: Персональный сайт - Эпопея Казачьего Стана(продолжение2)
Сайт посвещается воинам РОА Понедельник, 21.08.2017, 18:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Block title
Locations of visitors to this page

. Страсти вскоре улеглись, но 200 человек кубанцев с семьями выдвинулись на присоединение к власовцам. 22 апреля 1945 года к руководству Казачьего Стана прибыли три итальянских офицера от штаба местных партизанских сил. Доманову был предъявлен ультиматум, в соответствии с которым казаки должны были покинуть Италию, сдав все оружие партизанам. На Казачьем совете под председательством Краснова было решено оружие не сдавать и при необходимости прорваться с боями в австрийский Восточный Тироль. Отрицательный ответ казачьего руководства вызвал массовые нападения на казачьи селения со стороны партизан. 30 апреля 1945 года командующий немецкими войсками Юго-Западного фронта генерал Ретингер подписал приказ о прекращении огня. 2 мая должна была начаться капитуляция германских войск в Италии. В тот же день было решено начать эвакуацию Казачьего Стана из Италии. Однако все места дислокации казачьих частей и беженцев были окружены партизанами. 2 мая 1945 года Т.И. Доманов уведомил партизанское командование о том, что в ночь с 2 на 3 мая казаки начинают отход из Италии. Первыми пошли в свой последний поход донцы, за ними кубанцы и обозы, последними шли терскоставропольские беженские станицы. 3-й Казачий запасной полк полковника Лобасевича попал в окружение и после нескольких дней осады был вынужден капитулировать. Позднее Лобасевич был передан англичанам, те в свою очередь выдали его советской стороне. Казаки были загнаны на советский пароход и доставлены в Новороссийск, затем в Махачкалу. Здесь СМЕРШ вел допрос прибывших. После пятимесячных допросов всех осудили на 25 лет.

Казачий исход из Италии проходил в трудных погодных условиях. Под проливными дождями, сменяемыми снегопадом, казаки с обозами шли по обледенелым горным дорогам. Все немецкие комендатуры, попадавшиеся по пути, сообщали, что Германия капитулировала.

Швейцария категорически отказалась дать убежище казакам. Весь обоз с трудом преодолел подъем на высокогорный перевал Плоукен-пасс, но еще труднее оказался спуск с него по обледеневшей почти непроходимой дороге.

К девяти часам вечера 7 мая 1945 года последние казачьи строевые части пересекли итало-австрийскую границу.

Навстречу наступавшим английским войскам Доманов выслал парламентеров. Командир английской 36-й моторизованной пехотной бригады Д. Мейсон принял капитуляцию Казачьего Стана, отказавшись обсуждать дальнейшую судьбу казаков.

Казакам была отведена под расквартирование северная часть города Лиенца. В городском отеле «Золотая рыба» разместили генерала Доманова и начальника его штаба генерала М.К. Саломахина с супругами. Штаб был переформирован, ряд его отделов упразднен.

Близ Лиенца расположились Казачье юнкерское училище, войсковая учебная команда, атаманский конный конвойный полк (4 сотни). Все казачьи строевые части, ведомства, управления и мастерские были размещены рядом с Лиенцем в направлении г. Обер-Драубург.

Англичанами был установлен комендантский час (с 8 часов вечера до 6 утра) и было запрещено всякое передвижение. В первый же день плена англичане потребовали сдать оружие. После проволочек оружие было сдано, но оставлено личное оружие офицерам и одна винтовка на 10 казаков.

Общая численность Казачьего Стана на 23 мая 1945 года составила 40 тысяч 325 казаков, казачек и детей. 15 мая казачьи подразделения под командованием генерала А.Г. Шкуро с боем пробивались близ г. Юденбурга к Казачьему Стану. Прибыв в Казачий Стан, Шкуро объявил о том, что в соответствии с приказом обергруппенфюрера СС Г.

Бергера Доманов отстраняется от командования и вся власть переходит к нему, к Шкуро. Это было частью плана руководства СС и Власова по приобщению казаков к ВС КОНР.

Англичане арестовали Шкуро и препроводили в лагерь г. Шпиталь, где находились лица, выдаваемые в СССР.

Английская комендатура уведомила казаков о том, что любой желающий может легализовать свое положение и получить документы, подтверждающие, что их владелец не принадлежит к Казачьему Стану и/или является старым эмигрантом с 1921 года. Единственным, кто воспользовался этой возможностью, стал генерал И.А. Поляков, уже 27 мая снявший квартиру неподалеку от лагеря. Других таких случаев не было.

Дальнейшая судьба Казачьего Стана общеизвестна. Будучи выданными СССР, казаки оказались в руках сталинского карательного аппарата. Многие казачьи офицеры были расстреляны без суда и следствия по спискам, составленным заранее советскими агентами. Многие были осуждены на 25 лет каторжных работ, и лишь некоторым из них удалось выехать на Запад после хрущевской амнистии. Большая часть казаков погибла на каторге.

Казачьи формирования на Восточном фронте Инициатива формирования добровольческих казачьих частей исходила от армейского командования южного и центрального участков Восточного фронта. Осенью 1941 года штаб 18-й армии обратился с таким предложением в ОКХ. В начале октября командующим тыловыми районами групп армий «Север» и «Юг» было разрешено начать формирование (в качестве эксперимента) казачьих частей из военнопленных и перебежчиков для использования их в борьбе с растущим партизанским движением. 6 октября 1941 года генерал-квартирмейстер генерального штаба сухопутных сил генерал-лейтенант Э.Вагнер разрешил в качестве эксперимента командующим тыловыми районами групп армий «Север», «Центр» и «Юг» формировать с согласия руководителей сил СС и полиции казачьи сотни из военнопленных и местного населения. Первое такое подразделение было создано 28 октября 1941 года приказом командующего тыловым районом группы армий «Центр» генерала фон Шенкендорфа. Им стал казачий эскадрон под командованием бывшего майора РККА Ивана Никитовича Кононова.

И.Н. Кононов родился 2 апреля 1900 года в ст. Новониколаевской Таганрогского округа на Дону в семье есаула Н.Г. Кононова, казненного большевиками в 1918 году. Другие родственники Кононова были также репрессированы. Уйти с Белой армией Кононов не сумел, и был вынужден, скрыв свое происхождение, остаться в России. Изменив в анкете свой год рождения (став 16-ти летним юношей) и указав на свое пролетарское происхождение, он поступил на службу в РККА. Прирожденный наездник, Кононов был зачислен в 79-й полк 14-й кавалерийской дивизии, где столь самоотверженно посвятил себя военному делу, что был замечен командованием и направлен в дивизионную школу младшего начсостава. В сентябре 1924 года он был направлен на учебу в кавалерийское отделение объединенной военной школы имени ВЦИК. Здесь Кононов за успехи в учебе был назначен командиром курсантского отделения, а после окончания школы вернулся на службу на Северный Кавказ, получив под команду взвод.

Излагая довоенную биографию Кононова, эмигрантские источники пытаются изобразить его скрытым оппозиционером Советской власти. Однако факты свидетельствуют скорее об обратном. В 1929 году Кононов становится членом ВКП(б). В январе 1932 года он был переведен на должность политрука в 30-й Саратовский кавполк, а в 1933.1934 гг. был секретарем полкового партбюро. Позднее он возвратился на должность помощника начштаба 28-го Таманского полка.

В 1937 году Кононов становится слушателем заочного, а с ноября того же года. очного отделения военной академии им. Фрунзе, которое заканчивает в 1938 году. Приказом наркома обороны ему было присвоено звание майора.

После получения высшего военного образования Кононов назначается начальником оперативного отдела штаба 2-го Кавкорпуса Киевского особого военного округа и участвует в составе его войск в польской кампании осенью 1939 года.

Затем было участие в советско-финской войне, где за боевые заслуги он был награжден орденом Красной Звезды. В августе 1940 года Кононов был назначен командиром 436-го полка 155-й стрелковой дивизии Западного военного округа, дислоцировавшегося в г. Барановичи.

После начала войны полк с первых же дней войны оказался в самом пекле боев. на Белостокском выступе, вскоре ликвидированном немцами. К концу июня войска 10-й армии оказались в окружении западнее Минска, затем вышли к своим в район Налибокской пущи, где попали в окружение вторично.

Как позднее утверждал сам Кононов, он предварительно сговорился с немцами и его полк в полном составе перешел на их сторону. Согласно советской версии, Кононов сознательно поставил полк в невыгодную позицию, чем воспользовались немцы. По утверждению полковника В.В. Позднякова, Кононов сдался немцам вместе с одним из батальонов полка и сразу же заявил о своем желании поквитаться с Советами. По оценке исследователя К.А. Александрова, вероятнее всего, 22 августа 1941 года на сторону немцев вместе с Кононовым перешла большая группа военнослужащих вместе с заместителем командира полка по политической части Д. Панченко.

На первых же допросах Кононов предложил офицерам Абвера разрешить ему сформировать добровольческий казачий полк для участия в боевых действиях. Предложением заинтересовался командующий войсками безопасности тылового района группы армий «Центр» генерал М. фон Шенкендорф.

Уже 10 сентября Шенкендорф получил «добро» на формирование донского казачьего полка во главе с Кононовым. за месяц до поступления в войска официального разрешения ОКВ на создание казачьих охранных сотен. От Абвера создание казачьего полка курировал лейтенант, граф Ганс Аурель фон Риттберг. Интересно, что перебежавший от Кононова к партизанам казак Малофеев А.Ф. утверждал, будто Кононов с 1932 года был связан с Абвером через Риттберга.

Отбор личного состава из лагерей военнопленных Орши, Могилева, Смоленска, Витебска и Гомеля производился самим Кононовым. В могилевском лагере из 4000 желающих он отобрал 405 казаков и 137 не казаков. К концу октября в Могилеве им была сформирована 102-я казачья добровольческая часть, позднее переименованная в 600-й казачий дивизион. В разных источниках это формирование именуется полком, дивизионом или батальоном. Сами казаки-кононовцы могли именовать свою часть полком, но по немецким реестрам
Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz