: Персональный сайт - Русские формирования (продолжение)
Сайт посвещается воинам РОА Среда, 22.11.2017, 02:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Block title
Locations of visitors to this page

Всего из Берлина только в 9-ю армию прибыло 110 человек, впоследствии распределенных по частям.

Так, переводчиком отдела 1Ц (разведывательный) штаба 9-й армии служил зондерфюрер-К (капитан) фон Карцов Борис Николаевич. Обрусевший немец, он родился в 1897 году в селе Ивановское Ярославской губернии, до эмиграции жил в Петербурге на Васильевском острове. В его должностные обязанности входил прием сводок о противнике из отделов 1Ц корпусов 9-й Армии, участие в допросах военнопленных. Кроме того, он являлся личным переводчиком командующего армии генерал-полковника Штрауса.

Кроме фон Карцова в составе 9-й Армии служили следующие переводчики:

В штабе 6-го армейского корпуса. Волконский, сын помещика, имение которого располагалось у Сычевки, до войны проживал в Париже.

Герцог фон Лейхтенбергский Сергей Николаевич, 1905 года рождения, уроженец Петербурга, родственник Николая II, белоэмигрант, проживал в Германии. Руководил подразделением пропаганды и был переводчиком Ржевской комендатуры и штаба 6-го Армейского корпуса. Прекрасно владел немецким, итальянским и английским языками.

Зондерфюрер-К Шмидт. немец, уроженец России, до войны проживал в Берлине, переводчик отдела снабжения.

Переводчик отдела 1Ц штаба 9-й Армии Шлиппе, чей дядя Федор Шлиппе был действительным статским советником и членом Государственного Совета Российской Империи.

Участник КОНРа, он входил в его президиум и летом 1943 года у себя на берлинской квартире организовывал переговоры между генералами А.А. Власовым и П.Н. Красновым.

Меньшиков Николай, 1892 года рождения, капитан царской армии. Служил у Врангеля, затем эмигрировал в Турцию, после чего в Париж. Переводчик отдела 1Ц при штабе 253-й пехотной дивизии.

Архипов Андрей Дмитриевич, бывший офицер царской и Белой армий, белоэмигрант, проживал во Франции, с мая 1942 года командир роты охранного отряда при штабе 9-й армии, с мая 1943 года в Дабендорфе, затем служил в РОА в чине подполковника.

Все эти люди служили на ржевском участке Восточного фронта. Такая же картина с зондерфюрерами-переводчиками наблюдалась и на других участках.

В отделе 1Ц штаба группы армий «Север», размещавшемся в Пскове, в качестве сотрудников работали: фон Бремен. начальник радиоотделения, прибалтийский немец;

Тедер. капитан, начальник хозчасти, эстонец;

Фридрих. зондерфюрер, сотрудник радиоотделения, по непроверенным данным, где-то в Сибири проживала его жена;

Майснер Борис. переводчик, прибалтийский немец.

По роду своей службы переводчики помогали немецким армейским властям при опросах пленных, допросах лиц, заподозренных в связях с партизанами и органами советской разведки. Большую роль играли переводчики при налаживании контактов с местным населением.

Была и тайная деятельность, скрытая от глаз. Каждый переводчик имел на связи «доверенных лиц». агентов, которые регулярно доносили о положении дел в той или иной местности.

Многочисленные комендатуры, бургомистраты, тайная полевая полиция (ГФП) и различные хозяйственно-заготовительные команды из Германии также не могли общаться с подвластным населением без услуг «долметчеров».

Помимо эмигрантов, в переводчики вербовались и владеющие немецким языком представители местного населения. В основном ими становились школьные учителя, однако особое предпочтение отдавалось уроженцам немецких районов Поволжья. В Ржевском дулаге служило четыре переводчика:

Майер Якоб, Фельде Генрих (1919 года рождения, уроженец д. Рузенберг Республики немцев Поволжья), Оберст Каспар (1902 года рождения, уроженец села Фанвер Саратовской области) и Делингер Константин, тоже поволжский немец, хорошо владевший немецким и русским языками.

В Ржевском театре, организованном при оккупантах, активную работу по созданию труппы проводил переводчик комендатуры Андреас, выдававший себя за артиста Берлинского театра, частенько появлявшийся на людях в нетрезвом виде. На самом же деле «артист» был Голубевым Василием Федоровичем, приблизительно 1888 года рождения, уроженцем Воронежской губернии, бывшим офицером Добровольческой армии, белоэмигрантом, осевшим до войны в Кенигсберге. Как отмечают свидетели, Андреас-Голубев слабо владел русским языком.

В одной из деревень Ржевского района переводчиком от немецкой администрации был Скобелев Ф.И., 1890 года рождения, который с 1914 по 1920 гг. находился в немецком плену.

Отличительным знаком переводчиков была белая нарукавная повязка, образец которой был установлен приказом ОКХ от 24 декабря 1941 года. На белом фоне черными нитками была вышита надпись «Sprachmittler-Dolmetscher». В Люфтваффе переводчики носили на левом рукаве ниже локтя красную повязку с черной надписью «Wehrmachtsdolmetscher».

В повседневной работе переводчики доводили до сведения немецких властей жалобы, просьбы и чаяния местного населения. От перевода зависела жизнь человека. Многие переводчики старались максимально облегчить жизнь простых людей под оккупацией. Другие старались нажиться на чужом горе или выслужиться, подводя людей под расстрел или концлагерь.

Переводчик отдела 1Ц 6-й пехотной дивизии, остзейский барон Бодо фон Шиллинг однажды высказал свое мнение генералу Вермахта:

«Мы, прибалты, хоть и немецкого происхождения, немцами себя все же не считаем, но храним личную преданность царю и России, господин генерал, и если бы по ту сторону не были Сталин и коммунисты, тогда я тоже был бы на другой стороне, точно так же как до войны я был офицеромкавалергардом царя в Санкт-Петербурге». Фон Шиллинг скончался в Ржеве, где и был похоронен.

Сотрудничество русских белоэмигрантов с Абвером до начала военных действий против СССР проходило, в основном, на уровне абверштелле (АСТ) и подчиненных им абвернебенштелле (АНСТ). региональных звеньев немецкой военной спецслужбы, а также так называемых «Кригсорганизацьон» (КО). военных организаций, действовавших под прикрытием дипломатических представительств Германии за рубежом. АСТ, АНСТ и военные организации вели сбор разведывательных данных о военной и экономической мощи СССР, разрабатывали контрразведывательные комбинации.

Основной средой для вербовки агентуры были русские эмигрантские колонии и особенно участники различных антисоветских организаций. Для получения интересовавшей Абвер информации агентам поручалось заводить знакомства с сотрудниками зарубежных советских представительств, моряками торгового флота и лицами, прибывшими из СССР или имеющими связи на его территории. Кроме использования отдельных эмигрантов, Абвер при необходимости объединял таких лиц в резидентуры. Так, АСТ «Вена», действовавший на всем Юго-Востоке Европы имел три крупные резидентуры. в Софии и Будапеште («Бюро Клатта») и Варне («Бюро Келлера»). Кроме них сотрудником АСТ был бывший командир Дроздовской дивизии генерал Антон Васильевич Туркул.

Военная организация «Финляндия», более известная как «Бюро Целлариуса», вела сбор информации о советском Балтийском флоте, Ленинградском военном округе и в целом о Северо-Западном регионе России. Официальными сотрудниками КО были бывшие офицеры Императорской и Белой армий Добровольский, Пушкарев, Алексеев, Батуев, активный участник Кронштадтского мятежа Соловьянов и ряд агентов из числа балтийских немцев.

КО «Болгария», или «Бюро доктора Делиуса» также тесно сотрудничала с белоэмигрантскими кругами. Так, секретарь болгарского отдела «Русского Общевоинского Союза» и начальник его разведотдела Клавдий Фосс снабжал Абвер информацией об СССР, полученной от членов РОВС и лиц, приехавших из СССР. Аналогичную работу вели участники «Петровского движения» Яренко и Бутков.

После начала военных действий на Восточном фронте все русские сотрудники Абвера из числа «эмигрантских» резидентур были включены в состав фронтовых органов Абвера либо работали на «освобожденной» немцами территории.

Наибольшее число русских белоэмигрантов было сосредоточено в Абвернебенштелле «Юг Украины», проводившем контрразведывательную работу на территориях Херсонской, Сталинской, Запорожской, Кировоградской, Одесской областей, а с 1942 года. в Крыму. Эмигранты возглавляли штатные контрразведывательные резидентуры, состоявшие из 2.3 штатных резидентов, самостоятельно вербовавших агентуру. Помимо вербовки в Абвер, велась постоянная работа по привлечению в ряды РОВС и НТС.

Советскими органами госбезопасности были вскрыты следующие контрразведывательные резидентуры, действовавшие под прикрытием различных организаций и учреждений:

Резидентура в Николаеве (резиденты Громов и Кошарновский). действовала с начала 1942 года по февраль 1944 года.

Резидентура в Кировограде действовала под видом «Технической группы по строительству мостов» или «Лаборатории по борьбе с полевыми вредителями», также маскировалась под труппу артистов. Руководил «артистами» поляк Врублевский (он же Вроновский). С этой резидентурой на связи находился сотрудник АНСТ Вольбериц Роберт, работавший художественным руководителем городского театра. Вольбериц создал резидентуру из настоящих артистов, которая затем была передислоцирована в западные области Украины.

Таганрогская резидентура была создана в декабре 1941 года под условным наименованием «Риттершпорен» («Рыцарская шпора»). Возглавлял ее Яренко, он же полковник Воронов.

В селе Новая Одесса Николаевской области резидентура действовала под видом филиала исследовательского рыбного института «Фишварт». Во главе стоял белоэмигрант Триколич, имевший псевдонимы «Генбержевский» и «Кусин».

В мае 1943 люди Триколича вели активную разработку коммунистов, партизан и активистов. Перед началом немецкого отступления произвели многочисленные аресты и принимали участие в следствии.

Резидентура в г. Вознесенске действовала с весны 1943 года под прикрытием того же рыбного института, под руководством штатного резидента белоэмигранта Носкова (псевдоним «Кюстер»). Носков вербовал агентуру из числа интеллигенции и сотрудников оккупационных учреждений и использовал сотрудников АНСТ, прибывших вместе с ним из Николаева. По данным советской разведки Носков завербовал до 60 человек. На них была заведена картотека, часть которой была захвачена советскими войсками. В мае-июне 1943 года резидентура Носкова при содействии ортскомендатуры г. Вознесенска проводила массовые аресты подозреваемых в причастности к партизанскому движению и 100 арестованных были расстреляны.

В октябре 1943 года резидентура Носкова и Триколича объединились в селе Новая Одесса и располагались там до наступления советских войск.

Херсонскую резидентуру до апреля 1943 года возглавлял Триколич, позднее Закржевский. В качестве конспиративных квартир использовались Херсонский яхтклуб и квартира начальника городской полиции Липко. Помимо вербовки осведомителей, штатными резидентами была создана агентурная сеть в среде технического персонала судостроительного завода, и засылались агенты-провокаторы в партийное подполье.

Аналогичные резидентуры действовали в Мариуполе, Керчи, Одессе, Первомайске, Феодосии, Мелитополе, Кривом Роге, Никополе и других городах.

В органе военно-морской разведки «Маринен Абверштелле «Крым» работали белоэмигранты из Болгарии П.С. Орловский и Ф.И. Лихо. Они же вели вербовку агентуры из местных жителей в приморских городах Крыма.

Орган контрразведки «Абверофицер-3» при штабе командующего тылом группы армий «Зюд-А» состоял из русских сотрудников. белоэмигрантов, служивших ранее в АНСТ «Юг Украины». Агентурной работой органа руководил упомянутый выше К.А. Фосс. Орган вел контрразведывательную работу через сеть резидентур в Мелитополе, Херсоне, Бериславе, Одессе. В марте 1944 года «Абверофицер-3» был переброшен в Румынию, откуда большая часть его русских сотрудников выбыла в Болгарию.
Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz