: Персональный сайт - Белорусские полицейские батальоны(продолжение1)
Сайт посвещается воинам РОА Среда, 18.10.2017, 19:40
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Block title
Locations of visitors to this page

Попытки украинизации населения предпринимались оуновцами в Полесье, чему также противостояли белорусские части. В 1943 году боевка националистов зарезала ночью двух сыновей православного священника М. Ражановича. Младший его сын спрятался в сарае и уцелел. Самого священника в эту ночь дома не было, поэтому он остался в живых.

28.30 марта 1944 года в Минске состоялось заседание окружных наместников Белорусской Центральной Рады и окружных руководителей БКА с участием Президента БЦР Р. Островского. На заседании были оглашены результаты мобилизации белорусов в БКА:

Минск. сформировано 6 батальонов (2358 чел.), Слуцк. 5 батальонов (3982 чел.), Новогрудок. 4 батальона (2047 чел.), Барановичи. 8 батальонов (6495 чел.), Глубокое. 4 батальона (2910 чел.), Вилейка. 4 батальона (2414 чел.), Слоним. 3 батальона (1423 чел.), Итого: 21 629 человек, 34 батальона.

Летом 1944 года Красная Армия перешла в наступление. В это время Белорусская Центральная Рада была занята приготовлениями к проведению 2-го Всебелорусского конгресса, который открылся тогда же в Минске. В ходе конгресса представитель немецкого командования обратился к Кушелю с просьбой о выделении батальонов БКА для задержания и разоружения немецких дезертиров, плотным потоком бежавших от советского наступления по автостраде Борисов. Минск. Кушель ответил отказом, так как батальонцы не имели элементарного обмундирования. Вскоре немцы официально уведомили Белорусскую Центральную Раду об эвакуации и месте размещения ее членов под Кенигсбергом.

В своих воспоминаниях Борис Рагуля указывает на существование плана переворота в Минске, разработанного В. Родзько: «Был у Родзьки план путча в Минске во время 2го Всебелорусского Конгресса. Основной силой должен был стать мой батальон, который находился под Докшицами.

Нам должны были подать состав для проезда в Минск. Там мы стали бы главной силой охраны конгресса и запланированного путча, целью которого было провозглашение независимой Белорусской Народной Республики. Эшелон немцы нам не дали, быть может, пронюхали нечто…» 28 июня немецкий фронт окончательно рухнул, и подразделения немецкой полиции спешно отступали на Запад. Немецкие командиры БКА объявили солдатам об их демобилизации и посоветовали возвращаться по домам, что многие и сделали. Некоторые батальоны были окружены и взяты в плен вместе с немецкими частями, другие отступали с боями и в полном порядке. В районе Гродно немецкое командование бросило в бой против наступающей Красной Армии переформированные из белорусской полиции части под командованием немецких офицеров. Ими заткнули брешь на фронте в районе Августова, где часть белорусов погибла под ударами превосходящих советских сил.

В начале июля 1944 года роты белорусской железнодорожной полиции эвакуировались на Запад. Из Барановичей эвакуировалось подразделение в количестве 300 человек вместе с лейтенантом Я. Сажичем. На немецко-французской границе немцы разоружили белорусов и, разбив их на несколько групп, направили на подсобные работы на железнодорожных станциях.

Отступавшие части БКА были вскоре приняты на учет и под опеку немецким «Фронтштелле», располагавшимся в Белостоке и были направлены в место сбора инонациональных формирований под город Ломжу. В Ломже Кушелем был создан пункт сбора всех отступающих белорусских частей.

Был также разработан план объединения всех частей БКА и офицерской школы под г. Лодзь. Однако немецким командованием уже было принято решение о формировании белорусской бригады под командованием оберштурмбанфюрера СС Ханса Зиглинга.

Два белорусских саперных батальона были размещены под Познанью и впоследствии были переформированы в так называемые «Баубатальоны» (рабочие батальоны) Вермахта, где и просуществовали до самого конца войны.

Бригада Зиглинга и 30-я дивизия СС В конце 1944. начале 1945 гг. оберштурмбанфюрер СС Зиглинг приступил к формированию бригады из белорусских полицейских, частей БКА, Самааховы и ненемецких полицейских, оперировавших в Белоруссии. Позднее это формирование было пополнено украинцами и русскими, и в немецких военных реестрах значилось как «30-я (белорусская) дивизия войск СС (русская № 2)». В маленьком немецком городке Эльбинг, что в Восточной Пруссии, осенью 1944 года насчитывалось около 10 тысяч русских, белорусских и украинских военнослужащих. Вся эта масса людей и послужила основанием для создания 30-й дивизии СС.

В состав дивизии вошли 75-й, 76-й, 77-й пехотные и 30-й артиллерийский полки, кавалерийское подразделение ротмистра Айбнера, 654-й ост-батальон, русско-украинский батальон майора В. Муравьева, саперное подразделение и учебный батальон.

Фактически это было интернациональное соединение: в дивизии насчитывалось 11600 человек, из них 7 тысяч. белорусы. Позднее дивизию перебросили во Францию в район Лангра, где она приняла бой с наступающими частями союзников и понесла сильные потери. Наиболее дальновидные белорусы просто уходили к французским партизанам, не желая сражаться с англо-американскими войсками. На сторону союзников также перешел целый батальон дивизии. Не удалось уйти к партизанам капитану Микуле, за которым организовали слежку. Впоследствии Микула погиб в концлагере Дахау.

Немцы сняли дивизию с фронта как ненадежную и устроили «чистку», расстреляв некоторых офицеров. Из части солдат и офицеров были сформированы строительные подразделения «шанцрегименты» и направлены на строительство укреплений на Восточный фронт. Оставшийся личный состав перебросили в район Вайдена, где разместили на постой по деревням. Осенью 1944 года Зиглинг предоставил остатки бригады в распоряжение РОА генерала Власова.

Еще одна попытка объединения всех белорусских военных сил была предпринята Белорусской Центральной Радой уже в эмиграции в виде плана по формированию «Белорусского Легиона». В его состав предполагалось включить саперные батальоны БКА, 13-й полицейский батальон, остатки стрелковых батальонов БКА из бригады Зиглинга и прочие более мелкие подразделения, офицерскую школу и молодежь из «Союза Белорусской Молодежи». Всего планировалось набрать около ста тысяч человек, и при этом еще рассчитывали на белорусов-беженцев и рабочих-остовцев. Президент БЦР Островский выступил перед немецким командованием с ходатайством о разрешении на формирование. Идея понравилась прежде всего основному «коллекционеру» иностранных легионов. Восточному Министерству Германии и была подхвачена д-ром Любе из «Белорусского Ляйтштелле». Вскоре почин формирования был передан штабу восточных формирований во главе с генералом Кестрингом.

В штаб и в БЦР начали стекаться белорусы, желавшие служить в легионе. Формированием легиона стал заниматься бывший офицер Русской Императорской армии Константин Езовитов, однако многочисленное обивание им порогов немецких ведомств не дало результата, и проект легиона так и остался осуществленным лишь на бумаге. Уязвленный генерал предложил БЦР начать формирование национальной войсковой части на базе штаб-квартиры БЦР в Берлине, не дожидаясь немецкого разрешения. Фактически речь шла о возрождении БКА и создании первого учебного батальона. Проект Езовитова не нашел отклика у Кушеля, однако понравился Островскому, и ему были выделены ассигнования в размере 12 тысяч рейхсмарок. Формирование батальона началось 13 сентября 1944 года, когда Езовитов развернул кампанию по набору добровольцев. Стали прибывать солдаты-белорусы, выходившие из госпиталей после лечения. Командиром батальона был назначен капитан Петр Касацкий. Батальон (300 человек, из которых 50 офицеры) планировалось использовать как учебное подразделение, на базе которого можно было бы развернуть более крупное формирование.

Обучением личного состава занималась организованная для этого офицерская школа под руководством майора Рагули. Зимой 1944 года легионеры были переданы от ведомства ген. Кестринга под контроль СС Гауптамта. Примерно в это же время возникла идея создания дивизии (бригады) СС «Беларусь». Планировалось, что командиром дивизии станет немецкий офицер, штаб. белорусско-немецкого состава, командиры подразделений. немцы и белорусы. Командным языком в дивизии был белорусский.

Идея вскоре оформилась в конкретный план формирования, однако не было подходящей кандидатуры на пост командира дивизии, но вскоре кандидатура была найдена. На пост командира выдвинулся… оберштурмбанфюрер СС Ханс Зиг303 линг. Успешно «похоронив» в своей дивизии белорусские устремления, он возник уже в плане по созданию нового формирования в качестве едва ли не главного специалиста по белорусским делам. БЦР уведомила СС Гауптамт о том, что кандидатура Зиглинга никак не подходит для этого, однако от белорусского мнения отмахнулись. Зиглинг сильно обиделся на белорусов и вел переговоры исключительно с Езовитовым.

Вскоре, почувствовав себя полновластным хозяином, Зиглинг направил в Берлин штурмбанфюрера СС Генигфельда, который произвел отбор в новую часть наилучших офицеров и солдат из учебного батальона БКА, после чего белорусы сразу поняли, что организация национальной армии откладывается в очередной раз на неопределенный срок.

Белорусская Центральная Рада выпустила «коммуникат»

«Аб арганiзацыi беларускае штурмовае брыгады»:

«Белорусская Центральная Рада этим уведомляет всех белорусских граждан и военнослужащих, независимо от тех войсковых подразделений, в которых они служили ранее или служат теперь, что создается Белорусская Штурмовая Бригада как основание для создания белорусских войсковых формирований.

Белорусская Штурмовая Бригада создается на основе принципа добровольности.

Уведомляя об этом, БЦР приглашает всех белорусских военнослужащих и всех пригодных для воинской службы белорусов вступать в Белорусскую Штурмовую Бригаду добровольцами.

Заявления о желании вступить в Бригаду необходимо направлять в Главное Управление Военных дел БЦР по адресу:

Berlin № 55 Gumbinnenstrassse 28 Weissruthenischer Zentralrat. Hauptmilitarverwaltung.

Берлин, 25 января 1945 г.» 28 января 1945 года президент БЦР Островский уведомил генерал-майора Езовитова, что в «штурмовые дивизии (!) могут быть приняты солдаты в возрасте до 40 лет, а офицеры. до 45 лет».

В некоторых документах БЦР новое формирование именовалось как «1-я Белорусская Гренадерская Штурмовая Бригада. Беларусь.».

Вскоре Зиглинг прибыл в Берлин для разговора с Островским.

К удивлению они быстро поладили, и эсэсовец щедро расточал обещания по сохранению белорусских подразделений в соответствии с национальными устремлениями БЦР. Зимой 1945 года офицеры и солдаты офицерской школы выехали в дивизию. Штурмбанфюрер СС (майор БКА) Рагуля стал офицером связи между командиром дивизии-бригады и БЦР. Под его командой транспорт с пополнением выехал из Берлина. В берлинском учебном батальоне БКА остались лишь престарелые офицеры и горстка солдат, непригодных к службе.

Вести о положении в дивизии-бригаде пришли лишь через два месяца, вместе с вернувшимися обратно солдатами, которых выбраковала призывная медкомиссия. Возвратившиеся рассказали, что Зиглинг низвел положение офицерской школы до уровня курсов подготовки сержантского состава, а унтер-офицерские курсы вообще стал использовать на хозяйственных работах. Офицеры-белорусы были выделены в особую группу для переобучения, а командный состав офицерской школы полностью заменили на немецкий персонал. После возвращения в Берлин Рагули новости полностью подтвердились, и члены БЦР, узнав обо всем подробно, впали в отчаяние. Вскоре Зиглинг разослал вербовщиков по лагерям военнопленных и восточных рабочих, однако на призыв откликнулись лишь единицы.

В сентябре 1944 года в соответствии с приказом командующего силами ПВО Берлина был произведен набор 400 молодых белорусов для прохождения курса «флакхильферов» в зенитно-артиллерийской школе. Помимо ПВО от белорусского представительства был произведен набор белорусов для строительных работ, и в августе 1944 года 500 человек отбыли на Западный фронт.

Через учебный батальон было отправлено в дивизию еще несколько партий новобранцев. Сам батальон просуществовал лишь до середины апреля 1945 года, а на немецкое снабжение был поставлен в конце февраля 1945 года. До конца своего существования батальон так и не получил обмундирования и оружия.

Желая совершить ознакомительную поездку в бригадудивизию, Кушель обратился в Управление СС за разреше305 нием, однако разрешения ему не выдали. Вскоре был выслан из дивизии на офицерские курсы Рагуля, надоевший Зиглингу своими разговорами о неисполнении им своих обязательств, данных Центральной Раде. 3 апреля 1945 года Кушель прибыл в бригаду-дивизию, когда там полным ходом шла очередная реорганизация, в связи с созданием немецкой 38-й дивизии СС «Нибелунги».

Для этого нового формирования из «Беларуси» был изъят немецкий офицерский и унтер-офицерский состав, поэтому немцы были вынуждены назначать на освободившиеся места белорусские кадры. Три батальона целиком имели белорусский офицерский состав, комдивом стал штурмбанфюрер СС Генигфельд. Вслед за немецкими офицерами к «Нибелунгам» ушло почти все оружие белорусов.

Местом очередной реорганизации бригады-дивизии был избран СС лагерь в Ваергаммере. Прибыв в лагерь, Кушель узнал, что Зиглингом ликвидирована офицерская школа, а белорусские офицеры сообщили ему о планах полной ликвидации дивизии и превращении ее подразделений в рабочие команды. При этом немцы разоружали батальоны, сохраняя в каждом из них по 50 человек вооруженного немецкого состава. Личный состав был близок к дезертирству. Единственным дивизионным командиром-немцем, понимавшим устремления белорусов, был ротмистр Айбнер, кавалерийское подразделение которого было наиболее боеспособным. Визит Кушеля в дивизию имел свои положительные последствия, и вскоре после него командирами батальонов были назначены белорусы: 1-м. майор Сокаль-Кутыловский, 2-м. капитан Чайковский и 3-м. капитан Тамила.

В начале 1945 года в белорусском руководстве сложилась оппозиция Островскому во главе с Е. Кипелем, проповедовавшим необходимость присоединения дивизии к РОА.

Вскоре Кипель был вынужден покинуть БЦР и лично присоединиться к власовскому штабу. В это же время произошла публичная ссора Островского с генералом Власовым в здании Главного Управления Имперской Безопасности.

Из наиболее подготовленных солдат и офицеров бригады-дивизии Зинглингом было создано особое подразделение. ягдкоманда. В ее офицерский состав вошли капитан И. Зыбайло, младший лейтенант Трусов и команда Айбнера в полном составе. Ягдкоманда была выведена из состава «Беларуси» и всем было сказано, что подразделение будет передано дивизии «Нибелунги». По неподтвержденным данным, якобы в первом же бою с американцами немцы разбежались, а личный состав частично дезертировал, частично сдался в плен. Не исключено, что личный состав ягдкоманды влился в Дальвицкий парашютно-десантный батальон. 15 апреля 1945 года все батальоны под командованием Генигфельда выступили маршем в район Вальдмюнхена и, прибыв туда, встали на постой в местности Непомуки у Судет.

Многочисленный личный состав мерз под снегом и спал на снегу, так как палаток на всех не хватало. Через некоторое время немецкое командование приняло решение о переброске батальонов под Пассау в район Тирольского горного массива, где немцами предполагалось создать мощный укрепрайон и противостоять союзникам до конца.

Белорусские офицеры приняли решение покинуть район расквартирования для выхода к передовым постам американских войск. 22 и 23 апреля два батальона покинули лагерь. Третий батальон дивизии не мог так свободно перемещаться, так как в его составе была хорошо вооруженная немецкая группа.

Вскоре белорусам стало известно, что неподалеку в местечке Шпиберг размещается штаб командующего ВВС РОА генерала Мальцева. Получив известие об этом, Кушель, капитан 3-го батальона Тамила и младший лейтенант Сасукевич отправились в штаб Мальцева.

На переговорах, где Кушель выступал в качестве комдива, генерал Мальцев выслушал белорусов, объяснил им обстановку на близлежащем фронте и сообщил, что поддерживает радиосвязь со штабом американского корпуса для последующего перехода
Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz