: Персональный сайт - Легионы и легионеры
Сайт посвещается воинам РОА Среда, 13.12.2017, 10:32
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Block title
Locations of visitors to this page

Легионы и легионеры

Первыми мусульманскими формированиями в составе Вермахта можно считать созданные приказом ОКВ от 15 ноября 1941 года при каждой немецкой дивизии группы армий «Юг» сотни из военнопленных туркестанцев и уроженцев Северного Кавказа. Впоследствии эти охранные сотни были объединены при 444-й дивизии под Запорожьем в туркестанский полк (позднее известен как «444 Ostturkische battalion») под командованием обер-лейтенанта фон Таубе. Полк-батальон нес охранную службу в районе устья Днепра и на Перекопе.

В октябре 1941 года на полигоне в Рембертове (Польша) были созданы и вооружены шесть туркестанских рот в рамках спецподразделения Абвера «Предприятие Абвера. Тигр Б.».

Осенью 1941 года был создан 450-й туркестанский пехотный батальон под командованием майора Майер Мадера.

Андреас Майер Мадер был специалистом по Востоку. в конце 1930-х гг. он командовал китайской армией, сформированной японцами из китайских коллаборационистов и сражавшейся против войск Чан Кайши и Мао за японские интересы. Вернувшись в Берлин состоятельным человеком, Мадер даже не успел отдохнуть, как ему поручили формирование туркестанских частей и подбор людей для нужд Абвера.

Им была организована спецкоманда из 15 отборных легионеров. Целями команды была высадка в Туркестане, похищение советского чиновника, занимающего достаточно крупный пост в структуре органов власти и его эвакуация в Берлин. Предполагалось склонить его к должности президента будущего Туркестана.

Другой целью Мадера была высадка десанта и организация в Туркестане басмаческого движения. Авария самолета с десантниками в Симферополе сорвала этот план. Советское наступление окончательно перечеркнуло намерения Мадера, но не Абвера, продолжавшего заброску агентуры.

Одна из разведгрупп была сформирована в спецлагере Луккенвальд. В группу входило 11 человек, большинство из которых были «туркестанцы», а командир. бывший майор РККА фольксдойче Иогансон. Группу удачно перебросили через фронт, но она в полном составе сдалась НКВД.

Еще одна группа возглавлялась советским разведчиком АлиХаном Агаевым также прошла подготовку в вышеупомянутом лагере, и после выброски в советский тыл была нейтрализована. Создание и заброска групп происходили под опекой представителя «Предприятия. Цеппелин.» гауптштурмфюрера СС Феннера, прибалтийского немца, уроженца Петербурга. Натаскивали разведчиков в «Вальдлагере СС-20» под Бреслау (Восточная Пруссия). В конце 1943 года группа была передислоцирована в Бердянск. В Бердянске Феннером были подготовлены три десантные группы под командованием Торегенова, Казтаева, Кокпаева. После выброски на советскую территорию ни одна из них на связь с центром не вышла.

«Казахская» разведгруппа, выброшенная под Гурьев, была нейтрализована советской разведкой и включена в радиоигру. После обмена информацией в ночь со 2 на 3 мая 1944 года в районе Гурьева были сброшены еще 8 парашютистов во главе с М. Амировым. В ходе боя 5 из них, в том числе командир и радист, были убиты, включение группы в радиоигру не состоялось. Допрошенные сообщили, что целями группы было ведение разведки и подготовка баз для проведения диверсий.

Третья группа парашютистов-связников была выброшена в ночь с 10 на 11 июня в том же районе для проверки первой группы. Один из агентов последовал в Гурьев, но по дороге был задержан патрулем, сразу же сознался в переброске «с той стороны» и указал местонахождение оставшихся членов. При аресте было изъято полмиллиона рублей, питание для рации, сто экземпляров Корана и фиктивные документы.

Фронтовой 450-й батальон туркестанцев формировался лично Мадером при поддержке Вали Каюм-хана (еще до ссоры с ним). В готовом виде батальон насчитывал 6 рот. Каждая рота (кроме шестой штабной. интернациональной) состояла из солдат одной национальности. Штабной ротой командовали немецкие командиры. Несмотря на кажущуюся самостоятельность, батальон был напичкан немецкими солдатами и унтер-офицерами. Под командованием Мадера он отбыл для борьбы с партизанами на Украину зимой 1941. 1942 гг. и размещен близ г. Ямполь и Глухов Сумской области. Вскоре Мадера отстранили от командования, вызвали в Германию, а батальон принял гауптман Копф.

После начала Сталинградской битвы 450-й батальон был переброшен в Калмыкию и вошел в состав 16-й немецкой мотомеханизированной дивизии. Здесь дезертировала группа легионеров вместе с муллой Гани Садыровым и рассеялась в степях и горах Северного Кавказа. После советского наступления батальон перебросили самолетами в Донбасс, на охрану железнодорожной магистрали Сталино-Иловайская. Штаб батальона во главе с Копфом располагался на станции Харцызск. В сентябре 1943 года две неполных роты батальона (130 человек) сдались в Макеевке наступающим частям Красной Армии.

Выступая против национальной политики, проводимой по отношению к легионерам, Мадер утверждал, что «…Немцы воспринимают мусульман не как таковых, а как большевиков, как бывших военнопленных. Исходя из этого, строились и взаимоотношения. В ротах было около 150 мусульман и 8. 15 немцев, которые из-за противоречий и незнания языка составляли 2 лагеря… Проявления недовольства наказывались строго, а причины его практически не изучены…»

Летом – осенью 1942 года на территории польского Генералгубернаторства закончилось формирование национальных легионов, в том числе и туркестанского. В состав туркестанских батальонов были включены узбеки, казахи, туркмены, таджики, киргизы, белуджи, дунгане, иранцы, кашгарцы, шугнанцы, тарачинцы, курамины и «восточные татары».

Личный состав 452-го батальона (2-й батальон легиона) набирался из лагерей в Ченстохове, Легионове, Едлине, Седлице и Демблине. После страшной для военнопленных зимы 1941.1942 года в ченстоховском лагере из 90 тысяч человек в живых осталось только три тысячи узников. Немецкой комиссией было отобрано 800 человек узбеков, казахов, таджиков, калмыков, башкир и киргизов. Сообщив, что из них будет сформирован строительный батальон, всех «туркмен» отправили в Легионовский спецлагерь. Отмыв и переодев их в форму французских пожарных (!), немцы объявили о создании туркестанского батальона. Впоследствии батальону присвоили номер 452. Командиром стал обер-лейтенант Бауман.

После Легионова батальон был переброшен в Едлин, где прошел курс тактической и строевой подготовки. На вооружении батальона состояло 10 станковых пулеметов (пулеметная рота), 12 ротных минометов (минометный взвод), 4 противотанковых орудия (противотанковый взвод) и 1 полевое орудие. Автоматы имелись только у немецких командиров, стрелки были вооружены русскими винтовками. Знамя батальона состояло из двух продольных полотнищ (верхнее. красного цвета, нижнее. синего) на красном полотнище был изображен полумесяц, пронзенный стрелой.

В Легионовском лагере для духовной опеки мусульман было 6 мулл. Каждый солдат был обязан содержать духовных лиц, выделяя из своего жалования по 10 марок. Еженедельно проводился намаз. Слабая религиозная подготовка мулл дала возможность солдатам, принимавшим присягу, переврать ее слова и получалось, что солдат клялся на Коране в отказе воевать. Муллы же призывали воевать за свободный Казахстан, во главе которого будет мулла Хаим, который эмигрировал из Казахстана в 1918 году.

В апреле 1942 года в Седлецком лагере военнопленных была отобрана группа из 350 представителей восточных народов, и вскоре они также были переброшены в Легионово.

Таким образом, к середине мая в Легионове находились два батальона, 3-й и 4-й прибыли позже. Всего Туркестанский легион состоял из 13 батальонов, примерно по 850 человек в каждом, структуры рот и взводов повторяли собой организацию немецких горнострелковых подразделений.

Одновременно с легионом была создана туркестанская рота СС. Сформированная в Легионове, она состояла из трех взводов: первый и второй. пропагандистские, третий. радисты. Командиром роты был назначен Баймирза Хаит (Хаитов), добровольно перешедший к немцам. До войны Хаитов окончил Ферганский педагогический институт и работал в органах просвещения. Позднее гауптштурмфюрер доктор Хаитов занял пост руководителя военного отдела ТНК.

Весной 1942 года в Польше был сформирован 781-й батальон в составе 3-х стрелковых, одной пулеметной и одной штабной рот по 150 человек в каждой. Командный состав был немецкий, вооружение. трофейное, советское. 20 октября батальон прибыл на прифронтовую ст. Куринскую. 452-й батальон был отправлен на Кавказ в августе 1942 года, куда и прибыл в сентябре, заняв боевые позиции в районе ст. Ширванская-Хадыженск. По дороге имели место случаи дезертирства. По прибытии на фронт солдаты стали все чаще поговаривать о том, что каждому надо постараться пристрелить по одному немцу и перейти к передовым советским частям. Заговор уже сложился, но предатель выдал заговорщиков. Некоторым солдатам удалось дезертировать и перейти линию фронта. В самом батальоне начались аресты, и он был отведен с передовой.

Вместе с тем имелись национальные части, оправдавшие надежды немцев. Так, командование 16-й моторизованной дивизии Вермахта отмечало успешные действия 450-го, 782-го и 811-го туркестанских батальонов, заслуживших тем самым право на ношение немецкой военной формы.

О том, как они действовали против партизан, рассказывает очевидец:

«…Сделав каиново дело, мадьяры неожиданно оставили Путивль. Их заменил небольшой отряд. елдашей… Это наши соотечественники из среднеазиатских народностей: сартов, узбеков, тюрков и др. Это молодежь, в большинстве комсомольцы, окончившие советские техникумы, десятилетки. Из них немцы организовали ударные национальные отряды.

Обмундирование на них немецкое: новое, хорошо пригнанное, со всеми знаками отличия Вермахта. На рукавах красовалась у каждого эмблема. изображение месяца со звездой. По ночам. елдаши., как гончие кошки, рыскали по лесам и везде обнаруживали склады, землянки, оружие и боевые группы. В лесных схватках пленных ни с той, ни с другой стороны не было. После походов и операций по несколько дней отдыхали в Путивле. Они занимали прекрасный особняк старого времени, в котором до войны помещался райком партии. Проходя для купанья в Сейме строем по улицам города, четко отбивая шаг, пели советские песни, так как других, видимо, не знали. При звуках. Конница Буденного…Страна моя, Москва моя…Катюша… многие горожане в испуге из-за углов всматривались в поющих, не партизаны ли заскочили в город. Командиры. елдашей., подтянутые, дисциплинированные и хорошо владели немецким языком. Они подчинялись лишь одному офицеру, как бы дипломатическому представителю вермахта. Однажды они обнаружили среди своих трех шпионов. коммунистов, работавших на Советы. Сами судили их в городе, в парке, ночью, расстреляли. С населением были вежливы, в знакомства, разговоры не вступали. За два месяца их пребывания никаких конфликтов не случалось…» 15 октября 1943 года генерал СС Готтлоб Бергер обратился к Гиммлеру с просьбой о формировании мусульманской дивизию СС из числа уроженцев СССР. Согласие рейхсфюрера СС было получено.

В ноябре 1943 года легион был реорганизован, полностью попав под опеку ведомства Гиммлера. На его базе был развернут «1-й Восточно-Мусульманский полк СС». В будущем планировалось создать на его основе дивизию СС «Нойе Туркестан» («Новый Туркестан»), однако этому активно препятствовало руководство ТНК. В состав формирования вошли по одному батальону от Азербайджанского и Волжско-татарского легионов.

В декабре 1944 года взбунтовались туркестанцы, расположенные в Белоруссии близ станции Юратишки. 400 человек ушли к партизанам вместе с распропагандировавшими их офицерами. Оставшиеся через некоторое время были атакованы партизанами и своими недавними сослуживцами. Полк перевели в Минск, а затем в город Узду. После начала советского наступления полк передислоцировался под Гродно.

Формирование к тому времени возглавлял гауптштурмфюрер Биллиг, который методично истреблял кадры, выращенные Мадером. Это привело к тому, что оберштурмфюрер СС Асанкулов (начальник отдела пропаганды и глава тайной полиции полка), узнав, что ему грозит расправа, вместе со всеми казахами перешел к партизанам. После этого Биллиг был отстранен от командования и командиром стал Херман, вскоре погибший под Гродно. После его гибели полк возглавил узбек оберштурмфюрер Султан-Алим (Гулам Алимов. бывший старшина Красной Армии), его попечителем. унтерштурмфюрер СС Брюкнер. При Алимове подразделения полка «хорошо» показали себя при подавлении Варшавского восстания, где за полтора месяца потеряли в уличных боях сорок девять солдат.

Узбекский контингент полка контролировал унтерштурмфюрер СС Турсунов. От союза «Идель-Урал» связь поддерживал унтерштурмфюрер СС Даирский.

Азербайджанским батальоном полка командовал оберштурмфюрер СС Алекберли. Из национальных активистов соединения следует упомянуть оберштурмфюрера СС Назарова, главного редактора газеты «1-й Восточно-Мусульманский полк войск СС».

Следующей стадией развития восточных формирований СС стало создание «Восточно-Туркестанского боевого соединения СС» (ВТБС), которое должно было состоять из четырех боевых групп (полков). Идель-Уральской, Крымской, Туркестанской (в ее состав вошел 1-й Восточно-Мусульманский полк СС) и Азербайджанской.

Командиром ВТБС стал штандартенфюрер СС Гарун-эльРашид. Под этим экзотическим псевдонимом скрывался Вильгельм Хинтерзатц, к тому времени шестидесятилетний военный пенсионер. Уроженец Германии, он происходил из семьи евангелистского священника. В Первую мировую войну служил в качестве представителя немецкой армии при Генштабе Турции, где принял ислам. После поражения Германии вернулся в Берлин и занялся коммерцией. Во время итало-эфиопской войны находился в Эфиопии, работая на итальянскую разведку. В последующие годы был представителем РСХА при Великом Муфтии Иерусалимском. Два сына эль-Рашида также приняли ислам.

При формировании ВТБС эль-Рашид предлагал создавать полки смешанного национального состава, но это предложение было встречено «в штыки» руководителями различных национальных комитетов.

Осенью 1944 года началась вербовка добровольцев для нужд ВТБС в лагерях военнопленных в Польше, Австрии, Германии и Норвегии. Официально ВТБС начал существовать с 1 октября 1944 года. На 1 ноября были созданы три боевых группы. туркестанская, татарская и крымско-татарская. 2 февраля 1945 года оберштурмбанфюрер СС А. Циглер сообщал Р. Ольцше о том, что в составе ВТБС находится 2227 туркестанцев.

Тяжелое положение, связанное с недостатком национальных офицерских кадров, усугубил переход к словацким партизанам командира туркестанцев Гулама Алимова вместе с 458 легионерами. Впоследствии была разоружена как ненадежная рота татар. В целом затея с ВТБС потерпела неудачу, и лишь некоторые его подразделения участвовали в боевых действиях в Словакии и Северной Италии.

Ранее упоминавшийся Агаев, заслуживший полное доверие немецкого командования и обер-лейтенантское звание, предложил немцам создать из казахов отдельное боевое подразделение «Алаш». Батальон был действительно создан с дальним прицелом. как прототип одноименной национальной казахской партии. Отличительным знаком бойцов «Алаша» была нарукавная нашивка с надписью «Алаш». Численность батальона первоначально составляла 40 человек.

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz