: Персональный сайт - БЕЛАЯ ЭМИГРАЦИЯ В РУССКОМ ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ДВИЖЕНИИ(продолжение6)
Сайт посвещается воинам РОА Четверг, 19.09.2019, 22:26
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Block title
Locations of visitors to this page

Когда мы ехали на фронт, из нашего вагона дезертировали 4 солдата, а из всего поезда сбежало около 100 человек".
Помимо европейских добровольческих частей СС представители русской белой эмиграции служили в полицейских, фронтовых и инженерных батальонах прибалтийских стран.
Существовавшие в Третьем рейхе военизированные организации НСКК (National-Socialistische Kraft Korps, NSKK), "Организация Тодта" (ОТ) и легион "Шпеер" также имели в своем составе русских служащих. Целью этих организаций во время войны было транспортное и иное вспомогательное обеспечение нужд Восточного фронта, профессиональное обучение личного состава транспортных подразделений армии. Располагая большим количеством учебных частей, воен-ных полигонов и центров подготовки, сами они вскоре стали нуждаться в подготовленных кадрах инструкторов и техперсонала. С 22 июня 1942 года из русских эмигрантов, живших во Франции, и бывших советских военнопленных в легионе "Шпеер" были созданы батальоны и роты, которые вскоре были переданы в распоряжение территориального корпуса ОТ "Запад", обеспечивающего нужды германо-советского фронта. Вербовкой эмигрантов во Франции занимался бывший командир лейб-гвардии Казачьего полка генерал-майор В.А. Дьяков.
В 1943 году два таких батальона (по семь рот в каждом) были переведены в НСКК, получив наименование "Транспортштаффельн 67-69". Первоначально все иностранные служащие НСКК носили черную униформу корпуса, в 1942 году она была заменена на серо-голубые блузы со стандартными знаками различия. На'левом рукаве вместо орла располагались щитообразные нашивки, повторяющие цвета национальных флагов стран, гражданами которых являлись его служащие. "Legion Speer West" объединял в себе при-
 
Белая эмиграция в Русском освободительном движении
балтийских, русских, украинских служащих. Пять вербовочных пунктов легиона организовали у себя по запасному батальону, в Киеве легион имел полк, в котором иностранцы служили механиками и водителями но краткосрочным контрактам.
Помимо вышеупомянутых организаций восточные подразделения имела в своем составе "Рабочая служба Рейха" (RAD).
В индивидуальном порядке русские белоэмигранты служили в рядах различных добровольческих формирований Вермахта и СС.
По информации американского исследователя восточного коллаборационизма Антонио Муньеса, в годы Войны в составе войск СС служило более 150 тысяч граждан СССР, из них 50 тысяч русских, в свою очередь 35 тысяч из них были казаками.
ПЕСНЬ 5-ГО ПОЛКА РУССКОГО КОРПУСА
Брани крепла стихия,
Призывала Россия
Тех, в ком голос любви не умолк,
По балканской дороге
К битв растущей тревоге
На призыв шел Рогожина полк.
Вырвать честь и свободу
Обещал он народу
Из коварных коммуны когтей,
В этом сердца стремленье,
В этом долга веленье,
И клялись в этом жизнью своей.
Без душевных сомнений Под раскаты сражений Полк вступил в боевые дела. И с тех пор по вершинам, По ущельям, долинам Его гордая слава прошла.
 
Полк снежили метели, А шинели не грели, Обожженные жаром костров, Мучил голод зловещий, И смыкалися клещи Вокруг тающих наших рядов.
Травник, Хуч, Бусовачу,
Где позорную сдачу
Ждал от нас многочисленный тать,
Нашей кровью поили,
Но врага научили
Белой армии дух уважать.
По балканской дороге
После бранной тревоги
Шел Рогожина доблестный полк,
Шел с спокойной душою,
Шел волной за волною
С яркой верой в исполненный долг.
А. Навроцкий
БЕЛОЭМИГРАНТЫ ВО ВЛАСОВСКОЙ АРМИИ
Создание генералом А.А. Власовым Вооруженных Сил Комитета по освобождению народов России на-толкнулось на значительные препятствия, одним из которых было отсутствие доверия к русским бело-эмигрантам, служившим в добровольческих частях и военно-оккупационной администрации. Исключением были лишь те, что с 1941 года вопреки немецким "установкам" на свой страх и риск поступали на служ-бу в русские воинские единицы. К ним можно отнести участников формирования Русской Национальной Народной Армии (РННА), военнослужащих восточ-ных батальонов, полков и охранных частей. Сов-местная фронтовая и охранная служба стерла границы между вчерашними русскими парижанами и комсо-мольцами. Границы между эмигрантами и бывшими
 
"подсоветскими" были стерты на уровне среднего и младшего комсоставов. Генералам и полковникам царского и советского производств сложнее было найти общий язык, т.к. сказывалась взаимная неприязнь, кызванная объективными обстоятельствами - Гражданской войной, где воевали друг против друга, различным мировоззрением, отношением к различным идеологическим учениям, уровнем образования и культуры.
Русская белая эмиграция к началу боевых действий на Восточном фронте обладала значительным по численности и качеству кадром, имевшим высшее военное образование и богатый опыт ведения боевых действий в составе различных Вооруженных сил ряда государств.
Низовой уровень советских командиров уровня "взвод - батальон" по своим знаниям и навыкам значительно уступал не только противостоящим им сверстникам из немецких Вооруженных сил, но и выпускником различных эмигрантских военно-учебных кур-сои. Особое значение в довоенной РККА имели различные институты контролеров и политкомисса-ров, чья пустопорожняя деятельность только отвлекали личный состав от повышения уровня боевой подготовки. Доходило до абсурда, когда вместо изучения основ боевого взаимодействия подразделений на поле Воя их личный состав слушал длинные комиссарские измышления о грядущей войне, где и воевать-то тол-ком не придется, т.к. "при переходе границы совет-скими частями в глубоком тылу враждебных госу-дарств вспыхнут восстания рабочих".
Наличие опытных командных кадров Белой эмиграции было дезавуировано работой немецких инстанций, запрещавших белоэмигрантам принимать участие В войне на Востоке. Немцы видели в их лице опасность восстановления национальной России, враждебной немецкому завоевательскому духу. Задачей немецких спецслужб были недопущение и нейтрализацияэмигрантов, желавших сделать все возможное для освобождения своей страны от большевизма. Действия СД и различных чиновничьих инстанций были направлены не только и не столько на то, чтобы "не допускать", но и на того, чтобы "разделять и властвовать". Используя свою агентуру влияния, эмигрантам вбивали в голову мысль о полной несовместимости "советских и русских", о якобы выведенном Сталиным особом типе "подсоветского человека". Вся эта белиберда базировалась на розенберговском учении о "недочеловеке" (унтерменше). Такая пропаганда играла на руку и советской стороне, также кровно заинтересованной в отсутствии опытных белоэмигрантских кадров на Восточном фронте и оккупированных территориях.
С подачи того же А. Розенберга руководитель УДРЭ генерал В. Бискупский издал приказ, запрещавший русским белоэмигрантам любое участие во власовском движении, квалифицируя его как "подозрительное по симпатиям к демократии",
Следует отметить, что все измышления и указания гитлеровского руководства о недопущении эмигрантов к борьбе на Восточном фронте попросту игнорировались инстанциями на местах. Армейские структуры, органы Абвера и СД активно использовали белоэмигрантов в своих целях.
Несмотря на все препятствия, русские эмигранты по мере своих сил и возможностей приняли активное участие в антисоветской борьбе. Основной боевой частью русских эмигрантов был Русский Корпус, по сути своей являвшийся самой многочисленной, боеспособной и качественной военной единицей русских коллаборационистов. Помимо РК определенное КОЛИчество белоэмигрантов служило во фронтовых и тыловых частях Абвера и СД. Особенно здесь следует выделить "армию агентов" под руководством бывшего офицера Русской Императорской и Белой армий гене-
 
Белая эмиграция в Русском освободительном движении
MM Б.А. Хольмстона-Смыслове кого. По инициативе
ело эмигрантов был также создан батальон "Варяг". Мосле объявления о создании ВС КОНР многие
Мигранты, считавшие себя в силах оказать помощь
урождающейся русской национальной армии (как им
казалось!), предложили свои услуги немцам и самому
Власову. Власовский ближний круг от встречи "белогвардейцев" с распростертыми объятиями уклонялся.
'качывалось непреодолимое  идеологическое разно-
Насие между красными и белыми. Поработали в этом Направлении и немцы. Весной 1943 года ближайший соратник А.А. Власова генерал-майор А.Ф. Малышкин !заявил во всеуслышание: "Белое движение не несло прогрессивных начал для русского народа...  Чаще всего
это выло движение, направленное к реставрации старой, дворянской, помещичьей России... Тот, кто думает
о реставрации отживших государственных форм, - точу снами не по пути. Наше движение - движение прогрессивное".
Сам А.А. Власов говорил белоэмигрантам: "Во время Гражданской войны мы воевали друг против друга, но тогда каждый из нас защищал свою правду, как он ее понимал, В результате вы войну проиграли и вынуждены были покинуть Родину, а мы хотя ее и выиграли, но очутились в положении не лучше вашего. Коммунисты об-манули нас и, захватив власть, утвердили над нами невыносимую диктатуру. Иначе говоря, и белые, и красные Одинаково Гражданскую войну проиграли. Давайте 'забудем прошлые обиды и, как братья, как дети одной матери, пойдем освобождать наш народ от постигшего его несчастья... Поймите меня правильно, история вспять не идет. Не за реставрацию и возвращение старых порядков мы идем, мы боремся за народные права, завое-ванные Февральской революцией и отнятые коммунистами в октябре..."
Некоторые белогвардейцы сами не доверяли влаСовцам и их предводителю, видя в них бонапартиков, желавших занять место Сталина. В качестве примера
можно привести уже упоминавшегося георгиевского кавалера И.К. Соломоновского, возглавлявшего отдел Щ Восточного запасного полка "Центр". В январе 1943 года при посещении полка Власовым Соломоновский понял что власовцам с белоэмигрантами не по пути и в любом случае они будут удалены из РОА. Последовавшая беседа привела к скандалу. Впоследствии Соломоновский с частью своих подчиненных отказался от вступления в РОА, отдав предпочтение службе в Вермахте. Несмотря на такое положение, позднее по приказу своего немецкого руководства Соломоновский и его люди были внедрены в ВС КОНР и доносили о настроениях, царящих внутри власовского воинства.
С другой стороны, желавших служить в национальной армии эмигрантов не смущало красное прошлое главкома. Так, эмигрантская молодежь из Русского Корпуса стремилась к объединению с РОА. Еще до создания ВС КОНР в ряды власовских воинов изъявили желание вступить русские белоэмигранты из Болгарии, члены объединения Марковского полка. В Дабендорфе служил также бывший офицер-марковец полковник АД. Архипов. Ряд административных и ко-мандных должностей в школе пропагандистов также занимали эмигранты.
Определенный прорыв в отношениях с эмиграцией произвело выступление В.Ф. Малышкина перед па-рижской русской общественностью. В середине июля 1943 года генерал Малышкин прибыл в Париж, где была организована встреча с известным русским военным теоретиком, генерал-лейтенантом Генерального штаба Н.Н. Головиным. Сам Головин не скрывал своих симпатий к власовцам и незадолго до своей смерти разработал Устав внутренней службы РОА.
24 июля Малышкин выступил перед русскими эмигрантами в зале Ваграм при массовом стечении публики (собрались почти 4 тысячи слушателей). Речь генерала-власовца неоднократно прерывалась бурными -
 
аплодисментами. В конце эмоциональной речи докладчик сообщил, что о будущем России после ее освобождения от большевиков говорить преждевре-менно. Речь В.Ф. Малышкина произвела на белоэмиг-рантов в целом благостное впечатление. Полковник ( .Л. Мацылев в своем письме полковнику А.С. Шторху сообщал: "Впечатление от этой речи в русских кругах большое, и в основных положениях с ней нельзя не согласиться. Особенно мне понравился ее тон, независимый, без всякого "припадания" к стопам... Как мне изестно из разных источников, речь эта не весьма понравилась здешним властям предержащим". После визита власовского генерала в Париж и успеха его вы-ступления нацисты негласно запретили руководителям власовского движения публичные выступления. После публикации этой речи на страницах газеты ?Парижский вестник" своего поста лишился главный редактор полковник Генерального штаба П.Н. Богданович
Впечатление эмигрантской общественности от речи Малышкина вскоре было стерто истинным нежеланием немцев организовать национальную армию и привлечь для этого эмигрантов. Приободрились они лишь после создания КОНР и провозглашения Пражского манифеста от 14 ноября 1944 года. В состав Комитета ими иведен генерал-майор А.В. Туркул.
Начальник германского отдела Русского Общевоинского Союза А.А. фон Лампе в очередной раз подготовил обращение к членам союза, в котором пришел их влиться в ряды освободительного движения:
"Офицеры и солдаты Белой армии, вас, много лет тому назад всей душой влившихся в борьбу против большевиков, зовем мы в свои ряды. Пусть не будет ни белых ни красных и в Россию вернутся только верные ей русские люди!" Воззвание по замыслу его автора должен был подписать А.А. Власов. Такое революционное и примиренческое воззвание осталось не замеченным
главкомом
Генерал фон Лампе был зачислен в Вооруженные силы КОНР в чине генерал-майора резерва. По воспоминаниям современников, к своему новому статусу генерал относился весьма трепетно.
На службу был также принят один из бывших руко-водителей Северо-Западной Добровольческой армии генерал-майор Б.С. Пермикин. Ему пришлось столк-нуться в Офицерской школе с враждебным отношением бывших "подсоветских" кадров, следствием чего стал его переход в группу Туркула.
Кроме них в ряды ВС КОНР были приняты сле-дующие участники Белого движения:
-    профессор,   военный  топограф,   генерал-майор
И.С. Свищов (преподаватель топографии в Офицер
ской школе);
-    генерал-майор М.А. Моисеев;
-    полковник-марковец  Н.А.  Шоколи  (начальник
отдела кадров Вспомогательных войск ВС КОНР);
-    капитан-Марковец, бывший кутеповский боевик
Виктор Ларионов (Управление безопасности КОНР);
-    полковник Г.В. Сакс  (начальник отделения по
устройству   тыла   отдела   материально-технического
снабжения штаба ВС КОНР);
-    майор B.C. Григор - командир 1-го  батальона
1-го полка 1-й дивизии ВС КОНР;
-    мичман    (впоследствии    майор    ВС     КОНР)
А.И. Путилин - инспектор по квартирному довольст
вию отдела материально-технического снабжения;
-    полковник  И.К. Сахаров  возглавил  отдельный
русский  противотанковый отряд,  использовавшийся
в боях с советскими войсками на Одере в феврале
1945 года;
-    капитан РОА Г.П. Герсдорф, служил в вышеупо
мянутом отряде, впоследствии возглавил штаб 1604-го
пехотного полка, позднее ставшего 4-м полком 1-й
дивизии ВС КОНР. В эмиграции Герсдорф окончил
Княжеконстантиновский кадетский корпус.
 
?  Помимо   Г.П. Герсдорфа,   многие   воспитанники
Корпуса влились по собственному желанию в ряды
власовской армии. Группа кадет во главе со своим ру-
Водителем генерал-майором А.Г. Поповым влилась
В состав ВВС ВС КОНР и образовала особый взвод
охраны командующего ВВС генерал-майора В.И. Маль-
цева.  Старшие кадеты первоначально несли охрану
Габа ВС КОНР, затем разделились - группа кадет
попала  на  службу  во  2-ю  пехотную  дивизию  ВС
конр, другая - в группировку Туркула.
с ледует заметить, что в ВВС ВС КОНР белоэмигран-
ты принимались более радушно, нежели в сухопутных
власовских   частях.   Такое   положение   критиковалось
правоверными власовцами", но в целом благоприятно
отразилось как на белоэмигрантах, так и на состоянии
власовских летных и обслуживающих частей.
Из Русского Корпуса в состав ВВС ВС КОНР была
переведена группа русских авиаспециалистов. В нее
входили    полковники   Л.И. Байдак,    P.M. Васильев,
с  К  Шебалин.
Полковники Байдак и Шебалин были известными
русскими авиаторами, героями Гражданской войны на
севере России. Оба летали в составе англо-русского
корпуса Славяно-Британского легиона. В эмиграции
служили в югославских ВВС, при этом Байдак коман-
довалавиаполком. В ВВС ВС КОНР полковник Бай-
. был назначен командиром формировавшегося 1-го
авиаполка.
9й отдельный зенитный полк возглавил полковник
м   Васильев. Ему досталось тяжелое наследство -
полк  не имел на вооружении не только полагающего-
артвооружения, но и стрелкового оружия. Ситуа-
цию в полку усугубляло белоэмигрантское сообщест-
во  которое враждовало с бывшими советскими офи-
церами
бывший кадет и чин Русского Корпуса поручик Г Н Сперанский, вступивший в командование 2-й десантнои ротой, быстро акклиматизировался в парашютно-десантном батальоне, и вскоре его рота стала лучшей ротой батальона, готового к развертыванию полк.

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2019Используются технологии uCoz