: Персональный сайт - Во имя Родины. Д. Ковалевский
Сайт посвещается воинам РОА Среда, 26.07.2017, 05:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Block title
Locations of visitors to this page

Во имя Родины
 
     После того, как во время 1-ой Великой войны 1914-18 гг. в России произошла революция, а затем в октябре 1917 г власть была захвачена большевиками, национальные круги России, русское офицерство и казачество начали борьбу ними. Эта борьба, под именем "Белого Движения", сначала во главе с ген. Корниловым, затем ген. Деникиным и, наконец с ген. Врангелем, на юге России продолжалась три года. Не выдержав натиска превосходных сил красных, Русская Армия, не поддержанная союзниками, 1 ноября 1920 года оставила пределы России и ушла в изгнание, т.к. ей грозила не медленная жестокая расправа большевиков.
 
     Армада в 166 судов с 135.000 воинских чинов и гражданских лиц отплыла в Константинополь. В своем последнем приказе ген. Врангель говорил, что с оставлением армией родной земли, борьба не окончилась она лишь приняла новые формы. Эта борьба продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока не падет ненавистная русскому народу власть.

     Принятая под покровительство Франции, армия, через две недели была выгружена в Галлиполи, на Лемносе и в Чаталдже, после чего флот ушел в Бизерту. После длительных хлопот ген. Врангеля, армия в 1921 г была принята на жительство в славянские страны. В Югославию были направлены кавалерийская и кубанская дивизии а в Болгарию - пехота и донские казаки. Одни части поступили на службу в пограничную стражу, другие стали на работы; кадетские корпуса и военные училища возобновили прерванные занятия. Многие молодые люди были командированы для получения высшего образования в Бельгию, Австрию, Германию и Чехословакию, о чем особенно заботился сам Главнокомандующий. Вокруг армии началась консолидация русских национальных сил и развивалась большая национальная работа.
 
     В 1924 году, в соответствии с требованиями жизни, ген. Врангель преобразовал Русскую армию в Русский Обще-Воинский Союз (РОВС), с ним во главе, и отдал приказ о своем подчинении Вел. Князю Николаю Николаевичу. К этому времени армия уже окончательно реорганизовалась. Стали на ноги военные организации, открыты и работали различные курсы для поднятия общего и специального военного образования: Высшие военно-научные курсы ген. Головина в Париже и в Белграде, военно-училищные, унтер-офицерские, артиллерийские, технические по различным отраслям и т.п. Но работой в эмиграции не ограничивалась деятельность генералов Врангеля и Кутепова - большая работа велась и в России. В этой работе проявили мужество и жертвенность русские офицеры и молодежь, своей смертью запечатлевая содеянные ими подвиги.
 
     Годы шли, иностранные государства, в поисках выгод, одно за другим, спешили признать советскую власть. Коронованные особы пожимали руки убийцам своих родственников, а президенты-либералы, демократы, социалисты и дельцы миллионеры распластывались перед диктаторами-террористами, наперебой предлагая им свою помощь и неограниченные кредиты. Советская власть крепла и, при их помощи, ковала цепи для русского народа и оружие для будущей расправы со своими благодетелями.

Единственным активным врагом советской власти оставалось русское зарубежье и против него обращается СССР всеми своими силами.
     Так, не говоря уже о других жертвах - в Болгарии из-за угла был убит ген. Покровский, 25 апреля 1928 г., в полном расцвете сил, умирает ген. Врангель и до сих пор не опровергнуты подозрения, что он был отравлен. Руководство армией переходит в руки ген. Кутепова, - борьба продолжается. Но вот, 26 января 1930 г., в Париже, среди бела дня, похищен ген. Кутепов. Во главе РОВС-а стал ген. Миллер.
 
     9 октября 1934 г., на этот раз уже на международном небосклоне, разразился первый удар грома - в Марселе от руки убийцы пал юго-словенский Король Александр I. За спиной убийцы стояли переплетавшиеся интересы международных темных сил, среди которых не последнее место занимали большевики.
 
     22 сентября 1937 г., в Париже был похищен генерал Миллер. В должность председателя РОВС-а вступил ген. Архангельский. После смерти Короля Александра на Балканах и особенно в Югославии, коммунистическое влияние стало заметно усиливаться и достигло своего апогея, когда в Белграде появилось советское посольство.
 
     В 1939 г. началась 2-я Мировая война и дальше, вплоть до 1941 года, русская военная эмиграция оставалась безучастной и равнодушной. В своем большинстве, монархически настроенная, она никогда не видела в национал социализме образца, могущего быть перенесенным в строительство национальной России, как не видела в начавшейся войне никаких признаков того, что она может способствовать освобождению России. Когда в апреле 1941 г. Германия напала на Югославию, русская эмиграция полностью выполнила свой долг в отношении приютившей ее страны. 

    Русские эмигранты, принявшие югославянское подданство и некоторые, не принявшие, были призваны, а многие и добровольно поступили в войска. Некоторые из них погибли, другие были ранены или попали в плен и были увезены в Германию, чем отчасти и объясняется тот факт, что, когда позже, в Сербии был сформирован Русский Корпус, то в нем чувствовался недостаток людей, именно, призывного возраста.
 
     Начальник IV отдела Русского Обще-Воинского Союза, генерал Барбович, начальник Кубанской казачьей дивизии, генерал Зборовский, командир Гвардейского казачьего дивизиона, полковник Рогожин предоставили себя и возглавляемые ими части в распоряжение югославянского военного командования. Однако, ввиду молниеносного окончания войны, до практического использования этих предложений не дошло.
 
     Вскоре после того, как Германия начала войну против СССР, в разных частях бывшей Югославии и особенно в Сербии, вспыхивают коммунистические восстания, направленные не столько против германского оккупатора, сколько против сербского правительства и местных властей, против всех своих потенциальных неприятелей, для захвата и удержания власти.
 
     Положение русской эмиграции в Сербии стало буквально трагическим: расселенные мелкими группами и в одиночку, никем не защищаемые, эмигранты стали первыми объектами нападений и физического истребления для коммунистов. Только до 1 сентября 1941 г. Представительством Русской Эмиграции в Белграде было зарегистрировано больше 250 убийств коммунистами, как отдельных эмигрантов, так и поголовного уничтожения целых семей с женщинами и малолетними детьми.
 
     В связи с увеличивавшимся экономическим кризисом и безработицей, жизнь русских в сербской провинции стала для них не только опасной, но и просто невозможной; поэтому многие из них, бросая насиженные места и всё свое имущество, стали стремиться в большие города и, главным образом, в Белград, где их жизнь была всё же в относительной безопасности.
 
     Стоявший, в то время, во главе русской эмиграции в Сербии, генерал Скородумов, делал всё возможное для разрешения этой проблемы. Он неоднократно обращался к сербским властям, но сербский административный аппарат был разрушен германской оккупацией и сербы могли только рекомендовать генералу Скородумову обратиться к германскому командованию.
 
     Генерал Скородумов обратился в штаб германского главнокомандующего на Юго-Востоке, но немцы порекомендовали ему отдать приказ о вступлении русских эмигрантов, по месту жительства, сначала в германские воинские части, а лотом - в сербскую жандармерию. И то и другое было совершенно неприемлемо для русских, но всё же эти переговоры дали толчок для дальнейших действий в направлении осуществления давнишней мечты о получении оружия и о начале формирования русской национальной части и о продолжении прерванной борьбы за освобождение Родины.
 
     Все мы были глубоко убеждены, что:
 
1.     всякий лишний день и час властвования советской тирании над русским народом стоит ему мучений и жертв, убивает его душу и ведет к укреплению коммунизма во всем мире;
2. без внешнего толчка русскому народу никогда не удастся сбросить ненавистную ему власть, создавшую еще невиданную систему шпионажа, провокации, сыска и насилия;
3. таким толчком должна послужить война, начатая немцами против СССР. Первые антикоммунистические речи Гитлера и отношение русского народа и красной армии к этой войне, с первых же дней убедили нас в необходимости и своевременности попытки использовать этот шанс для освобождения Родины. Не одни мы были склонны поверить тому, что война объявлена именно коммунизму, а не России. Так напр., Испания, не зависевшая от Гитлера, послала на восточный фронт "Голубую дивизию". Балтийские же государства приветствовали эту войну, предпочитая временную оккупацию немцев вечному игу коммунизма.
4. Ввязавшись в войну на два фронта, Гитлер сделал роковую ошибку, чем дальше будут немцы продвигаться в Россию, тем глубже они завязнут и никогда, ни при каких обстоятельствах, не смогут выйти из созданного ими самими положения без помощи русского народа. Рано или поздно, но неизбежно, им придется обратиться к нему за этой помощью и принять все поставленные им условия, иначе им грозит безусловная гибель. Таким образом, от правильности решения ими "русского вопроса" зависит не только судьба России, но и судьба Германии. Если немцы не сознают этого теперь, то должны будут осознать это в процессе борьбы;
5. мы должны подсказать немцам правильное решение и помочь его осуществлению. Это наш долг. Наш долг быть в эту минуту с русским народом и положить основание созданию российской национальной вооруженной силы.
 
Продолжая переговоры с германским военным командованием о возможности сформирования самостоятельной русской части, генерал Скородумов представил немцам следующие условия, на которых такая часть могла бы быть сформирована:
 
1.     Только один командир Корпуса подчиняется германскому командованию. Все части и отдельные чины Корпуса подчиняются лишь командиру Корпуса, назначенному германским командованием, и начальникам, назначенным русским командиром Корпуса;

2. части Русского Корпуса не могут входить в состав германских частей, они являются совершенно самостоятельными;

3. Русский Корпус одет в старую русскую форму, материал для которой будет дан из старых сербских запасов;

4. чины Корпуса не приносят никакой присяги;

5. когда Корпус закончит формирование и коммунизм в Сербии будет подавлен, германское командование перебросит Корпус на восточный фронт;

6. Русский Корпус не может быть использован ни против какого либо государства, ни против сербских национальных частей генерала Дражи Михайловича.
 
     Через несколько дней генерал Скородумов получил от начальника штаба главнокомандующего на Юго-Востоке, полковника Кевиш письменный приказ о формировании. Это было 12 сентября, в день Св. Бл. Вел. Кн. Александра Невского. В тот же день ген. Скородумов отдал свой приказ о формировании Отдельного Русского Корпуса. Кадром для этого формирования послужили русские офицеры, солдаты и казаки - ветераны Российской Императорской и Белых Армий, состоявшие в разных военных организациях, объединенные одним чувством долга и одним патриотическим порывом. Уйдя в изгнание и прекратив вооруженную борьбу с большевиками 20 лет тому назад, эти люди, исключительно благодаря своим знаниям, способностям, добросовестности и трудоспособности, быстро завоевали доверие и уважение местных властей и населения, создали себе спокойную и обеспеченную жизнь, а многие и солидное общественное положение, но непримиримость их к коммунистическому мировоззрению и режиму была неизменна. Несмотря на свой возраст (среди поступивших в Корпус было несколько человек старше 70 лет) и увечья, эти люди, повинуясь только велению своего долга перед родиной, совершенно сознательно и добровольно, вступали в ряды Корпуса, бросая свои семьи, службу и работу и всё свое имущество. Бывшие офицеры и генералы вступали рядовыми, ничего не требуя для себя, зная на что они идут, понимая, как мало у них шансов на успех, но считая своим моральным долгом не упустить одного, представившегося им для спасения родины. Многие из них читали "Майн Кампф" и отлично знали истинные цели и намерения "Фюрера" в отношении России. Они верили в Россию и ее светлое будущее, не допускали мысли о возможности завоевания России Германией и мирились даже с временной победой Германии, считая большевизм-коммунизм Сталина более опасным. Поэтому, - хоть с чертом, но против врага (1)
 
     Особую жертвенность проявили старые офицеры, принужденные в течение всей службы в Корпусе, из-за недостатка командных должностей, служить, в лучшем случае, унтеро-фицерами. Безропотно тянули они тяжелую лямку рядового бойца, показывая пример исполнения своего патриотического долга. Честь им и слава! Вместе со своими отцами, а иногда и дедами, в Корпус шла и молодежь - б.студенты, кадеты и гимназисты, сплошь и рядом родившиеся заграницей и не видавшие своей родины, но воспитанные в патриотическом духе и горевшие желанием исполнить свой долг. Многие из этой героической молодежи своей жизнью запечатлели свою преданность Родине.
 
     Вскоре в Корпус стали прибывать добровольцы из Венгрии, Болгарии, Греции и одиночки из других стран. Сразу же по окончании формирования, а иногда еще не закончив такового и не успев пройти военного обучения, части Корпуса отправлялись в угрожаемые коммунистами районы, где, в большинстве случаев, при отсутствии средств связи, часто в состоянии полной отрезанности, были разбросаны мелкими гарнизонами и караулами, которые доблестно и самоотверженно несли службу охраны объектов, необходимых не столько для германской армии, сколько для нормальной и мирной жизни населения. К тому же, с первых же дней формирования, стала ясной вся сложность и трудность обстановки и началась глухая борьба с немецкой партийной идеологией и отдельными германскими начальниками из партийцев, которые стремились подчинить себе Русский Корпус и использовать его в своих целях. В первые же дни эта борьба привела к смещению и аресту генерала Скородумова, замене его ген. Штейфоном и подчинению Корпуса германскому хозяйственному управлению в Сербии, во главе которого стоял группенфюрер Нейхаузен, а Русский Корпус был переименован в "Русскую Охранную Группу".
 
     В дальнейшем эта борьба продолжалась в течение всего существования Корпуса, временами обостряясь до степени, когда возникала прямая угроза его существованию. Много силы воли, настойчивости и такта потребовала эта борьба от командира Корпуса, чинов его штаба и командиров строевых частей. Но все части и подразделения Корпуса, невзирая ни на что, продолжали нести свою службу, заслуживая всё 'более лестную оценку германского военного командования, в результате чего, 30 ноября 1942 г., Русская Охранная Группа была снова переименована в "Русский Охранный Корпус", подчинена германскому военному командованию и зачислена в состав Вермахта.
 
     Вскоре в штабе Корпуса были получены сведения, что в ближайшее время Корпус получит пополнение в 12 тысяч человек и будет развернут, но в действительности было получено всего 200 человек военнопленных с русского фронта и было приказано выделить вербовочные комиссии для вербовки добровольцев в Бессарабии и в районе Одессы. Комиссии 'были посланы и блестяще справились со своей задачей:

Корпус получил пополнение около 5000 человек, из которых, на основе кадров, выделенных из трех первых полков, были сформированы 4-й и 5-й полки, а также были укомплектованы до полного состава, уже понесшие большие потери первые три полка. Дальше немцы стали опять чинить препятствия работе вербовочных комиссий и приток пополнений прекратился, хотя на местах еще оставался большой контингент людей, записавшихся в Корпус добровольцами.
 
     К этому времени, в нескольких меморандумах, последовательно поданных штабом Корпуса германскому командованию, разъяснялось и доказывалось, что:

1. ни в каком случае нельзя отожествлять коммунизм и советскую власть с русским народом, который ее не принял и не приемлет, а поэтому и не может нести ответственности за ее преступления;
2. необходимо немедленно же изменить политику в отношении России и русского народа, поставить в человеческие и даже привилегированные условия русских военнопленных, особенно добровольно перешедших чинов Красной Армии, распустить концентрационные лагеря, отменить название "осты" и т. п.
3. немедленно приступить к формированию русской национальной армии, совершенно автономной и имеющей свой самостоятельный участок фронта на Востоке;
4. возможно скорее создать русский представительный и организационный центр, с задачей скорейшего создания русского антикоммунистического правительства на освобожденной территории России.

     Нужно заметить, что все эти доклады встречали полное понимание и сочувствие тех германских начальников, которым они были вручены, особенно из числа побывавших на восточном фронте, до главнокомандующего на Юго-Востоке включительно. Все эти доклады, с соответственно мотивированными заключениями, были представлены по команде и дальше терялись в политической кухне штаба "Фюрера".
 
     Само собою разумеется, что никто не предполагал, что немцы сделают все это из любви к России, но мы были уверены, что другого выхода у них нет и в этом мы не ошиблись, ошиблись мы лишь в том, что германское политическое руководство оказалось еще более упрямым и фанатичным, чем этого можно было ожидать и что решение о предоставлении генералу Власову широких полномочий окажется запоздавшим, но вся история Русского Корпуса, как и история Власовского "Освободительного Движения" показывает, какие колебания и борьба влияний была у немцев в русском вопросе и как близки мы были от осуществления наших идей.
 
     Занятие осенью 1944 г. Болгарии Красной Армией и начало ее наступления в Сербию показало, что Балканы уступлены западными союзниками Сталину и, что продолжение борьбы на этом театре бесцельно, поэтому командиром Корпуса было принято решение о выводе Корпуса на север, о чем было поставлено в известность германское командование, давшее свое согласие на это движение, при условии, что Русский Корпус прикроет всё же отход германских войск из Греции и только после этого покинет порученный ему район, что и было исполнено.
 
     В это же время генерал Штейфон посетил генерала Власова и заявил ему о своей готовности безоговорочно ему подчиниться. К этому времени, командир Корпуса, соответственно требованиям самой жизни, помимо своих прямых обязанностей, стал еще единственным представителем и защитником всей русской эмиграции в Югославии, т.к. постепенно значение всех остальных ее органов было сведено к нулю.
 
     30 апреля 1945 г. скоропостижно скончался командир Корпуса генерал Штейфон и в командование Корпусом вступил командир 5-го полка, полковник Рогожин. При существовавшей во время Второй Мировой Войны обстановке в Югославии, взаимном антагонизме и кровавой вражде между народностями ее населявшими: сербами, хорватами, босанцами, арнаутами, македонцами и др., разжигаемой коммунистической пропагандой, части Русского Корпуса всюду вносили порядок, законность, умиротворение и успокоение, оказывая широкую помощь населению и защищая его жизнь и имущество от покушений со стороны кого бы то ни было. Поэтому население покидаемых частями Корпуса районов всегда высказывало им свою искреннюю благодарность и сожаление, так как, вместе с ними, уходило право, порядок и безопасность.
 
     Особое человеколюбие и активность проявили части 1-го полка, расположенные по р. Дрине, по спасению сербского населения от преследования и уничтожения его хорватскими "усташами" [1].
 
     В течение лета 1942 г. переброшено через р. Дрину и спасено от верной смерти около 10-12 тысяч сербских православных беженцев, гонимых усташами в реку и расстреливаемых. В районе Зворника в 1943 г. спасено свыше 1.500 чел., а 400 раненым оказана медицинская помощь. В июле-августе 1944 г. перевезено через Дрину свыше 1000 сербских детей и размещено в Бане Ковиляче.
 
     Взаимоотношения Русского Корпуса с сербским национальным правительством генерала Недича всегда оставались лояльными и корректными, а командир Корпуса постоянно поддерживал с генералом Недичем лучшие личные отношения.
 
     Русский Корпус в Сербии боролся против Тито и его коммунистических партизан. Только против них, а не против Югославии и сербского народа. Наоборот, - за Югославию, за власть Короля и за югославянский народ он боролся. Давно уже чины Корпуса поняли, что коммунизм стал уже не только русским, но мировым, международным злом и что всё равно где против него бороться: в России ли, в Болгарии, в Испании или в Югославии.

     Нашим естественным союзником была новая сербская национальная добровольческая армия, в составе пяти полков, под командой ген. Мушицкого - "льотичевцы", с которыми до самого конца войны Русский Корпус поддерживал самые добрые отношения. Хорошо одетые, дисциплинированные, прекрасно выправленные, идейные бойцы этих сербских формирований - цвет сербской интеллигенции, производили прекрасное впечатление.
 
     Всем шкурникам из числа русских эмигрантов в Югославии, не поступившим в Корпус, якобы, из чувства "лояльности к приютившему нас народу", эти добровольческие полки, боровшиеся против Тито, могут служить живым укором. Что же? Они тоже шли против своего народа? Части Русского Корпуса никогда не вели никаких неприятельских действий против четников генерала Дражи Михайловича а, наоборот, всегда были готовы оказать им любую помощь и содействие, хотя сам генерал, в первое время, не понимал наших побуждений и избегал сношений с командиром и частями Русского Корпуса. Но, вскоре, и он понял, что нашим общим главным смертельным врагом являются коммунисты во главе с Тито.
 
     Эти четнические отряды воевали то против немцев, то вместе с немцами, частями Русского Корпуса, "льотичевцами", против красных партизан Тито, то, вдруг, нападали на "льотичевцев" или на слабые части Русского Корпуса, к которым они постоянно обращались за помощью, главным образом, огнеприпасами и никогда не получали отказа. Части Русского Корпуса никогда на четников не нападали, но, действуя совместно, всегда должны были быть начеку и держать ухо востро.
 
     Значительно позже сформирования Русского Корпуса в Сербии, на Востоке развивались события такой же Белой борьбы, известные под именем "Освободительного Движения генерала Власова", протекавшие в таких же условиях и не увенчавшиеся успехом по той же причине.
 
     Об этом уже было и еще будет много написано и всем критикам и хулителям Русского Корпуса не мешает подумать о том - какое позорное пятно легло бы на всю русскую эмиграцию, в течение 20 лет твердившую о своей непримиримости к коммунизму и советской власти, а тогда, когда действительно представилась возможность борьбы с ней я появилась конкретная надежда на освобождение родины, - осталась пассивной, ожидая, что кто-то другой откроет ей путь на родину. А всем, не рисковавшим своею собственной особой, но печалующихся о "напрасных" потерях Русского Корпуса, надлежит подумать о том, не грозил ли приход советской армии в Югославию поголовной гибелью русской военной эмиграции или репатриацией, и убедиться в том, что Русский Корпус спас не только честь русской эмиграции, но и жизни тысяч людей, как ушедших в рядах Корпуса и с Корпусом, так и всех, заблаговременно эвакуировавшихся только под прикрытием Корпуса и его командира, добившегося для них этой возможности.

     Формирование Корпуса не было политической ошибкой. Корпус был создан и вел борьбу с коммунизмом, хотя и не на полях России. Ошибка была допущена не нами, а немцами. Корпус, с его огромными и ценными кадрами командного состава, следовало отправить на восточный фронт. Несомненно, что он, как снежный ком, привлек бы к себе массы русского народа, что дало бы возможность развернуть Корпус в армии.

Этого не случилось, но это несомненно произошло бы в 1944 году, правда, уже с меньшими шансами на успех, если бы удалось покушение на Гитлера.
 
     Жертвы Корпуса, так же как и прежние жертвы на фронтах в России и Испании, были принесены только за Россию.

__________________________________________________
[1] В корпусном архиве хранится подробное описание многих случаев
 
Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz