны бригады были размещены по опорным пунктам вокруг городов и поселков лепельского региона. 20—21 нояб­ря силами бригады было отбито нападение партизан на Лепель и Чашники. После неудачи партизанские пропагандисты стали склонять Каминского к перехо­ду, обещая высокие посты в Красной Армии и приво­дя ему в пример поступок командира бригады СС «Дружина» В.В. Гиль-Родионова.

В это время руководство бригады решило вдохнуть второе дыхание в Национал-Социалистическую пар­тию, переименовав ее в Национал-Социалистическую Трудовую Партию России (НСТПР). Основной целью партии были объявлены «беспощадная борьба с совет­ской властью и установление нового строя в России».

Уже после войны эмигрантская общественность благодаря прессе и мемуарам солидаристов уверовала в то, что огромное влияние на каминцев и их «батьку»


Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2019Используются технологии uCoz