: Персональный сайт - Восточный легион Гитлера(окончание)
Сайт посвещается воинам РОА Понедельник, 21.08.2017, 18:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Block title
Locations of visitors to this page

успехами Германии, чем политическими намерениями ее руководства относительно тюркских народов России».

По инициативе бывшего посла Германии в СССР фон Шуленбурга весной 1942 года в Берлине состоялся «круглый стол» между представителями «туранской» эмиграции из СССР и чиновниками МИДа Германии. Слет представителей эмиграции всех национальностей Кавказа, Закавказья и Средней Азии и всех оттенков политического спектра проходил в отеле «Адлон». Заседание закончилось принятием ряда деклараций о намерениях. Результатом этого сбора стал конфликт между МИДом и Восточным Министерством Рейха по поводу того, в чьем именно ведении должны находиться «туркестанцы».

В Восточном Министерстве за работу с представителями тюркских народов отвечало отделение «Кавказ» профессора Герхарда фон Менде, которое, в свою очередь, было частью отдела «Политика» под руководством уроженца России Георга Лейббрандта.

Менде происходил из балтийских немцев, родился в 1904 году в Риге. Его отец был расстрелян большевиками во время революции. В 1927 году Менде поступил в Берлинский университет и в феврале 1933 года с успехом защитил диссертацию «Очерки по истории колонизации в СССР». В 1935 году он защитил докторскую диссертацию «Национальная борьба российских тюрок. Исследование национальной политики в СССР», а через год опубликовал ее как монографию. В 1933.1934 гг., не будучи членом НСДАП, фон Менде тем не менее участвовал в работе «Антикоминтерна». С 1936 года он руководил кафедрой в Берлинском университете. По свидетельству современников, фон Менде свободно владел русским, французским, английским, турецким, датским, шведским, норвежским и тюркским языками.

Летом 1943 года на службу в Восточное Министерство пришел генерал СС Г. Бергер. Отдел «Политика» был укрупнен и на базе отделения «Кавказ» был создан отдел «Чужие народы» под водительством того же Менде, который стал фактическим руководителем направления восточной политики ведомства Розенберга.

Весной 1942 года начались подготовительные мероприятия по созданию «Туркестанского Национального Комитета» (ТНК, Nationalturkestanisches Einheitskomitee). Фактически комитет был создан в начале осени 1942 года. Острые разногласия в среде немецкого руководства вызвало существование национальных представительств кавказских народов.

Во второй половине 1942 года армянский, грузинский и азер467 байджанский комитеты существовали лишь «виртуально» или уже были распущены.

Руководство ТНК состояло из людей, имевших принципиальные разногласия с Советской властью и принимавших ранее деятельное участие в работе партий и национальных группировок, стоявших в национальной оппозиции не только Москве Ленина и Сталина, но и Петербургу Керенского.

Узбек Вали Каюм-хан в 1922 году, будучи 17-летним подростком, выехал с другими 70 молодыми людьми из Средней Азии на учебу в Германию. Инициатором отправки был министр образования Бухарской республики Абдулрауф Фитрат. Договоренность с немецким правительством об обучении была достигнута также стараниями пантюркиста Алимжана Идриси.

Вали Каюм поступил на сельскохозяйственный факультет Берлинского университета, затем учился на факультете политических наук. По окончании учебы он отказался от возвращения и принял германское подданство. В конце 1920-х годов Вали Каюм сотрудничал с М. Чокаевым и они совместно выпускали газету «Яш Туркестан». Его духовный наставник Идриси, работавший в германском МИДе, устроил Вали Каюма в отдел пропаганды МИДа. Находясь в тени Чокаева, Вали Каюм поставил своей целью выбиться вперед и подчинить себе всех туркестанцев, что впоследствии и попытался осуществить.

Мустафа Чокаев (Мустафа Чокай-оглу) происходил из интеллигентной казахской семьи. Его дед ведал делопроизводством у кокандского хана, отец был судьей. Чокаев получил образование на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета вместе с А.Ф. Керенским. Также вместе с будущим главой Временного правительства он вступил в партию социалистов-революционеров. После окончания университета Чокаев возвращается на родину, где создает кружок из представителей национальной интеллигенции и разрабатывает программу, близкую по своей сути эсеровской. После падения династии Романовых Чокаев был назначен Керенским «Уполномоченным временного правительства по Туркестанскому краю». Этот пост он использовал для агитации за создание автономной мусульманской республики. После падения Временного правительства Чокаев принял участие в национальном съезде представителей народов Туркестана в Коканде. После съезда Чокаев объявил о создании организации «Кокандская автономия» и возглавил ее. Англичане сразу признали организацию, а позже ввели оккупационные войска.

Просуществовав три месяца, «Кокандская автономия» прекратила свою деятельность с приходом к власти большевиков. Для Чокаева настают мрачные времена. Он бежит в Турцию, после чего в центр эмиграции Париж. Здесь Чокаев выпускает газету «Яш Туркестан» и издает свою книгу «Советы в Средней Азии». С началом немецкой оккупации он оказывается в концлагере. за связь с англичанами. Его деятельная натура не может мириться с издевательствами и ничегонеделанием. В результате раздумий появляется на свет его письмо к Розенбергу. В нем Чокаев обосновывает свою новую политическую идею. создание с помощью Великой Германии исламского государства «Туркестан», организацию особой армии из бывших советских военнопленных-мусульман для высадки десанта в Каракумах и свержения Советской власти.

Чокаев умер при не вполне ясных обстоятельствах зимой 1942 года, когда вместе с Вали Каюмом объезжал лагеря военнопленных и заразился там тифом.

Еще одна крупная фигура. Заки Валидов (Заки Валиди Тоган). Этот глава башкирской эмиграции во время Гражданской войны пытался организовать в башкирском Зауралье республику «Малую Башкирию», однако после разгрома войск атамана Дутова плану не суждено было сбыться. Валидов просидел 2 месяца в Оренбургской тюрьме, освободил же его налет белых казаков на город. Впоследствии Валидов возглавил несколько башкирских полков, но это бело-башкирское воинство развалилось. В марте 1919 года была провозглашена Башкирская АССР, после чего Валидов ушел в подполье. В январе и в июне 1920 года он принимал участие в организации антисоветских мятежей. Эти выступления были жестоко подавлены, а их организатор укрылся в Хивинском ханстве и Бухарском эмирате. Валидов снимал комнатку в доме небогатого ремесленника на окраине Бухары и мечтал об объединении всех мусульман России. Тогда же он начинает сотрудничать с бухарским эмиром Саид Алим-ханом. В ноябре 1921 года в Бухару тайно прибыл бывший турецкий военный ми469 нистр Энвер-Паша, который вместе с Валидовым возглавил басмаческое движение. После ряда военных неудач и ликвидации басмачества Валидов бежал в Афганистан, Персию и Турцию и в конце скитаний осел в Париже. Впоследствии Заки переехал в Берлин, где сотрудничал с Гаязом Исхаки, читал лекции в Стамбульском университете и издавал газету «Туркестан», в которой отстаивал свою идею о объединения всех мусульман вокруг Турции.

Все эти лидеры мелких эмигрантских группировок объединились вокруг Чокаева. В первые месяцы Великой Отечественной войны активисты эмиграции посещали лагеря военнопленных на территории Польши, отбирая будущих национальных легионеров. Вопрос о том, как называть военные формирования из мусульман решился просто: Чокаев предложил наименование «Туркестанская армия», немцы же остановили свой выбор на более скромном «Туркестанском легионе». Одновременно с этим Чокаев решил с помощью Розенберга создать курсы национал-социализма для командного состава «Туркестанской армии». Такие курсы были созданы в лагере в Вустрау. Они состояли из трех ступеней: первая («ауфангслагер») для только что прибывших из лагерей военнопленных включала в себя предварительную идеологическую обработку, вторая ступень («форлагер»). для подготовленных и зарекомендовавших себя курсантов и третья («штаммлагер»). для выпускников. Первый набор из 30 человек изучал государственное устройство Рейха, его законы, программу и устав НСДАП, немецкий язык, слушал цикл лекций по истории Туркестана (читал Каюм-хан) и ислама.

Религиозно-идеологическую подпитку осуществлял журнал «Милли Туркестан», издававшийся Каюм-ханом. Впоследствии этот печатный орган сыграл негативную роль, ибо речь в нем шла в основном про легионеров-узбеков, в то время как легион был многонациональным. Вали Каюм вообще всячески превозносил перед своими немецкими хозяевами узбеков как лучших солдат Азии, чем ставил в положение изгоев глав других национальных группировок.

Постоянное соперничество лидеров национальных групп, работа советской разведки и подполья привели к многочисленным расколам в среде националистической эмиграции.

Так, Каюм-хан рассорился с А. Идриси, который откололся от комитета и вместе с А. Шафеевым сделал ставку на союз «Идель-Урал», объединив в нем татар, башкир и чувашей.

Каюм – хан, не доверявший представителям волжских мусульманских народов («волжские татары, башкиры и чуваши обрусели и стали русской прислугой») разработал свой план, согласно которому в будущем «Туркестане» надлежало произвести переселение мусульман, запятнавших себя сотрудничеством с русскими, то есть волжских татар, чувашей, башкир, удмуртов. вглубь Туркестана, заменив их на туркменов, казахов и узбеков как «более надежных».

Между ведомством Ольцши и ТНК возникло соперничество за обладание и ведение агентуры. От руководителя АТ, опасавшегося, как бы комитет не установил связь с англичанами, к Каюм-хану был внедрен некто Джумабаев.

С осени 1944 года национальные лидеры тюркско-мусульманских группировок стали демонстрировать немецким шефам недовольство высказываниями генерала Власова. 13 октября 1944 года Каюм-хан обратился с письмом к Гиммлеру, в котором высказал мнение о том, что Власов имеет право говорить лишь от собственного имени и имени русского народа. Впоследствии на имя Розенберга была составлена гневная петиция, которую подписали Каюм-хан, Шафи Алмас, М. Кедия, Али-хан Кантемир, Н. Мельник, Р. Островский.

Все это ничуть не помешало Каюм-хану 23 ноября 1944 года приветствовать Пражский Манифест и позднее заявить о солидарности ТНК с Комитетом по Освобождению Народов России.

В конце войны ТНК выехал из Берлина. Часть его под руководством фон Ольссена разместилась в м. Беверунген близ г. Детмольд, где национальным активистам выдали турецкие паспорта.

После войны в Мюнхене было открыто представительство «Комитета для перемещения эмигрантов тюркских национальностей». Комитет признавал всех тюрков российского происхождения турецкими подданными, обеспечивал продовольствием и вывозил в Турцию. В 1946.1948 гг. Турция предоставила убежище 4.5 тысячам оказавшимся на Западе тюркаммусульманам. Из них примерно 500 были туркестанцами.

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz