: Персональный сайт - Казаки и Русское Освободительное Движение
Сайт посвещается воинам РОА Среда, 26.07.2017, 05:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Block title
Locations of visitors to this page

А. В. Окороков,
"ВЕЧЕ", №58,1996




Достаточно широко распространено убеждение, что история - это не наука, а отношение к фактам, что историю можно переписать так, как этого требуют обстоятельства. Традиции советского летописания как бы подтверждают эту мысль. Сколько раз, даже на моем веку, переписывались заново учебники истории - белое становилось черным, а черное красным. Поэтому и разыгрывались в нашей стране акты политической трагедии, когда уничтожались очевидцы прошлых "неугодных" лет, акты культурного вандализма, когда умалчивались или просто вымарывались "незначительные" факты, в действительности существенно влиявшие на развитие общества и государства. Однако, рядом с "зеркальной" историей всегда присутствует "память самой жизни". Эту память - культурное, духовное наследие заново переписать нельзя. Либо оно есть, либо его нет.
Один из таких провалов исторической памяти - возникновение русских добровольческих антибольшевицких частей, "восточных" формирований в германской армии в годы Второй Мировой войны. В их состав вошли советские люди раз-ных национальностей и социальных групп, волею судеб оказавшихся под властью гитлеровской Германии.
За рубежом на эту тему написаны десятки книг, опубликованы сотни статей, воспоминаний, научных исследований. В России же до недавнего времени ограничивались лишь эпизодическими публикациями, да и то, подготовленными по "спецзаказу". В них, эти люди предстают предателями-одиночками, ради куска хлеба с маслом, ушедшими в услужение немцам. Среди них были, конечно, и отщепенцы, продавшие и власть, и Родину, и себя. Но были и идейные борцы против большевизма и сталинизма. Были и "простые смертные", с которыми судьба сыграла «шутку», обернувшуюся для них трагедией длиною в жизнь. Кем же они были в действительности - предателями или патриотами? На этот вопрос едва ли когда-то удастся получить однозначный ответ. Каж-дый человек рассуждает и судит по-своему, в меру своего жизненного опыта, воспитания, образованности, своей духов-ности, религиозной и политической ориентации. Любой госу-дарственный режим, будь он коммунистическим или ка-питалистическим, старается подогнать историю под свои догмы. И все же...
Отношение к этим людям может быть различным, но факт в том, что объединяло большинство из них одно: они боролись за лучшее будущее своего Отечества - России. Ей и должна принадлежать их история.
В этой статье, отнюдь не претендующей на широкие обобщения, приведены сведения из малоизвестных российскому читателю источников о казаках - одной из составляющих, хотя и массовой, но недостаточно организационно оформленной силы противостояния сталинскому режиму, стихийно возникшей в начале войны. Эта составляющая, несколько обособленная от Русского Освободительного движения была, на мой взгляд, наиболее монолитной, ярко выраженной и откровенной антикоммунистической силой на оккупированных немцами территориях. Мне хотелось хотя бы фрагментарно осветить предпосылки её возникновения, процесс её зарождения, развития и её взаимоотношения с Русским Освободительным Движением, лидером которого стал генерал-лейтенант Красной Армии А.А.Власов. Цель статьи - показать «стратиграфию» части «подсоветского» общества, которая в экстремальной ситуации войны сгруппировалась в жесткую структуру. Эта структура, в которой кажется даже нет места человеку, состоит все же из живых людей - отдельных больших и малых личностей с их неповторимостью, жизнью и смертью.
История зарождения и развития "подсоветских" антибольшевицких сил и организации "восточных" частей в период войны неотделима от предвоенного периода истории Советского государства, как и от восточной политики Третьего рейха. Генеральная линия, последней, определялась положениями "Майн кампф" и расовыми теориями нацистов. До последних дней войны у Гитлера не было ни малейшего намерения предоставить народам СССР хотя бы статус сателлитов или дать им возможность участвовать в вооруженной борьбе против существовавшего в России строя. Эта точка зрения не переменилась даже в критический для Германии момент. И только под давлением обстоятельств фюрером были сделаны небольшие уступки в отношении использования "местных сил" в вооруженной борьбе на восточном фронте.
Иного мнения придерживалась наиболее здравомыслящая часть германского офицерства. Они понимали, что война с СССР не будет легкой, потребует колоссального напряжения сил и, в случае необходимости, перемен в политическом курсе. Многие из них, хорошо узнавшие Россию в годы учебы или работы, были уверены в важности привлечения на свою сторону для достижения победы представителей различных народов СССР, недовольных режимом. Уже с первых дней войны они под свою личную ответственность стали прини-мать русских военнопленных в немецкую армию, сначала в хозяйственные части и санитарные службы, а примерно с конца 1941 года и в военные подразделения.
К этому же времени относятся попытки организовать отдельные "восточные" части. Первыми были сформированы латышские, литовские и эстонские охранные батальоны. В конце 1941 года было положено начало созданию русских, украинских, белорусских и казачьих батальонов, эскадронов и рот, которые в большинстве своем по ротно, по батальонно - входили в немецкие соединения и не имели единого ко-мандования. Более крупные формирования - легионы - набирались из азербайджанцев, армян, грузин, северо-кавказцев и других малых национальностей.
Все эти "отдельные" части вызывали недовольство Гит-лера, не желавшего "заражать" арийские войска другими расами. Единственными формированиями, на которые он смотрел с благосклонностью, были казачьи. По мнению ряда исследователей, это связано с тем, что еще в дни ранней политической деятельности будущего фюрера поддержали некоторые казачьи лидеры. Кроме того, он соглашался с теорией, по которой казаки считались потомками готов, и, следовательно, не славянами, а арийцами.
Уже с начала войны значительная часть казаков всех Казачьих Войск России приняла участие в борьбе против СССР на стороне Германии. Главной причиной этого явления, не имеющего прецедента в российской истории, был жесточай-ший геноцид казачества, который осуществляли большевики со времен гражданской войны и рамках так называемого "расказачивания".
Начиная с 1921 года, проводились массовые репрессии, коснувшиеся даже тех, кто поддерживал советскую власть. Еще более они усилились в начале 30-х годов в связи с коллективизацией. Естественной реакцией казаков, воинов от рождения, стал вооруженный отпор советской власти.
Так, в конце ноября 1932 года восстали жители станицы Тихорецкой на Кубани, почти две недели отражавшие атаки регулярной Красной Армии. К началу 30-х годов относятся вооруженные выступления кубанских казаков: в станице Ставропольской под руководством Андрея Проскуры и бывшего красного партизана Антона Антоновича Антоненко; в станице Троицкой под руководством Архипенко; в станице Успенской под командованием Александра Лугового; в станицах Ново-Марьевской и Ново-Троицкой. На Ставрополье в 1931 году бывшим красным партизаном Ключко было поднято восстание в селе Николина Балка (1).
Существенно отметить, что в подпольные антисоветские казачьи организации входили командиры крупных воинских частей Красной Армии, чекисты, члены партии из Ставро-поля, Грозного, Баку. Все они были судимы, и к началу 1933 года большинство расстреляно. Подавление восстаний сопровождалось уничтожением населения и массовыми высылками жителей станиц в отдаленные районы СССР. Так, в начале коллективизации огромная станица Полтавская, единодушно отказавшаяся вступить в колхоз, была окружена, разрушена артиллерийским огнем, а место, на котором она стояла, было распахано.
В Постановлении Северо-Кавказского Крайкома ВКП(б) от 16 декабря 1932 года отмечалось:
«... В виду того, что станица Полтавская, несмотря на все принятые меры, продолжает злостно саботировать все хозяйственные мероприятия Советской власти и явно идет на поводу у кулака, признать необходимым выслать всех жителей станицы из пределов края, за исключением доказавших на деле свою преданность советской власти в гражданской войне и в борьбе с кулачеством.
Предрешить оставление в ст. Полтавской коммуны имени т.Фрунзе.
Полтавскую партийную организацию, как явно неспособную бороться за решения партии, распустить. На следующем заседании Бюро Крайкома рассмотреть вопрос о дополнительном занесении на черную доску в целом станиц, продолжающих упорно саботировать хлебозаготовки и особо в отношении единоличников» (2).
Расстреливали священнослужителей, разрушали и оскверняли храмы. Например, в Ростове-на-Дону в Кафедральном соборе был устроен зверинец, а в Вознесенском войсковом соборе, в Новочеркасске разместили красноармейские конюшни; прах атамана Платова и других атаманов был выброшен из храма на помойку. Все это вызывало возмущение казаков, разжигало их ненависть к советской власти и в значительной степени способствовало их участию в войне на стороне Германии: хоть с чертом, но против большевиков.
Еще до прихода немцев, на Дону был создан Штаб освобождения Дона, ставший основой многих военных формирований. Организован Штаб Войска Донского и положено начало организации кавалерийского дивизиона под командованием войскового старшины Шведова. Отдельные казачьи формирования существовали и на Кубани, где был создан Штаб Добровольческих войск Кубани и Терека. Инициатором создания Штаба был полковник Г.Н.Тарасенко (впоследствии генерал-майор, помощник Походного Атамана по строевой части).
Включились в борьбу и казаки-эмигранты. В августе 1941 года были сформированы 1, 2 и 3-й Казачьи полки, действовавшие против партизан Тито в Сербии. Русский корпус, сформированный из эмигрантов в Югославии 12 сентяб-ря 1941 года, также имел в своем составе казачий полк.
Первое казачье подразделение из военнопленных было сформировано при поддержке командования группы армий "Центр" в конце 1941 года донским казаком И.Н.Кононовым, бывшим командиром Красной Армии.
Иван Никитович Кононов родился в 1903 году в станице Ново-Николаевской в семье есаула. Войска Донского, В 1920 году - красноармеец 14-й кавдивизии Первой конной армии. В 1922 году окончил школу младшего комсостава, В 1924 г. вступил в комсомол, в 1927 году - в партию, с 1927 по 1934 год после окончания Объединенной военной школы им. ВПИКа в Москве служил в 3й кавдивизии в должности командира взвода, командира эскадрона, начальника полковой школы, командира полка, В 1935 - 38 годах учился в Военной академии им. Фрунзе. Участвовал в финской кампании в должности командира полка, был награжден орденом Красного знамени.
В самом начале войны полк Кононова в полном составе, за исключением нескольких комиссаров, добровольно перешел линию фронта на участке, которым командовал генерал Шенкендорф, один из злейших противников восточной политики Гитлера.
В своем дневнике Кононов записал:
22 августа 1941 года 436-й стрелковый полк, 135-й стрелковой дивизии, под командованием майора И.Н.Кононова, вступил в открытую борьбу против советской власти, перейдя на сторону немцев (3).
Единственным условием, которое поставил перед немцами Кононов, было его участие в создании освободительной армии для свержения сталинского режима.
При содействии Шенкендорфа он приступил к организации сначала казачьего эскадрона, а затем и полка, который именовался вначале 120-м Донским казачьим полком. Набор в полк происходил в лагерях для военнопленных в Могилеве, Гомеле, Борисове, Невеле, Лепеле, Витебске, Смоленске и Орше. В частности, из лагеря в Могилеве было отобрано 500 человек, из них 400 казаков. Знаменосцем полка стал казак Белоградов, два брата и четыре сына которого были расстре-ляны чекистами. Сам он провел 12 лет в сталинских лагерях.
По разным оценкам численность нового полка Кононова, переформированного из 436-го стрелкового полка Красной Армии и дополненного пленными красноармейцами и офицерами, к середине сентября 1941 года (то есть, спустя месяц после перехода линии фронта) составляла от 1600 до 1800 человек, в том числе 77 офицеров (4).
К августу 1942 года Кононов сформировал уже шесть эскадронов, которые в конце года были сведены в 600-й полк Донских казаков. 17 января 1943 года в соответствии с приказом высшего командования о разрешении организовывать "восточные" части не крупнее батальона, полк Кононова переименовывается в 600-й Донской казачий батальон. К этому времени его численность достигала 3000 человек.
В конце февраля 1943 года произошла встреча Кононова с генералом Власовым, который посетил расположение части во время своей инспекционной поездки по Смоленской области.
В апреле 1943 года 600-й батальон был включен в состав создававшейся в то время 1-й Казачьей дивизии под командованием генерала Гельмута фон Паннвица, а 7 июня был отправлен на переформирование в Польшу.
Штабы формирования казачьих частей были организованы немецким фронтовым командованием еще в 1942 году. Один из таких штабов располагался в Шепетовке, где в разное время было сформировано 12 казачьих полков. 1-й Донской полк получил имя атамана Платова, 9-й - атамана Бокланова. Непосредственной работой по формированию казачьих частей руководил бывший полковник Генерального штаба Красной Армии Саркисыш (5).
Помимо кононовского батальона, преобразованного в 5-й Донской полк, в состав дивизии вошли еще один донской, два кубанских, один терский, один сибирский и один сводный ка-зачьи полки, сформированные в Буденновске, Полтаве, Шепетовке, в том числе и полк "Платов". К концу сентября 1943 года 1-я Казачья кавалерийская дивизия была полностью сформирована. Она состояла из двух бригад, разведотряда, саперного батальона, отряда связи, частей тылового обслуживания и запасного полка. Каждая бригада включала три полка. Командиром 5-го Донского полка 2-й бригады стал подполковник И.Н.Кононов. Командирами бригад и остальных полков были назначены немецкие офицеры (6).
24 сентября 1943 года дивизия была направлена в Югославию. На 4 ноября 1943 года её личный состав насчитывал 18 тысяч 555 человек, в том числе 191 казачий офицер и 14315 казачьих унтер-офицеров и рядовых, а также 222 немецких офицера и 3827 немецких унтер-офицеров и рядовых (7).
Есть сведения, что до октября 1944 года на сторону казаков перешло не менее 803 красноармейцев. Недалеко от Беловар, в Хорватии, на их сторону перелетели шесть советских самолетов. Советские летчики, узнав, что находятся в зоне дислокации казачьих частей, осуществили налет на одно из формирований Тито, после чего приземлились в районе размещения дивизии (8).
В начале сентября 1944 года на совещании в Главном штабе войск СС было принято решение о развертывании 1-й Казачьей кавалерийской дивизии в корпус. С этой целью был создан специальный орган - Резерв казачьих войск, начальником которого приказом рейхсфюрера СС Гиммлера был назначен генерал А.Г.Шкуро. В задачу Казачьего резерва входил набор добровольцев и мобилизованных в казачьи части. Давая показания о деятельности Казачьего резерва, Шкуро сообщал, что с сентября 1944 года по апрель 1945 года им было направлено в 5-й запасной полк корпуса фон Паннвица до двух тысяч человек, а в Казачьий Стан генерала Т.И.Доманова - до семи тысяч человек, главным образом стариков, женщин и детей на жительство в казачьих "станицах" в Италии (9).
В феврале 1945-го дивизия была перегруппирована в 15-й Казачий кавалерийский корпус и передана в подчинение войск СС. Фон Паннвиц, не являясь приверженцем нацизма, смотрел на смену командования лишь как на возможность бесперебойного снабжения подчиненных ему формирований современным оружием и снаряжением . Гиммлер же, готов был признать необязательность для казаков эсэсовских званий и знаков отличия, а также присутствия в казачьем корпусе немецких офицеров.
В состав 15-го корпуса дополнительно вошли два казачьих полицейских батальона из Кракова, батальон заводской охраны из Ганновера, казачий полицейский батальон из Варшавы и полк под командованием Бондаренко, ранее подчиненный генерал-майору Доманову. 5-й Донской полк Кононова был развернут в пластунскую бригаду за счет влив-шегося казачьего полка (около 800 человек) полковника фон Рентельна, переброшенного на Балканы из Франции 29 марта 1945 года. Первый конный дивизион вышел из состава 5-го Донского полка и был реорганизован в разведдивизион, командиром которого был назначен есаул Бондаренко. А 5-й Донской полк принял под свое командование есаул Борисов, произведенный в войсковые старшины. Начальником штаба пластунской бригады стал бывший майор Генерального штаба Красной Армии Зацюк. Командирами дивизии были назначены немецкие офицеры: 1-й дивизии - полковник Вагнер, 2-й - полковник Шульц (10).
На 1 апреля 1945 года боевой состав корпуса включал штаб корпуса с конвойной сотней, разведотряд, моторизованный отдел связи, танковый батальон (в стадии формирования) и батальон штурмового оружия, две кавалерийские дивизии, пластунскую бригаду и разведдивизион. Каждая дивизия состояла из штаба дивизии с охранной ротой, полевой жандармерии, корпуса трубачей, взвода пропаганды, артиллерийского дивизиона, отдела связи, саперного батальона, групп снабжения и обеспечения, ремонтного подразделения и трех конных полков (1-я дивизия: 1-й Донской полк под командованием майора Б.В.Островского, 2-й Сибирский полк, 4-й Кубанский полк; 2-я дивизия: 3-й Кубанский полк, 6-й Урало-Терский полк, 7-й казачий полк). Пластунская бригада состояла из штаба, двух пластунских полков, разведотряда, отдела связи, артиллерийского дивизиона, а также служб обеспечения и снабжения, находившихся в стадии формирования (11).
Другим крупным казачьим формированием на террито-рии, оккупированной Германией, был Казачий Стан - специфическое казачье образование с иерархической структурой, размещавшееся на обособленной территории, на которой дислоцировались действующие воинские части и распола-гались поселения казаков. Его организатором и первым Походным Атаманом стал начальник Штаба освобождения Дона полковник царской армии С.В.Павлов.
Сергей Васильевич Павлов родился 4 октября 1896 года, в Новочеркасске. В 1914 г. окончил Донской кадетский корпус, а в мае 191S - казачью сотню Николаевского кавалерийского училища, выйдя офицером в третьеочередной 47 Донской казачий полк. В 1916 году был командирован в Винницкую военно-авиационную школу, по окончании которой служил в боевой авиации на Юго-Западном фронте. Имел ряд боевых орденов. Возвратившись на Дон в 1917 году, служил добровольцем в партизанском отряде, был ранен в бою. С 1918 по 1920 гг. служил в рядах Донской армии, был произведен в чин есаула, командовал автоброневиком «Казак», впоследствии перешел в казачью боевую авиацию. В дни гибели Донской армии остался в Новороссийске. Скрывался под вымышленной фамилией, работая на заводах. Закончил заочный инженерно-строительный институт, стал инженером-кон-структором. Перед приходом немцев служил инженером на Новочеркасском паровозостроительном заводе «Локомотив», где создал казачью антибольшевицкую подпольную организацию.
После прихода немцев Павлов осенью 1942 года при участии Т.И.Доманова приступает к формированию пластунской сотни, а в конце ноября - казачьего полка. Независимо от них в это же время в станице Грушевской формируется конная сотня под командованием есаула Федорова и хорун-жего Харитонова. Инициативу Павлова поддерживает П.Н.Краснов. 11 ноября 1942 года он направляет Павлову письмо, в котором дает ряд рекомендаций по организации повстанческой деятельности и формированию казачьих частей (12).
В середине 1943 года в Кировограде Павлов формирует два полка из отступавших с частями вермахта казаков, а в конце 43-го получает разрешение от немецкого фронтового командования собрать всех рассеянных при отступлении казаков-беженцев. Одним из крупнейших сборных пунктов стал Кировоград, где к июлю 1943 года собралось до 3000 казаков с семьями, другим - Проскурово, где к этому времени их оказалось около семи тысяч.
О процедуре воинского набора казаков пишет М.Таратухин: «...В мае месяце (1943 г. - А.О.) комендатуры всех районов дали распоряжения - всех казаков, находящихся на Украине, доставить в районные села. В районах были представители Штабов Донского и Кубано-Терского, которые принимали доставленных и железной дорогой везли в г. Кривой Рог на сборный пункт. На Почтовой улице № 22 на дверях дома была надпись - Представительство добровольческих Кубанских и Терских Казачьих Войск. Нас поставили в длинную очередь. В 9 утра представительство начало работу. В помещении за столом сидел старший писарь, каждый подходивший подавал ему свое удостоверение личности, он записывал и передавал людей присутствующим на регистрации казачьим офицерам, старым и инвалидам выдавал справки об освобождении от воинской обязанности. Офицеры уводили казаков в казармы, которые были на окраине города. Из нашей группы двенадцати, шестерых взяли в казачьи части, а пяти старикам и мне инвалиду (повреждение левого глаза) выдали справки освобождения от службы, от 31-го мая 1943 г., заверили в штабе Юга на обороте спра-вок на немецком языке с их печатью и мы вернулись в колхоз (на многих оккупированных территориях колхозная система сохранялась и немцах - А.О.). После мы узнали, что наших молодых казаков отправили в г. Млаву, а оттуда в дивизию ген. фон Паннвица на Балканы...» Прибывающих казаков с семьями распределяли по поселениям (станицам) по войсковой принадлежности: донцов направляли в донские станицы, кубанцев - в кубанские, терцев - в терские. Станицы избирали станичных атаманов и станичное Правление, которое в свою очередь, подчинялось С.В.Павлову, занявшему пост Походного Атамана Казачьего Стана. Начальником штаба Походного Атамана стал есаул Стаханов, позднее произведенный в чин войскового старшины, а затем в полковники. Командиром сотни охраны штаба, размещавшегося в Дунаевке, был назначен сотник Т.И.Доманов, ставший вскоре начальником штаба,
В начале лета 1944 года Казачий Стан по распоряжению немецкого командования был передислоцирован в Белоруссию, где уже действовали добровольческие части: казачий дивизион под командованием сотника Холодного, белорусский отряд Рагули и бригада Каминского (Русская Освободительная Народная Армия - РОНА). Для размещения Казачьего Стана, на основе Декларации Германского Правительства к казакам, в районе городов Барановичи-Слоним-Новогрудок-Ельня-Столицы казакам было выделено 180000 гектаров земли. Штаб формирования казачьих полков расположился в Новогрудке. Из оказавшихся в распоряжении Павлова до 5000 казаков формируется 5 полков, которые вооружаются трофейным советским оружием: (каждая сотня имела на вооружении по 5 станковых и 15 ручных пулеметов). Постепенно создается стройная система военного управления. Всего за короткое время было сформировано 11 казачьих пеших полков по 1200 штыков. В последующий период при переходе Казачьего Стана из Белоруссии в район Белостока было положено начало формированию 1-го Казачьего конного полка. Из пеших казачьих полков были организованы казачьи бригады, командирами которых являлись полковники Васильев, Силкин (Донцы), Тарасенко (Кубанец) и Вертепов (Терец). (14)
17 июня 1944 года полковник Павлов погибает в бою с партизанами при до сих пор, не выясненных обстоятельствах. Подъесаул В.С.Дудников в своих воспоминаниях пишет, что Походный Атаман был убит в одной из незначительных операций, в совершенно прикрытом месте: «...прилетела единственная (как бы не своя) шальная пуля и храброго Походного Атамана - полковника Павлова не стало» (15). Бывший офицер штаба Павлова Петр Донсков в одном из писем Н.Беттелю - автору книги "Последняя тайна" - обвиняет П.Н.Краснова в -«подготовке убийства Павлова с целью завоевать доверие немцев и стать Атаманом» (16). Германский отдел Безопасности (СД), проверяя обстоятельства гибели Павлова, пришел к выводу, что он был убит его личным адъютантом, сотником Богачевым (17). После его гибели Походным Атаманом Казачьего Стана назначается Т.И.Доманов.
Тимофей Иванович Доманов (1887-1947) родился в станице Мигулинской. С 1918 по 1920 год служил в войсках генералов Каледина, Краснова, Деникина, в чине сотника. В советское время жил на Кавказе, работая на административно-хозяйственных должностях. Перед войной был начальником отдела снабжения на электростанции в Пятигорске. Согласно протоколам допросов Доманова в СМЕРШе (20 июля, 14 авгу-ста, 4 октября 1945 г., и 20 сентября 1946 г.) он являлся секретным сотрудником НКВД и был оставлен в городе для подпольной работы. После прихода немцев принял активное участие в формировании казачьих частей. Произведен в вой-сковые старшины, а после назначения Походным Атаманом в полковники. За бои с белорусскими партизанами награжден Железным крестом 1-й степени. Впоследствии произведен в генерал-майоры. По окончании войны был вывезен в СССР и казнен вместе с другими видными казачьими военачальниками.
6 июля 1944 года Казачий Стан перебрасывается в район Толмеццо в Северной Италии. Там казаки за короткое время наладили нормальный уклад жизни. Началась регулярная служба в церквях, открылись школы и больницы. Недалеко от штаба Доманова в местечке Вилла-Сангина было организовано казачье юнкерское училище. В городке Алессо, переименованном донцами в Новочеркасск, был устроен инвалидный дом, а в апреле 1945 года создан Кадетский корпус, который просуществовал, правда, всего несколько дней. Весной 1945 года в Вилла-Сангина переехало и Главное управление казачьих войск, которому был подчинен Казачий Стан.
Главное управление казачьих войск было образовано приказом командующего Восточными добровольческими войсками генерала от кавалерии Кестринга от 31.03.1944 года. Руководителями Управления были назначены: генерал от кавалерии П.Н.Краснов (начальник); члены: Походный Атаман
Донского Войска полк. СВ.Павлов, Кубанский Войсковой Атаман за границей ген.-м. В.Г.Науменко, Походный Атаман Терского Войска полк. Н.Л.Кулаков; зам. членов: Атаман Округа Донских станиц в Казачьем Стане войск, старш. М.М.Ротов, Атаман Отдела Кубанских станиц в Казачьем Стане полк. В.И.Лукьяненко. Атаман Отдела Терских станиц в Казачьем Стане полк. В.И.Зимин (18). Позже, начальником штаба и заместителем начальника Управления стал генерал-майор С.Н.Краснов, племянник П.Н.Краснова.
Численность Казачьего Стана постоянно росла за счет от-ступавших под ударами Красной Армии казачьих частей и покидавших родные места мирных жителей. На 30 сентября 1944 года его население составляло 15590 человек. Из этого числа донцов было 7254, кубанцев - 5422, терцев и ставропольцев - 2503, остальных - 411 человек. Из общего числа "станичников" гражданского населения, включая стариков, инвалидов, женщин и детей, было 8435, а военноспособных -7155 человек. Последние составляли шесть полков и один дивизион. Эти данные не учитывают личного состава 8-го и 10-го полков, находившихся к этому времени на пути в Италию, и полка под командованием есаула Бондаренко из Варшавы (19).
Спустя 7 месяцев, согласно "Строевому рапорту по казачьим частям Подходного Атамана генерал-майора Доманова по состоянию на 27 апреля 1945 года", численность Казачьего Стана уже превышала 31 тысячу человек, в том числе 16485 рядовых и унтер-офицеров, 1575 офицеров, 592 чиновника, 6304 нестроевых, 4222 женщины, 2094 ребенка в возрасте до 14 лет и 358 подростков до 17 лет (20).
Наконец, нельзя не упомянуть еще об одном воинском формировании - корпусе генерал-лейтенанта Г.М.Семенова, созданном на Дальнем Востоке при поддержке японского военного командования. В распоряжении Семенова находились две бригады забайкальских казаков, монгольская бригада из трех полков, тяньцзинский русский волонтерский корпус, два военных училища, военные курсы, полицейские и пограничные отряды в Мань-чжоу-Го, охранные отряды на концессиях и приисках, кадры пехотных и кавалерийских батарей.
Имеются сведения, что несколько офицеров РОА посылались к Семенову с "секретными миссиями". Но достоверно известно, что в январе 1945 года атаман Семенов заявил о подчинении своего 60-тысячного корпуса Вооруженными силами КОНРа и лично генерал-лейтенанту А.А.Власову (21).
Трудно сказать, находилось ли решение Г.М.Семенова в какой-либо связи с давно зревшей в среде казачества идеей присоединения казачьих формирований к Вооруженным силам КОНРа, Но именно в конце 1944-го - начале 45-го эта идея стала обретать осязаемое воплощение. Однако этот процесс затянулся до конца войны, так практически и не завершившись. Причиной тому стала политическая борьба между двумя группировками казаков: тех, кто считал себя русскими, и казаков-националистов, самостийцев, "казакийцев", требовавших отделения казачьих областей от России и образования самостоятельного государства - Казакии.
Уже с самого начала войны против СССР казаки-самостийцы создали в Праге свой центр. Их печатным органом стала газета "Казачий Вестник", тираж которой полностью предназначался для распространения на занятых немцами землях. За короткое время была налажена переброска газеты и других печатных материалов в лагери военнопленных и на оккупированную территорию. Отсутствие иных изданий, а также умелое отождествление России с СССР находило живой отклик в душах вырвавшихся из-под советского гнета казаков. Поэтому уже к концу 1942 года и мирное население, и военное казачество приветствовало идею "казакийства". Целые казачьи полки, батальоны, отряды заявили о своем коллективном вступлении в ряды так называемого "Казачьего национально-освободительного движения".
Верная российской государственности часть казаков в первые годы войны оказалась неспособной противостоять "казакийцам". Их идеологическому прессингу "русские казаки" могли противопоставить лишь выпуск малочисленных местных бюллетеней, отпечатанных на ротаторе и распространявшихся только среди старых эмигрантов. Надежды "русских
казаков" обратились к авторитету генерала П.Н.Краснова, державшего в своих руках руководство всеми казачьими делами, а с 1944 года возглавившего Главное управление казачьих войск.
Однако надежды "русских казаков" не оправдались. В соответствии с установками немецкого командования, сфера деятельности Краснова была ограничена казачьим сектором; не допускалась вмешательства в русские дела без связи их с казачьими. Исходя из этого, 25 января 1943 года П.Н.Краснов написал обращение, в котором отмечались особые казачьи черты, казачья самобытность, право казаков на собственную жизнь, но не было ни слова о России. Документ, как позже признавался сам Краснов, с этого момента он стал только казаком, стал служить только казачьему делу, поставив крест на своей предыдущей жизни и деятельности (22).
Особое положение казаков как "союзников Германии" неоднократно подчеркивалось Красновым в приказах, в выступлениях по радио и в печати. В одной из журнальных статей, опубликованной 12 декабря 1944 года, он писал:
Слышны голоса: Россию хотят завоевать, Россию хотят делить на части, русский народ хотят обратить в рабов... Где Россия? Её давно уже нет, не будем говорить напыщенных слов о разделе давно поделенной России, о рабстве давно об-ращенных в рабов... но обратим все свои силы, прежде всего, и только на свое собственное казачье дело, дело свободы и независимости своего Края - Казачьей Земли (23).
Аналогичная программа была изложена им и 5 июля 1944 года в выступлении перед слушателями курсов казачьих пропагандистов в Потсдаме. Сохранился интересный документ - "Тезисы для беседы с казаками полка фон Рентельна", подписанный Красновым 21 ноября 1944 года. В нем Краснов пытается доказать несостоятельность идеи объединения с РОА, так как казаки «...принесли присягу на верность фюреру и Германи (24).
Интересно отметить, что еще в период Белого Движения за Красновым закрепилось мнение как об офицере «немецкой ориентации».
Подобных позиций придерживалось большинство казачьих лидеров. Так, генерал Науменко, в своем обращении к кубанским казакам призывал их всех <...в полной согласованности с декларацией германского правительства стать на исторический путь государственного строительства казачьего народа»- ("Казачья Лава", 27 июля 1944). Более того, он отправился в Прагу, в центр "казакийцев" и 16 сентября 1944 года, выступил на массовом митинге в поддержку самостийцев. Аналогичное заявление последовало и от генерала Шкуро.
О влиянии националистической идеи на рядовых казаков говорит в своей книге полковник Поздняков. В апреле 1943 года в школу пропагандистов РОА в Дабендорфе было направлено 200 казаков. Описывая их настроения, Поздняков отмечает, что они прибыли «...со своими убеждениями о казачьей государственной самостоятельности, о принадлежности к казачьей, а не русской, национальности... Та часть казаков, которая внутренне и не разделяла этой точки зрения, по различного, рода обстоятельствам была вынуждена делать вид, что разделяет её и признает действительность этой "теории"» (33).
В связи с вынужденным соглашением с «теорией» интересно привести выдержку из воспоминаний Е.Б.Польской -литературного секретаря и жены редактора газеты «Казачий клинок» войского старшины Л.Н.Польского, характеризующей отношение к «власовскому» движению простого населения.
«...Когда летом 1943 г. к нам в Крым прибыли вербовщики - власовские офицеры в отличных от немецких голубых мундирах, то Ширяев (Ширяев Борис Николаевич (Алымов) редактор газеты «Утро Кавказа», известный писатель - А.О.) и Эристов (Эрастов Георгий Александрович, журналист, впоследствии редактор газеты "Доброволец" -A.O.) вступили в РОА. Вы не представляете, с каким восторгом изнуренное немецкой оккупацией население Крыма встретило весть о РОА. Горожане их завалили подарками и утопили в цветах, бесплатно кормили в ресторанах и т.п. Я даже видела, как женщины целовали Ширяеву руки! Вот такая была надежда!..» (26).
С течением времени, удалось осуществить издание нескольких журналов и газет, в редакции которых вошли казаки "русской" ориентации, и с помощью германских органов наладить их распространение среди казачьих масс. Так, при штабе Походного Атамана с июля 1943 года начала выходить газета "Казак", а с сентября 44-го - "Казачья Земля", при штабе 1-й Казачьей дивизии с декабря 1943 года - газета "Казачий Клич". С апреля 44-го был организован выпуск центральной еженедельной газеты "Казачья Лава". Появились журналы "Казачьи Ведомости", "Казачий Листок", "На Казачьем Посту" и другие издания. Журнал "На Казачьем Посту" стал официозом Главного управления казачьих войск.
Однако и эти издания не могли касаться "русского вопроса", принадлежности казаков к единому народу России, хотя "русские" авторы и пытались это делать между строк. Вскоре и это сделалось невозможным после Декларации германского правительства от 10 ноября 1943 года, в которой казаки признавались "особым народом" с гарантией им права "на самостоятельность". Документ примечательный, поэтому приведем его полностью (27).

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz