: Персональный сайт - Сергей Дробязко, Андрей Каращук Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС
Сайт посвещается воинам РОА Воскресенье, 19.11.2017, 11:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Block title
Locations of visitors to this page

Сергей Дробязко, Андрей Каращук

Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС

 

СОЛДАТЪ – 0

 

OCR by Vened http://vened.pp.ru

«Вторая мировая война 1939‑1945. Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС»: АСТ; 2000

ISBN 5‑17‑000068‑5

 

Аннотация

 

Книга в научно‑популярной форме рассказывает об эстонских, латвийских, литовских, белорусских и украинских добровольных формированиях, принимавших участие во Второй мировой войне в составе вооруженных сил нацистской Германии. Издание выделяется исторической достоверностью, объективностью подхода к описываемым событиям, новизной и полнотой привлеченных архивных документов и печатных материалов, содержит много уникальных фотографий и цветных иллюстраций. Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей.

 

Сергей Дробязко, Андрей Каращук

 

Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС

 

ВВЕДЕНИЕ

 

В годы Второй мировой войны территории Эстонии, Латвии, Литвы, Белоруссии и Украины были оккупированы немцами и включены большей своей частью в состав рейхскомис‑сариатов «Остланд» и «Украина» — политико‑административных образований, находившихся в ведении германской гражданской и полицейской администрации, представленной соответственно ведомствами А. Розенберга (министерство оккупированных восточных территорий) и Г. Гиммлера (полиция и СС). В силу этого обстоятельства ресурсы западных областей Советского Союза, в том числе и людские, оказались самым широким образом вовлечены в военные усилия Третьего рейха. Более полумиллиона представителей народов этих областей служили в рядах германского вермахта, войск СС, местной вспомогательной полиции и других вооруженных формирований.

Возникновению таких формирований на Украине, в Белоруссии и Прибалтике в значительной степени способствовали национальный фактор и события не столь отдаленного прошлого. В 1939—1940 гг. в соответствии с советско‑германскими соглашениями населенные украинцами и белорусами восточные районы Польши, а также три прибалтийские республики были присоединены к СССР и подвергнуты насильственной советизации с применением жесточайшего террора против явных и потенциальных врагов. В результате в первые месяцы войны в западных областях отмечался особенно высокий, по сравнению с другими оккупированными территориями, уровень антисоветских настроений среди местного населения, что открывало самые благоприятные возможности для привлечения его к сотрудничеству с германскими властями.

И если вначале сам Гитлер, как и другие вожди Третьего рейха, отвергал даже мысль о том, чтобы дать в руки покоренным народам оружие, военные обстоятельства заставили руководителей рейха пойти на создание воинских формирований из представителей этих народов — вначале охранных и вспомогательных частей в составе вермахта, местной полиции и самообороны, а к концу войны решиться на такой шаг, как включение местных контингентов в состав элиты Третьего рейха — войск СС и формирование в их рядах национальных дивизий.

Уже летом 1941 г. на оккупированных территориях Прибалтики, Белоруссии и Украины благодаря усилиям местного коллаборационистского самоуправления возникли многочисленные части местной самообороны. Их костяк составили участники националистических партизанских отрядов, многие из которых сражались против советской власти еще накануне войны. Санкционированные германской военной администрацией, эти части существовали под самыми разными наименованиями, такими, как «местная милиция» (Ortsmilitz), «служба порядка» (Ordnungsdienst), «гражданское ополчение» (Burgerwehr), «местное ополчение» (Heimwehr), «самозащита» (Selbstschutz) и т.д., и были призваны поддерживать порядок, а также бороться с советскими партизанами и скрывавшимися в лесах отдельными группами Красной Армии, попавшими в окружение.

 


С утверждением в западных областях СССР оккупационного режима немецкие власти распустили большинство формирований местной самообороны и на их основе организовали части батальонного звена, которые были полностью под немецким контролем и использовались для охраны военных и хозяйственных объектов, лагерей военнопленных и гетто, а также для борьбы с партизанами в тыловых районах армий и групп армий. Создававшиеся единичным порядком, эти части подчинялись различным немецким инстанциям (вермахт, полиция и др.) и даже не имели общего наименования. Так. например прибалтийские формирования, действовавшие в армейских тыловых районах, именовались охранными отрядами (sicherungs‑abteilungen), a в тыловом районе группы армий «Север» — отрядами вспомогательной полиции (Schutzmannschaft Abteilungen).

В ноябре 1941 г. все сформированные в оккупированных восточных областях (речь идет о рейхскомиссариатах «Остланд» и «Украина») из местного населения охранные и полицейские части были объединены в так называемую «вспомогательную службу полиции порядка» ( schutzmannschaft der Ordnungspolizei, сокр. Schuma — «шума»), весь личный состав которой делился на четыре категории: 1) т.н. «индивидуальная служба» (Schutzmannschaft‑Einzeldienst) по охране порядка в городах и сельской местности, именовавшаяся в первом случае охранной полицией (Schutzpolizei), а во втором — жандармерией (Gendarmerie); 2) батальоны вспомогательной полиции (Schutzmannschaft‑Bataillonen), среди которых выделялись фронтовые, охранные, запасные, а также немногочисленные саперные и строительные; 3) пожарная охрана (Feuerschutzmannschaft); 4) вспомогательная охранная служба (Hilfsschutzmannschaft) — создававшаяся по особому требованию германских властей команды для выполнения каких‑либо хозяйственных работ, охраны лагерей военнопленных и т.д.

Общая численность вспомогательной полиции рейхскомиссариатов с момента ее возникновения в ноябре 1941 г. (33 тыс. человек) за гол выросла примерно в 10 раз. При этом на «индивидуальной службе» и в пожарной охране было задействовано 253 тыс. человек (в том числе 29 тыс. в городах и 224 тыс. в сельской местности), а в полицейских батальонах — 48 тыс. человек. Организационно все эти структуры подчинялись созданным но территориальному принципу управлениям германской полиции порядка, а в конечной инстанции — шефу германской полиции и СС рейхсфюреру Г. Гиммлеру.

К формированиям из представителей разных народов применялся дифференцированный подход. Так, не доверяя в полной мере белорусам и украинцам, германское командование включало в их батальоны от 20 до 60 человек немецкого кадрового персонала, в то время как в балтийских батальонах имелось лишь по 2  офицера связи германской полиции. Привилегированное положение прибалтов подчеркивалось также и тем, что в мае 1943 г. эстонские, латвийские и литовские батальоны вспомогательной полиции («шума») были переименованы в полицейские (PolizeiBataillonen), а в апреле следующего года, по крайней мере номинально, подчинены местным самоуправлениям.

 


 


Переход германского руководства к политике «тотальной войны», начавшийся после Сталинградской катастрофы, сказался и на расширении масштабов использования в военных усилиях рейха людских ресурсов оккупированных советских территорий. Одним из направленных на это действий стало вовлечение народов Прибалтики и Западной Украины в добровольческое движение СС, развернутое в Западной Европе с началом войны против Советского Союза под лозунгом участия европейских наций в «крестовом походе против большевизма». Благодаря предпринятым усилиям немцы к началу 1944 г. смогли сформировать две латвийские, эстонскую и украинскую дивизии войск СС. Там же, где организации аналогичных соединений препятствовали местные условия или политические соображения германских властей, предпринимались попытки создания территориальных формирований, таких, как Белорусская краевая оборона и Литовский территориальный корпус, с целью их использования в борьбе против наступающей Красной Армии под девизом «зашиты отечества».

 


С марта 1944 г. по линии организации «Гитлерюгенд» в оккупированных восточных областях развернулась вербовка молодежи в возрасте от 15 до 20 лет. Как правило, завербованные и Прибалтике, Белоруссии и на Украине юноши и девушки, общее число которых составляло не менее 16 тыс. человек, служили в рядах вспомогательной службы ВВС и ПВО, официально именуясь «помощниками ВВС и ПВО» (Luftwaffen— und Flakhelfer). Срок службы для младшей группы (до 17 лет) составлял 15 месяцев, для старшей — только 8 месяцев, после чего предполагался перевод в строевые части вермахта и войск СС. В начале декабря 1944 г. эта категория восточных добровольцев была передана в ведение СС и стала именоваться «воспитанниками СС» (SS‑Zuglinge).

В обшей сложности в 1941 — 1945 гг. на стороне Германии сражались с оружием в руках или служили в различных вспомогательных частях примерно 250 тыс. украинцев, 150 тыс. латышей, 90 тыс. эстонцев, 70 тыс. белорусов и 50 тыс. литовцев[1].

 

ЭСТОНИЯ

 

Батальоны «Эрна».

 

В мае 1941 г. в Хельсинки при поддержке германской военной разведки (абвера) был образован Эстонский комитет освобождения во главе с X. Мяэ, ставшим в период оккупации главой эстонского самоуправления. В тесном взаимодействии с абвером комитет готовил диверсионные группы из эмигрантов для подрывной работы на территории Эстонии. С началом войны против Советскою Союза на их основе был создан батальон особого назначения «Эрна», в составе 14 радистов, окончивших в Финляндии разведшколу, и 70 обученных диверсантов.

В ночь на 10 июля 1941 г. часть батальона во главе с его командиром полковником А. Кур‑гом высадилась в Эстонии с моря, а остальные 21‑22 июля были выброшены с парашютами в окрестности Таллинна. Объединив вокруг себя несколько разрозненных отрядов «лесных братьев», батальон к концу июля насчитывал уже почти 900 человек, 31 июля он был обнаружен советским истребительным батальоном и в завязавшемся бою рассеян, а наиболее боеспособная его часть в несколько десятков человек во главе с Кургом двинулась по лесам и болотам на соединение с германской армией. На основе этой группы впоследствии был создан новый батальон — «Эрна II», который использовался немцами при блокаде и захвате островов Муху и Сааремаа. В октябре 1941 г. он был расформирован, а его личный состав переведен в подразделения полиции и самообороны или в органы местного самоуправления.

Охранные и полицейские батальоны. Сразу же после оккупации Эстонии германская военная администрация приступила к организации на местах частей полиции и самообороны, главным образом на основе уже существовавших к тому времени антисоветских партизанских отрядов. В сентябре 1941 г. было сформировано шесть так называемых эстонских охранных отрядов, получивших номера с 181‑го по 186‑й (из трех других отрядов 187‑й был финским, а 188‑й и 189‑й — русскими). Задачей этих частей была охранная служба и борьба с партизанами в тыловом районе германской 18‑й армии. С мая 1942 г. некоторые из них участвовали в боях против Красной Армии. В конце того же года все шесть батальонов были переформированы в три восточных батальона (658, 659 и 660‑й) и одну восточную роту (657‑м) и связи с сокращением их численности из‑за боевых потерь и демобилизации добровольцев, срок службы которых составлял всего 12 месяцев.

В дополнение к вышеназванным частям для охранной службы в тыловом районе группы армий «Север» на территории Эстонии с сентября 1 9 4 1 г. немцы начали формировать эстонские батальоны вспомогательной полиции («шума»). Первые четыре батальона носили обозначения по названиям населенных пунктов, в которых они формировались: «Дорпат», «Феллин», «Полтсама» и «Плескау». Кроме того, были организованы запасной и строительный батальоны.

Всего же за время войны в Эстонии было сформировано 26 батальонов «шума», получивших номера с 29‑го по 45‑й, 50‑й и с 286‑го по 293‑й — общей численностью 10 тыс. человек. Батальоны несли гарнизонную службу, охраняли военные объекты и пути сообщения на территории генерального комиссариата «Эстония». Некоторые из них действовали против Красной Армии, главным образом, на Ленинградском и Волховском фронтах, однако один из батальонов (36‑й) в ноябре 1942 г. оказался в излучине Дона, где был разгромлен наступающими советскими войсками.

 


В марте 1944 г. путем объединения четырех батальонов (286, 288, 291 и 292‑го) был образован 1‑й эстонский полицейский полк, а в июле из трех батальонов (37, 38 и 40‑го) — 2‑й полицейский полк. Однако изменившееся к тому времени положение на фронте помешало довести организацию полков до конца, и в августе‑сентябре того же года эти части были расформированы.

 

Самооборона («Омакайтсе»).

 

В августе 1 9 4 1 г. в Эстонии была восстановлена существовавшая до 1940 г. организация «Кайтселиит» (буквально — Оборонный союз) под наименованием «Омакайтсе» (Самооборона). Роты «Омакайтсе» формировались на добровольной основе в каждом городе и деревне и носили названия тех населенных пунктов, где они создавались. Эти части использовались для охраны мостов и промышленных предприятий, обеспечения уборки урожая и борьбы с саботажем и диверсиями. С введением в 1943 г. обязательной службы в «Омакайтсе» ее численность выросла до 65 тыс. человек. В феврале 1944 г. на основе рот и батальонов «Омакайтсе» был организован полк «Таллинн» («Ревель»), а в сентябре — полки «Фел‑лин», «Пернау» и «Кипи». Эти части принимали активное участие в боях против Красной Армии и были расформированы 16 января 1945 г.

 


 

Полки пограничной охраны. Начиная с февраля 1944 г. на территории Эстонии было создано шесть полков пограничной охраны (номера с 1 — г о по 6‑й), которые, как и полицейские батальоны, активно использовались в боевых действиях на северном участке Восточного фронта. Каждый из полков имел в своем составе три батальона, артиллерийскую батарею или противотанковую роту и насчитывал в разное время от 1,5 до 3 тыс. человек. Для пополнения пограничных полков новобранцами были сформированы 1‑й запасный пограничный полк и запасный пограничный батальон. В августе 1944 г. 2, 3, 4 и 6‑й полки вместе с приданными им артиллерийскими и вспомогательными частями были подчинены штабу 300‑й дивизии особого назначения, а 1‑й и 5‑й полки — включены в состав немецкой 207‑й охранной дивизии. В последних боях за Эстонию в сентябре 1944 г. все они были разгромлены, а их личный состав уничтожен, попал в плен или рассеялся по лесам.

 

Эстонский легион СС.

 

В первую годовщину «освобождения» Эстонии, 28 августа 1 9 4 2 г., генеральный комиссар К. Лицманн обратился к эстонцам с призывом вступать в Эстонский легион для участия в обшей борьбе против большевизма. Уже в октябре первые добровольцы, отобранные в соответствии с требованиями, предъявляемыми к личному составу войск СС, были отправлены в учебный лагерь «Дебица» на территории Польши. Из наличного состава удалось сформировать три батальона, объединенных затем в 1‑й Эстонский добровольческий гренадерский полк СС. В марте 1943 г, после принятия присяги 1‑й батальон полка был отправлен на фронт и включен в состав 5‑й танково‑гренадерской дивизии СС «Викинг» под названием Эстонский добровольческий батальон «Нарва».

К маю 1943 г. в результате проведенной мобилизации Эстонский легион получил значительное пополнение, что позволило развернуть полк в 3‑ю Эстонскую добровольческую бригаду СС под командованием бригадефю‑рера Ф. Аусбергера. Окончательно сформированная к 23 октября того же года, она первое время действовала против партизан на территории Эстонии, а затем была отправлена на фронт. Одновременно с формированием бригады для координации связи с германской оккупационной администрацией была создана Генеральная инспекция эстонских войск СС во главе с генералом эстонской армии Й. Соодла.

В начале 1944 г. было решено увеличить эстонский контингент войск СС за счет включения в их состав батальонов из вермахта и наиболее боеспособных полицейских частей, что позволило бы организовать полноценную дивизию. В итоге к двум полкам Эстонской бригады (45‑й и 46‑й гренадерские добровольческие полки СС) прибавился третий (47‑й). сформированный на основе 658, 659 и 660‑го эстонских добровольческих батальонов вермахта. Новообразованная дивизия 24 января получила наименование 20‑й Эстонской добровольческой дивизии СС (с 26 мая 1944 г. 20‑я гренадерская дивизия войск СС — эстонская № 1). В апреле в ее состав был передан выведенный из дивизии «Викинг» батальон «Нарва», переименованный в 20‑й фузилерный батальон СС. Кроме того, соединение включало в себя артиллерийский полк и саперный батальон, а также роты: зенитную, противотанковую и связи. Обoая численность дивизии достигала 15 тыс. солдат и офицеров.

В августе 1944 г. 20‑я дивизия пополнилась эстонцами, бежавшими в свое время в Финляндию от немецкой мобилизации и составившими в финской армии отдельный 200‑й полк (1,7 тыс. человек), который сражался против советских войск на линии Маннергейма. После выхода Финляндии из войны против СССР полк был переправлен в Эстонию и расформирован, а его личный состав был распределен по частям и подразделениям дивизии. Эстонцы служили также и рядах 1 1‑й танково‑гренадер‑ской дивизии СС «Нордланд» вместе с добровольцами из скандинавских стран. Однако число их, по всей видимости, не превышало 100 человек.

В сентябре 1944 г. 20‑я дивизия, наряду с голландскими, норвежскими, датскими и фламандскими частями, участвовала в «битве европейских СС» под Нарвой. В ожесточенных боях она была разгромлена. Несколько тысяч легионеров попали в плен или рассеялись по лесам, а остальные покинули Эстонию вместе с немецкими войсками. В начале 1945 г. восстановленная на одном из учебных полигонов на территории Силезии 20‑я дивизия была направлена в Чехословакию, где и закончила войну. После гибели в бою бригадефюрера Аусбергера дивизию возглавил эстонский командир — оберфюрер

Б. Маак. В мае 1945 г. основная масса личного состава была взята в плен Красной Армией, однако часть эстонских солдат и офицеров (включая 3 тыс. человек из учебно‑запасного полка дивизии) отступили на запад и сдались англо‑американским войскам.

 

Саперно‑строительные батальоны.

 

В апреле—мае 1944 г. для обслуживания группы армий «Север» были сформированы пять эстонских саперно‑строительных батальонов (номера с 1‑го по 5‑й). В декабре того же года первые четыре батальона были расформированы, а 5‑й в феврале 1945 г, включен в состав гарнизона Штеттина.

 

Добровольцы в люфтваффе.

 

Летом 1 9 4 1 г. при отступлении Красной Армии вся материальная часть бывших эстонских ВВС была уничтожена или вывезена на восток. На территории Эстонии остались всего четыре моноплана эстонского производства РТО‑4, являвшиеся собственностью таллиннского аэроклуба. Эти машины были восстановлены по инициативе главного инструктора аэроклуба Г. Бушманна. который предложил германскому командованию создать на их основе эстонскую воздушную часть. Этим предложением заинтересовались представители военно‑морских сил, и уже в марте 1 9 4 2 г. самолеты Особой эскадрильи «Бушманн» совершили первый боевой вылет. Основной задачей эскадрильи в это время было патрулирование акватории Финского залива с целью обнаружения советских подводных лодок.

 


 

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz