: Персональный сайт - «Братья-славяне» на немецкой службе
Сайт посвещается воинам РОА Понедельник, 21.08.2017, 18:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Block title
Locations of visitors to this page

«Братья-славяне» на немецкой службе

Эскадрон Бориса Рагули После освобождения Западной Белоруссии осенью 1939 года многие представители местной националистической интеллигенции покинули свою родину. В эмиграции действовал ряд белорусских национальных организаций. Варшавский «Белорусский комитет самопомощи» (БКС) под руководством ксендза Винцента Годлевского и Николая Щорса имел разветвленную сеть европейских филиалов, где в преддверии войны белорусская эмигрантская молодежь готовилась к действиям на территории советской Белоруссии. Существовала также своя «Белорусская Национал-социалистическая партия» под руководством бывшего офицера польской армии Вацлава Козловского, утверждавшего, что «…Гитлеризм. единственное наше спасение. Другим путем независимости не получим».

В 1938.1939 гг. Вильно и Западные району Белоруссии посетили сотрудники Абвера майор Энгельгардт, профессор Герхардт фон Менде, эксперт Восточного Министерства, бывший ректор Кенигсбергского университета, майор Герулис. Целью посещения было установление контактов с ксендзом Годлевским и Ф.Акинчицем.

При МВД Рейха в ноябре 1939 года было создано Белорусское Представительство (Weissruthenische Vertaunstelle), имевшее собственный печатный орган. газету «Ранiца». Впоследствии членами Белорусского представительства был создан «Белорусский Комитет Самопомощи» – гуманитарно-просветительская организация. Почти все аналогичные белорусские организации ставили перед собой аналогичные цели, однако их совместной работе с Абвером также уделялось внимание.

Накануне войны НКГБ СССР докладывал в партийные инстанции: «В западных областях БССР местами наибольшего сосредоточения белорусских националистических кадров являются города Новогрудок (С. Станкевич, Шах, Орса, Четырко и др.), Барановичи (Сенькевич, Дроздовский, Банкет и др.), Вилейка (Машара, Стецкевич, Счастной и др.) и Белосток (Ширма, Ильяшевич и др.)».

Накануне вторжения гитлеровцев Годлевский писал в своей газете «Белорусский фронт»: «При первой же возможности люди бросились бы в объятия к каждому, кто искренне или неискренне пообещал бы лучшую долю, а при известном примитивизме нашей деревни влияние могут оказать и коммунисты, и фашисты, и монархисты».

Во время германо-польской войны лидер национал-социалистов Фабиан Акинчиц представил немецкому командованию свои предложения относительно создания белорусской диверсионной группы для действия в тылу польской армии. В своем рапорте от 1 ноября 1940 года он также представил в Восточный отдел НСДАП проект деятельности белорусских националистов, предусматривающий проведение немецкой стороной переподготовки военнопленных белорусов и их переброску на территорию СССР. Работа была развернута под руководством Абвера и СД с участием Белорусского Комитета в местечке Сулеювек (Сувалки) под Варшавой. Кадры были предоставлены филиалами Комитета из Варшавы и Бялы-Подляски. Из этих рекрутов был сформирован отряд в составе 50 человек. Подразделение прошло спецподготовку в Ламсдорфе и 18 июня 1941 года было заброшено на территорию СССР для совершения диверсий на железнодорожной линии Столбцы. Барановичи.

В конце февраля 1941 года в Белорусский и Украинский комитеты в г. Лодзи прибыли майор Герулис и капитан Козловский для вербовки белорусских добровольцев в диверсионные подразделения. Был произведен набор белорусов (32 человека).

Впоследствии все они прошли курс переобучения близ г. Остроленки. Из них были созданы 3 боевые группы. Две группы по 11 человек были сброшены с самолетов 20 июня в районе Белостока, но были захвачены органами госбезопасности. Третья группа из 10 человек была десантирована в ночь с 21 на 22 июня близ Минска и выполнила поручение немецкой разведки.

В Варшаве при участии Ж. Вежана немцами был организован отряд белорусских парашютистов. Подготовка подразделения велась в Силезии. Перед нападением Германии на СССР эти десантники были переброшены за Буг на советскую территорию. После короткого боя диверсанты были выловлены и помещены в тюрьму г. Ломжи. При занятии города немцы освободили заключенных.

Одно из первых коллаборационистских формирований на собственно белорусской территории было создано уроженцем Новогрудчины, бывшим младшим офицером польской армии Борисом Рагулей.

Рагуля рос без отца, воспитывала его мать в условиях крайней бедности. По окончании гимназии работал в Новогрудке санитаром. Во время нападения Германии на Польшу Рагуля служил в рядах польской армии и был взят в плен немцами. Первая попытка побега окончилась для него неудачей, вторая была успешной. вместе со своим товарищем он бежал из лагеря в Восточной Пруссии, перешел советско-немецкую границу, где и был арестован НКВД. С приближением немцев к Минску в суматохе Рагуля сбежал из советской тюрьмы, выдав себя за уголовника.

Прибыв после всех злоключений в Новогрудок, Рагуля вместе с товарищами начал проводить работу по обработке белорусской молодежи с целью подготовки кадров для службы в будущих коллаборационистских формированиях. Кадры для белорусского отряда Рагуля готовил в действующих учебных заведениях Новогрудка, где преподавал немецкий язык и физкультуру.

В 1942 году по всей Белоруссии начинается формирование частей белорусской самообороны («Самааховы»). В Новогрудке только этого и ждали. Перед немецким командованием в Минске Рагуля представил свои условия формирования подразделения:

1. Полная независимость перед местными немецкими начальниками.

2. Полная свобода тактики борьбы с партизанами.

3. Начало формирования после получения оружия и униформы.

4. Особая гарантия генерального комиссара Белорутении в выполнении условий.

Комиссар Трауб принял условия Рагули и дал «добро» на формирование эскадрона, который был создан в ноябрн 1943 года.

Одновременно с формированием эскадрона Рагуля совместно с Я. Сажичем организует в Новогрудке школу подготовки младшего офицерского состава.

Основой эскадрона стали студенты педагогической семинарии и местная молодежь. Порой находили приют в эскадроне и сироты. Немецкая сторона выдала рагулевцам некоторое количество советского стрелкового оружия, но особенно эскадрон не привечало, хотя и видело в нем определенную гарантию от полного захвата Новогрудчины «червоной партызанкой». Наличие вооруженного белорусского отряда приструнило распоясавшуюся местную «черную» полицию, состоящую из польского отребья, любившего пограбить местных жителей-белорусов.

В 1942 году в Белоруссии начали активно действовать советские партизаны-десантники, объявившие мобилизацию местного населения в партизанские отряды. Одновременно с советскими развернули свою войну и польские партизаны из «Армии Крайовой» (АК). В Лидском районе с ведома и при поддержке немцев действовали отряды аковцев под командованием Чеслава Зайончковского (Рагнера). Батальон поляков под его командованием за двое суток разгромил советское партизанское объединение в лесу у деревни Кобыльники.

Попытки польского подполья и «партизанки» полонизировать белорусские села приводили к большому количеству убитых и раненых с обеих сторон. При этом поляки наносили удар не столько по вооруженным отрядам белорусской самообороны, сколько по мирному населению и, особенно, по белорусским православным священникам. В Турейском приходе Щучинского повета поляками были зверски убиты священник И. Алехнович с матушкой, был сожжен живьем близ Новогрудка иеромонах Лукаш. В местечке Крева были убиты священник М. Леванчук с дочерью и племянницей только за то, что отпевали белорусов, убитых поляками.

В директиве для польских легионов от 14 мая 1943 года говорилось: «Целью польских легионов есть освобождение Западной Белоруссии от большевизма. Каждый поляк должен помнить, что белорусы. это вороги польского народа… Поляки должны всеми способами компрометировать белорусов перед немцами, добиваться арестов белорусов для того, чтобы потери у белорусов были наибольшими».

Еще один вид партизанских отрядов образовался в лесах из прятавшихся там от оккупантов евреев. Первоначально советские отряды не принимали к себе евреев, кроме специалистов. дантистов, портных, сапожников. Вскоре ситуация изменилась и мелкие еврейские отряды влились в состав советских партизанских отрядов и соединений.

Не имевший большого военно-оперативного значения эскадрон Рагули служил для умиротворения местности и защиты близлежащих деревень от нападений из леса. Открытые боестолкновения с партизанами происходили редко, обычно «лесовики» обстреливали эскадронцев издали и отступали в лес. В борьбе с партизанами эскадрон был поставлен в неловкое положение, так как основную массу лесовиков составляли крестьяне из близлежащих деревень.

Заместителем Рагули по эскадрону был Владимир Сийко, уроженец Новогрудка, ранее служивший в польской армии и воевавший с немцами под Сандомиром и Люблином. В 1942 году Сийко стал офицером Самааховы, а затем командиром эскадрона. В 1944 году Сийко провел успешные переговоры с партизанами польской «Армии Крайовой» в Березовце о прекращении польского террора против белорусского населения. Летом 1944 года Сийко остался в Белоруссии, потом под своим именем жил в Вильно и был арестован 25 августа 1945 года. Отсидев в колымских лагерях, в настоящее время Владимир Сийко живет в Любче.

В 1944 году президент Белорусской Центральной Рады Радислав Островский объявил мобилизацию в Белорусскую Краевую Оборону (БКА). Однако мобилизация фактически была сорвана стараниями партизан (молодежь не пускали на сборные пункты, собравшихся тащили в лес и т. п.) и немцев. Последние не смогли снабдить БКА оружием, фактически бросив на произвол судьбы некоторые уже сформированные батальоны.

Эскадрон Рагули тоже вошел в состав БКА, но принять участие в боевых операциях уже не смог. немцы объявили о роспуске БКА, и часть эскадронцев в беженском обозе ушла на Запад. Многие из них погибли под бомбежками советской и союзной авиации, другие же были арестованы советской контрразведкой. Некоторые кавалеристы остались на родине и боролись против Советской власти. Так, Михась Симоник после прихода Советской армии в 1944 году скрывался в окрестных лесах. Вместе с такими же бывшими рагулевцами он в составе партизанского отряда действовал в районе Налибокской Пущи совместно с аковцами и литовцами генерала Плехавичюса. Отряд пользовался поддержкой местного населения, но был разбит и уничтожен в бою с подразделениями МГБ в 1951 году.

Находясь в Берлине, Борис Рагуля в чине майора служил офицером связи при 30-й дивизии СС, поддерживал связь между дивизией и Белорусской Центральной Радой, однако его попытки объединить всех белорусов были обречены на провал. Руководство БЦР готовилось к деятельности в эмиграции, и в ее рядах началась борьба за власть. Некоторое время Рагуля сотрудничал с СС, организуя заброску своих людей в БССР в рамках спецпроекта «Ягдвербанд-Ост». Рагулевцы составляли элиту Дальвицкого батальона. группу особого назначения. Впоследствии многие из них были переброшены на территорию БССР для организации диверсионно-разведывательных мероприятий и повстанческого движения.

После войны Рагуля направил все свои силы на оказание помощи в послевоенном обустройстве белорусской молодежи. Многие с помощью Рагули поступили в высшие учебные заведения Европы и США, другие были переброшены на территорию Белоруссии для ведения антисоветской борьбы.

Постепенно Борис Рагуля отошел от бурной антисоветской деятельности и смог реализовать свою давнюю мечту. стать врачом, а позже. профессором медицины в одном из канадских университетов.

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz