: Персональный сайт - Сергей Дробязко, Андрей Каращук Восточные легионы и казачьи час
Сайт посвещается воинам РОА Среда, 22.11.2017, 17:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Block title
Locations of visitors to this page

Newnick http://vened.pp.ru/
«Вторая мировая война 1939‑1945. Восточные легионы и казачьи части в вермахте»: АСТ; 2000
ISBN 5‑237‑03026‑2



















Аннотация



















Книга в научно‑популярной форме рассказывает о возникновении и боевых действиях восточных легионов и казачьих частей, входивших в состав вооруженных сил нацистской Германии. Главное место в книге отведено организации, униформе, снаряжению и вооружению, знакам различия и отличия отдельных родов войск и формирований. Книга отличается исторической достоверностью, объективностью подхода к описываемым событиям, широтой и новизной привлеченного материала, содержит много уникальных фотографий и цветных иллюстраций. Адресована широкому кругу читателей, увлекающихся военной историей.



















Сергей Дробязко, Андрей Каращук



















Восточные легионы и казачьи части в Вермахте



















ВВЕДЕНИЕ



















Начиная войну против Советского Союза, военно‑политическое руководство Германского рейха одной из главных задач ставило перед собой разрушение многонационального государства и привлечение на свою сторону в борьбе с большевизмом и «московским империализмом» представителей национальных меньшинств нашей страны. На развалинах СССР — геополитического наследника Российской Империи — предполагалось создание ряда национально‑государственных образований, которые стали бы проводниками германской политики, способствуя распространению ее влияния на Ближний и Средний Восток, и далее — в Индию.
Особая ставка при этом делалась на народы республик Кавказа и Средней Азии, географическое положение которых обозначало собой периферию будущей германской колониальной империи на востоке Европы, в противоположность Украине, Белоруссии и прибалтийским республикам, территории которых должны были подвергнуться германизации. Одним из способов привлечения на сторону Германии представителей тюркских и кавказских народов стало создание национальных «восточных» легионов (Ostlegionen) в качестве ядра армий будущих «независимых» государств. Гитлер, крайне отрицательно относившийся к возможности использования славян в войне на стороне Германии, не возражал против предложения представителей вермахта и министерства по делам оккупированных восточных территорий о создании подобных частей. Более того, идя навстречу «национальным чаяниям» народов Кавказа и Средней Азии, и прежде всего мусульман, он всерьез рассчитывал на поддержку со стороны Турции и исламского мира в дальнейшей борьбе против англичан.
Наряду с тюркскими и кавказскими народами особым расположением фюрера пользовались казаки. Будучи уникальной в своем роде социальной и культурной общностью дореволюционной России с проявившимися в период революции и Гражданской войны тенденциями к национально‑государственному обособлению, казачество зарекомендовало себя непримиримым врагом большевизма и поэтому с самого начала войны привлекало к себе внимание офицеров вермахта и чиновников из восточного министерства. Не в последнюю очередь здесь играли роль контакты представителей казачьей эмиграции с влиятельными германскими кругами, среди которых приобрела популярность «теория», согласно которой казаки считались потомками готов, и, следовательно, не славянами, а народом германского корня, «сохраняющим прочные кровные связи со своей германской прародиной».
В ряду обстоятельств, непосредственно повлиявших на создание в составе вермахта национальных частей, следует отметить и провал германских планов блицкрига осенью 1941 г., повлекший за собой перспективу затяжной войны, к которой Германия была не готова. В этих условиях восточные легионы и казачьи части, наряду с другими национальными формированиями, были призваны хотя бы отчасти возместить понесенные вермахтом потери и покрыть дефицит живой силы, начавший активно сказываться на Восточном фронте.
Как бы то ни было, именно в ноябре — декабре 1941 г. Гитлер отдал распоряжения о формировании четырех национальных легионов — Туркестанского, Грузинского, Армянского и Кавказско‑магометанского, а 15 апреля 1942 г. лично разрешил использовать казаков и кавказцев в борьбе против партизан и на фронте в качестве «равноправных союзников». Такой их статус был закреплен первым «Положением о местных вспомогательных формированиях на Востоке», изданным в августе 1942 г. В этом документе представители тюркских народностей и казаки выделялись в отдельную категорию «равноправных союзников, сражающихся плечом к плечу с германскими солдатами против большевизма в составе особых боевых частей», таких как туркестанские батальоны, казачьи части и крымско‑татарские формирования. И это в то время, когда представители славянских и даже балтийских народов должны были использоваться лишь в составе антипартизанских, охранных, транспортных и хозяйственных частей вермахта.
О численности представителей тюркских и кавказских народов, а также казаков в рядах германской армии в 1941‑1945 гг. дают представление следующие цифры: казахи, узбеки, туркмены и другие народности Средней Азии — около 70 тыс., азербайджанцы — до 40 тыс., северокавказцы — до 30 тыс., грузины — 25 тыс., армяне — 20 тыс., волжские татары — 12, 5 тыс., крымские татары — 10 тыс., калмыки — 7 тыс., казаки — 70 тыс. Итого примерно 280 тыс. человек, что составляло почти четверть от общего числа представителей народов СССР, служивших в вермахте, войсках СС и полиции (1, 2 млн.). Однако, если говорить о боевых частях, сражавшихся с оружием в руках против Красной Армии и партизан, то здесь тюркские, кавказские и казачьи формирования, среди которых уже летом 1943 г. имелись две регулярные дивизии (162‑я тюркская пехотная и 1‑я казачья кавалерийская), составляли почти половину всех восточных войск.
В последние месяцы войны восточные легионы и казачьи части стали предметом соперничества двух ведомств Третьего рейха — Главного управления СС, пытавшегося поставить под свой контроль все иностранные формирования, действовавшие на стороне Германии, и «восточного министерства», которое осуществляло собственную политику в отношении этих частей с помощью опекавшихся им национальных комитетов. Большинство лидеров национальных комитетов отказались войти в организованный генералом АА. Власовым под патронажем Главного управления СС «Комитет освобождения народов России» (КОНР) и включить «свои» формирования в состав «Русской освободительной армии». Вместо этого «националы» объявили о создании на основе этих частей «Кавказской освободительной армии» и «Национальной армии Туркестана». Однако Власов, имевший в лице руководства СС надежных покровителей, к апрелю 1945 г. сумел добиться номинального подчинения ему национальных комитетов и воинских формирований, и прежде всего действовавшего на Балканах 15‑го Казачьего кавалерийского корпуса. Но это уже не могло иметь никакого значения. Вторая мировая война в Европе закончилась, и солдаты восточных легионов и казачьих частей вместе с РОА разделили бесславный конец гитлеровского рейха.



















ЦЕНТРЫ ФОРМИРОВАНИЯ В ОСТОЧНЫХ ЛЕГИОНОВ



















В октябре 1941 г. германская разведка начала работу по созданию из военнопленных двух батальонов специального назначения, призванных содействовать продвижению немецких войск на Кавказ и в Среднюю Азию. Помимо выполнения специальных задач, таких как борьба с партизанами и разведывательно‑диверсионная деятельность, личный состав батальонов готовился к пропагандистской работе по привлечению на немецкую сторону перебежчиков из числа представителей среднеазиатских и кавказских народов и к организации антисоветских восстаний на территории национальных республик. Однако первой из созданных в составе вермахта тюркских частей стал так называемый «Туркестанский полк» (позднее переименованный в 811‑й пехотный батальон), сформированный в соответствии с приказом генерал‑квартирмейстера Генерального штаба сухопутных войск Э. Вагнера от 15 ноября 1941 г. при 444‑й охранной дивизии. Он состоял из четырех рот под командованием немецких офицеров и фельдфебелей и уже зимой 1941/42 г, нес охранную службу на территории Северной Таврии.
Процесс организации тюркских и кавказских частей был поставлен на широкую основу в январе — феврале 1942 г., когда на территории Польши германское командование создало штабы и учебные лагеря четырех легионов — Туркестанского (в Легионове), Кавказско‑магометанского (в Едлине), Грузинского (в Крушне) и Армянского (в Пула‑ве), Общее руководство формированием и обучением национальных частей осуществлял штаб командования восточными легионами, который первоначально располагался в Рем‑бертове, а летом 1942 г. был переведен в Радом. Два первых легиона были созданы вскоре после посещения гитлеровской ставки турецкими генералами — Эрденом и Эрки‑летом, ходатайствовавшими перед фюрером за своих этнических родственников и единоверцев из числа военнослужащих РККА, оказавшихся в немецком плену.
Туркестанский легион объединял в своих рядах представителей различных народов Средней Азии — узбеков, казахов, киргизов, туркмен, каракалпаков, таджиков. Грузинский легион помимо грузин включал осетин.
абхазон, адыгейцев, черкесов, кабардинцев, балкарцев и карачаевцев, а Кавказско‑магометанский — азербайджанцев, дагестанцев, ингушей и чеченцев. Лишь Армянский легион имел однородный национальный состав. 2 августа 1942 г. Кавказско‑магометанский легион был переименован в Азербайджанский, и из его состава, как и из состава Грузинского легиона, были выделены представители различных горских народов, объединенные в Северо‑Кавказский легион со штабом в Весоле. Кроме того, в Едлино 15 августа 1942 г. был образован Волжско‑татарский легион, собравший в своих рядах поволжских татар, башкир, марийцев, мордву, чувашей и удмуртов.






































Подразделение Северокавказского легиона в учебном лагере. Сентябрь 1942 г. Солдаты одеты в немецкое обмундирование обр. 1940 г. с петлицами, но без погон. У некоторых  советские пилотки. Снаряжение  советского образца. Вооружение  винтовки Мосина и ручной пулемет Дегтярева (ДП). 






































Нагрудная эмблема восточных войск. 
Введена приказом организационного отдела Генерального штаба сухопутных войск № 11/8000 в августе 1942 г., первоначально для восточных легионов, а с 15 ноября (приказ № 10450/42) и для казачьих частей взамен германского орла.
«Крылья», ромб и свастика  светло‑серого цвета на темно‑зеленом фоне.






































Опознавательный жетон волжскотатарского легионера. Жетоны для личного состава восточных формирований изготовлялись по образцу жетонов для немецких солдат. Цифры 4440 обозначают порядковый номер, буквы Frw  звание, в данном случае  Freiwillige  доброволец (т.е. рядовой). 2/828 WOLGATAT. LEG. — 2‑я рота 828‑го батальона Волжскотатарского легиона. 



















Прибывавшие из лагерей военнопленных будущие легионеры уже в подготовительных лагерях разбивались по ротам, взводам и отделениям и приступали к обучению, включавшему на первом этапе общефизическую и строевую подготовку, а также усвоение немецких команд и уставов. Строевые занятия проводились немецкими командирами рот с помощью переводчиков, а также командирами отделений и взводов из числа легионеров, прошедших двухнедельную подготовку на унтер‑офицерских курсах. По завершении начального курса обучения новобранцы переводились в батальоны, где получали стандартное обмундирование, снаряжение и вооружение и переходили к тактической подготовке и изучению материальной части оружия.
Ведущую роль в идеологической подготовке легионеров играли эмигранты — члены национальных комитетов, образованных под эгидой министерства оккупированных восточных территорий. Особом популярностью среди них пользовались видные деятели национальных движений периода 1918 — 1920 гг., такие как генерал Драстамат (Дро) Канаян и полковник Шалва Маглакелидзе, выступавшие в роли номинальных командующих Армянского и Грузинского легионов. Лагеря легионеров‑мусульман неоднократно посещал Иерусалимский муфтий Хадж Амин эль‑Хуссейни, выступавший с призывами к священной войне против «неверных» в союзе с Германией. В мусульманских легионах были введены должности мулл, которые иногда совмещали религиозные функции с командирскими, являясь одновременно командирами взводов. Военная и политическая подготовка солдат завершалась коллективной присягой и вручением национального флага, после чего батальоны отправлялись на фронт, а в освободившихся лагерях начиналось формирование новых частей.
К концу 1942 г. из Польши на фронт была отправлена «первая волна» полевых батальонов восточных легионов, в том числе 6 туркестанских (450, 452‑й, с 781‑го по 784‑й), 2 азербайджанских (804‑й и 805‑й), 3 северокавказских (800, 801 и 802‑й), 2 грузинских (795‑й и 796‑й) и 2 армянских (808‑й и 809‑й). В начале 1943 г. за ней последовала «вторая волна» — 5 туркестанских (с 785‑го по 789‑й) 4 азербайджанских (806, 807, 817 и 818‑й), 1 северокавказский (803‑й) 4 грузинских (с 797‑го по 799‑й, 822‑й), 3 армянских (810, 812 и 813‑й) и 3 волжско‑татарских (825, 826 и 827‑й), а во второй половине 1943 г. — «третья волна» — 3 туркестанских (790, 791 и 792‑й), 2 азербайджанских (819‑й и 820‑й), 3 северокавказских (835, 836 и 837‑й), 2 грузинских (823‑й и 824‑й), 3 армянских (814, 815 и 816‑й) и 4 волжско‑татарских (с 828‑го по 831‑й). Всего же за два года (до упразднения штаба в Радоме в конце 1943 г.) здесь было сформировано 52 полевых батальона: 14 туркестанских, 8 азербайджанских, 7 северокавказских, 8 грузинских, 8 армянских, 7 волжско‑татарских — обшей численностью около 50 тыс. человек.
Каждый полевой батальон имел в своем составе 3 стрелковые, пулеметную и штабную роты по 130‑200 человек в каждой; в стрелковой роте — 3 стрелковых и пулеметный взводы, в штабной — взводы противотанковый, минометный, саперный и связи. Общая численность батальона составляла 800 — 1000 солдат и офицеров, в том числе до 60 человек германского кадрового персонала (Rahmenpersonal): 4 офицера, 1 чиновник, 32 унтер‑офицера и 23 рядовых. У немецких командиров батальонов и рот были заместители из числа представителей той или иной национальности. Командный состав ниже ротного звена был исключительно национальным. На вооружении батальона имелись 3 противотанковые пушки (45‑мм), 15 легких и тяжелых минометов, 52 ручных и станковых пулемета, винтовки и автоматы. Оружие в избытке предоставлялось со складов трофейного советского вооружения.






































Генерал восточных войск (General der Osttruppen) генераллейтенант X . Гелъмих инспектирует батальон Волжскотатарского легиона. Лето 1943 г. Личный состав батальона одет в немецкое тропическое обмундирование с петлицами вермахта (официально чинам восточных формировании было разрешено носить их только в марте 1944 г.). 






































Образцы петлиц, погон, кокард и нарукавных знаков восточных легионов, опубликованные в специальном выпуске немецкого журнала «Сигнал» в декабре 1943 г. 
Петлицы и погоны.
1‑й ряд: доброволец, ефрейтор, унтер‑офицер, фельдфебель, лейтенант, обер‑лейтенант, капитан.
2‑й ряд: майор, подполковник, полковник, генерал — майор (Азербайджанский легион), генерал — лейтенант (Армянский легион), генерал (Грузинский легион).
Кокарды и нарукавные знаки: Туркестанский легион, Волжско — татарский легион, Северокавказский легион, Азербайджанский легион, Армянский легион, Грузинский легион.



















Весной 1942 г., когда на территории Польши уже полным ходом шло формирование частей восточных легионов, организационный отдел Генерального штаба сухопутных войск отдал приказ: направлять в распоряжение штаба формирования в Радоме всех пленных туркестанцев, татар и кавказцев, захваченных войсками групп армий «Север» и «Центр», а также находившихся в лагерях на территории польского генерал‑губернаторства и рейхскомиссариатов «Остланд» и «Украина». Иное положение складывалось в группе армий «Юр], в полосе боевых действий которой советские войска с весны 1942 г. получали значительное пополнение из республик Средней Азии и Закавказья и даже целые дивизии, укомплектованные представителями той или иной национальности. В связи с тем, что число военнопленных тюркского и кавказского происхождения росло, решено было создать еще один центр формирования восточных легионов, который был организован в мае 1942 г. на базе штаба 162‑й пехотной дивизии, расформированной из‑за больших потерь на фронте.
Новые центры с учебными лагерями были созданы на территории Полтавской области: Туркестанского легиона — в Ромнах, Азербайджанского — в Прилуках, Грузинского — в Га‑дяче, Армянского — в Лохвице и Северокавказского — в Миргороде, где также находились штаб формирования легионов и курсы переводчиков. Начальником штаба был назначен полковник (с 6 сентября 1942 г. генерал‑майор) д‑р О. фон Нидермайер — офицер абвера и один из лучших в Германии специалистов по России и мусульманскому Востоку.
До мая 1943 г. на Украине удалось сформировать 25 полевых батальонов восточных легионов: 12 туркестанских (1/29, 1/44, 1/76, 1/94, 1/100, 1/295, 1/297, 1/305, 1/370, 1/371, 1/384, 1/389‑й), 6 азербайджанских (1/4, 1/73, 1/97, 1/101, 1/111, П/73‑й), 4 грузинских (1/1, 1/9, П/4, П/198‑й), и 3 армянских (1/125, 1/198, П/9‑й), а также 2 усиленных северокавказских полубатальона (842‑й и 843‑й), 7‑строи‑тельных и 2 запасных батальона — всего свыше 30 тыс. человек. (В нумерации батальонов римская цифра означала порядковый номер, а арабская — номер дивизии, предоставившей кадровый персонал). Большинство туркестанских батальонов было приписано к дивизиям 6‑й армии генерал‑полковника Ф. Паулюса.
В мае 1943 г. центр формирования восточных легионов на Украине был преобразован в экспериментальную 162‑ю тюркскую пехотную дивизию под командованием генерал‑майора фон Нидермайера. Базой для создания дивизии послужили полевые батальоны, находившиеся в стадии формирования. Кадровый состав дивизии был переброшен на учебный полигон в Нойхаммере (Силезия), где формирование было продолжено. Дивизия имела двухполковую организацию (303‑й туркестанский и 314‑й азербайджанский пехотные полки, артиллерийский полк, кавалерийский дивизион, тыловые части и подразделения) и комплектовалась по принципу 1:1, то есть на 50 процентов — немецким личным составом (главным образом, фолькс‑дойче). Такое соотношение оказалось полезным при обмене опытом использования местности и самоокапывания, когда «туземцы» фактически обучали немецких солдат своим военным приемам.
После завершения формирования и обучения 162‑я дивизия в сентябре 1943 г. была отправлена в Словению, а затем — в Италию, где до самого конца войны использовалась на охранной службе и в борьбе с партизанами, однако при этом дважды направлялась на фронт и участвовала в боевых действиях против англо‑американских войск. Возглавлявший дивизию фон Нидермайер спустя некоторое время был снят со своего поста под предлогом отсутствия необходимого боевого опыта и заменен генерал‑майором Р. фон Хайгендорфом.
Кроме полевых батальонов, из военнопленных — уроженцев Средней Азии и Кавказа за время войны было сформировано большое количество строительных, железнодорожных, транспортных и прочих вспомогательных подразделений, обслуживавших германскую армию, но не принимавших непосредственного участия в боевых действиях. В их числе были 202 отдельные роты (111 туркестанских, 30 грузинских, 22 армянских, 21 азербайджанская, 15 волжско‑татарских и 3 северокавказские), а также подразделения, для которых систематический учет не велся, и отдельные воинские группы в составе немецких частей.















































































































































































































































Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz