: Персональный сайт - ЦЕНТРЫ ФОРМИРОВАНИЯ В ОСТОЧНЫХ ЛЕГИОНОВ
Сайт посвещается воинам РОА Воскресенье, 19.11.2017, 11:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Block title
Locations of visitors to this page

ЦЕНТРЫ ФОРМИРОВАНИЯ В ОСТОЧНЫХ ЛЕГИОНОВ

  В октябре 1941 г. германская разведка начала работу по созданию из военнопленных двух батальонов специального назначения, призванных содействовать продвижению немецких войск на Кавказ и в Среднюю Азию. Помимо выполнения специальных задач, таких как борьба с партизанами и разведывательно‑диверсионная деятельность, личный состав батальонов готовился к пропагандистской работе по привлечению на немецкую сторону перебежчиков из числа представителей среднеазиатских и кавказских народов и к организации антисоветских восстаний на территории национальных республик. Однако первой из созданных в составе вермахта тюркских частей стал так называемый «Туркестанский полк» (позднее переименованный в 811‑й пехотный батальон), сформированный в соответствии с приказом генерал‑квартирмейстера Генерального штаба сухопутных войск Э. Вагнера от 15 ноября 1941 г. при 444‑й охранной дивизии. Он состоял из четырех рот под командованием немецких офицеров и фельдфебелей и уже зимой 1941/42 г, нес охранную службу на территории Северной Таврии.

Процесс организации тюркских и кавказских частей был поставлен на широкую основу в январе — феврале 1942 г., когда на территории Польши германское командование создало штабы и учебные лагеря четырех легионов — Туркестанского (в Легионове), Кавказско‑магометанского (в Едлине), Грузинского (в Крушне) и Армянского (в Пула‑ве), Общее руководство формированием и обучением национальных частей осуществлял штаб командования восточными легионами, который первоначально располагался в Рем‑бертове, а летом 1942 г. был переведен в Радом. Два первых легиона были созданы вскоре после посещения гитлеровской ставки турецкими генералами — Эрденом и Эрки‑летом, ходатайствовавшими перед фюрером за своих этнических родственников и единоверцев из числа военнослужащих РККА, оказавшихся в немецком плену.

Туркестанский легион объединял в своих рядах представителей различных народов Средней Азии — узбеков, казахов, киргизов, туркмен, каракалпаков, таджиков. Грузинский легион помимо грузин включал осетин.

абхазон, адыгейцев, черкесов, кабардинцев, балкарцев и карачаевцев, а Кавказско‑магометанский — азербайджанцев, дагестанцев, ингушей и чеченцев. Лишь Армянский легион имел однородный национальный состав. 2 августа 1942 г. Кавказско‑магометанский легион был переименован в Азербайджанский, и из его состава, как и из состава Грузинского легиона, были выделены представители различных горских народов, объединенные в Северо‑Кавказский легион со штабом в Весоле. Кроме того, в Едлино 15 августа 1942 г. был образован Волжско‑татарский легион, собравший в своих рядах поволжских татар, башкир, марийцев, мордву, чувашей и удмуртов.

 

 


Прибывавшие из лагерей военнопленных будущие легионеры уже в подготовительных лагерях разбивались по ротам, взводам и отделениям и приступали к обучению, включавшему на первом этапе общефизическую и строевую подготовку, а также усвоение немецких команд и уставов. Строевые занятия проводились немецкими командирами рот с помощью переводчиков, а также командирами отделений и взводов из числа легионеров, прошедших двухнедельную подготовку на унтер‑офицерских курсах. По завершении начального курса обучения новобранцы переводились в батальоны, где получали стандартное обмундирование, снаряжение и вооружение и переходили к тактической подготовке и изучению материальной части оружия.

Ведущую роль в идеологической подготовке легионеров играли эмигранты — члены национальных комитетов, образованных под эгидой министерства оккупированных восточных территорий. Особом популярностью среди них пользовались видные деятели национальных движений периода 1918 — 1920 гг., такие как генерал Драстамат (Дро) Канаян и полковник Шалва Маглакелидзе, выступавшие в роли номинальных командующих Армянского и Грузинского легионов. Лагеря легионеров‑мусульман неоднократно посещал Иерусалимский муфтий Хадж Амин эль‑Хуссейни, выступавший с призывами к священной войне против «неверных» в союзе с Германией. В мусульманских легионах были введены должности мулл, которые иногда совмещали религиозные функции с командирскими, являясь одновременно командирами взводов. Военная и политическая подготовка солдат завершалась коллективной присягой и вручением национального флага, после чего батальоны отправлялись на фронт, а в освободившихся лагерях начиналось формирование новых частей.

К концу 1942 г. из Польши на фронт была отправлена «первая волна» полевых батальонов восточных легионов, в том числе 6 туркестанских (450, 452‑й, с 781‑го по 784‑й), 2 азербайджанских (804‑й и 805‑й), 3 северокавказских (800, 801 и 802‑й), 2 грузинских (795‑й и 796‑й) и 2 армянских (808‑й и 809‑й). В начале 1943 г. за ней последовала «вторая волна» — 5 туркестанских (с 785‑го по 789‑й) 4 азербайджанских (806, 807, 817 и 818‑й), 1 северокавказский (803‑й) 4 грузинских (с 797‑го по 799‑й, 822‑й), 3 армянских (810, 812 и 813‑й) и 3 волжско‑татарских (825, 826 и 827‑й), а во второй половине 1943 г. — «третья волна» — 3 туркестанских (790, 791 и 792‑й), 2 азербайджанских (819‑й и 820‑й), 3 северокавказских (835, 836 и 837‑й), 2 грузинских (823‑й и 824‑й), 3 армянских (814, 815 и 816‑й) и 4 волжско‑татарских (с 828‑го по 831‑й). Всего же за два года (до упразднения штаба в Радоме в конце 1943 г.) здесь было сформировано 52 полевых батальона: 14 туркестанских, 8 азербайджанских, 7 северокавказских, 8 грузинских, 8 армянских, 7 волжско‑татарских — обшей численностью около 50 тыс. человек.

Весной 1942 г., когда на территории Польши уже полным ходом шло формирование частей восточных легионов, организационный отдел Генерального штаба сухопутных войск отдал приказ: направлять в распоряжение штаба формирования в Радоме всех пленных туркестанцев, татар и кавказцев, захваченных войсками групп армий «Север» и «Центр», а также находившихся в лагерях на территории польского генерал‑губернаторства и рейхскомиссариатов «Остланд» и «Украина». Иное положение складывалось в группе армий «Юр], в полосе боевых действий которой советские войска с весны 1942 г. получали значительное пополнение из республик Средней Азии и Закавказья и даже целые дивизии, укомплектованные представителями той или иной национальности. В связи с тем, что число военнопленных тюркского и кавказского происхождения росло, решено было создать еще один центр формирования восточных легионов, который был организован в мае 1942 г. на базе штаба 162‑й пехотной дивизии, расформированной из‑за больших потерь на фронте.

Новые центры с учебными лагерями были созданы на территории Полтавской области: Туркестанского легиона — в Ромнах, Азербайджанского — в Прилуках, Грузинского — в Га‑дяче, Армянского — в Лохвице и Северокавказского — в Миргороде, где также находились штаб формирования легионов и курсы переводчиков. Начальником штаба был назначен полковник (с 6 сентября 1942 г. генерал‑майор) д‑р О. фон Нидермайер — офицер абвера и один из лучших в Германии специалистов по России и мусульманскому Востоку.

До мая 1943 г. на Украине удалось сформировать 25 полевых батальонов восточных легионов: 12 туркестанских (1/29, 1/44, 1/76, 1/94, 1/100, 1/295, 1/297, 1/305, 1/370, 1/371, 1/384, 1/389‑й), 6 азербайджанских (1/4, 1/73, 1/97, 1/101, 1/111, П/73‑й), 4 грузинских (1/1, 1/9, П/4, П/198‑й), и 3 армянских (1/125, 1/198, П/9‑й), а также 2 усиленных северокавказских полубатальона (842‑й и 843‑й), 7‑строи‑тельных и 2 запасных батальона — всего свыше 30 тыс. человек. (В нумерации батальонов римская цифра означала порядковый номер, а арабская — номер дивизии, предоставившей кадровый персонал). Большинство туркестанских батальонов было приписано к дивизиям 6‑й армии генерал‑полковника Ф. Паулюса.

В мае 1943 г. центр формирования восточных легионов на Украине был преобразован в экспериментальную 162‑ю тюркскую пехотную дивизию под командованием генерал‑майора фон Нидермайера. Базой для создания дивизии послужили полевые батальоны, находившиеся в стадии формирования. Кадровый состав дивизии был переброшен на учебный полигон в Нойхаммере (Силезия), где формирование было продолжено. Дивизия имела двухполковую организацию (303‑й туркестанский и 314‑й азербайджанский пехотные полки, артиллерийский полк, кавалерийский дивизион, тыловые части и подразделения) и комплектовалась по принципу 1:1, то есть на 50 процентов — немецким личным составом (главным образом, фолькс‑дойче). Такое соотношение оказалось полезным при обмене опытом использования местности и самоокапывания, когда «туземцы» фактически обучали немецких солдат своим военным приемам.

После завершения формирования и обучения 162‑я дивизия в сентябре 1943 г. была отправлена в Словению, а затем — в Италию, где до самого конца войны использовалась на охранной службе и в борьбе с партизанами, однако при этом дважды направлялась на фронт и участвовала в боевых действиях против англо‑американских войск. Возглавлявший дивизию фон Нидермайер спустя некоторое время был снят со своего поста под предлогом отсутствия необходимого боевого опыта и заменен генерал‑майором Р. фон Хайгендорфом.

Кроме полевых батальонов, из военнопленных — уроженцев Средней Азии и Кавказа за время войны было сформировано большое количество строительных, железнодорожных, транспортных и прочих вспомогательных подразделений, обслуживавших германскую армию, но не принимавших непосредственного участия в боевых действиях. В их числе были 202 отдельные роты (111 туркестанских, 30 грузинских, 22 армянских, 21 азербайджанская, 15 волжско‑татарских и 3 северокавказские), а также подразделения, для которых систематический учет не велся, и отдельные воинские группы в составе немецких частей.

 

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz