: Персональный сайт - Русская Народная Армия. Финские власовцы.
Сайт посвещается воинам РОА Среда, 26.07.2017, 05:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Block title
Locations of visitors to this page

Русская Народная Армия. Финские власовцы.

С началом Зимней войны в умах руководства Финляндии зародилась идея создания «альтернативного русского правительства» и, соответственно, его армии. Тем паче, что у СССР подобные организации – правительство Финляндской демократической республики во главе с О. В. Куусиненом и Финская народная армия – уже имелись. Наиболее последовательными сторонниками подобных начинаний были и Маннергейм, и премьер-министр Р. Рюти, и министр иностранных дел В. Таннер. В качестве кандидатов на почетный пост председателя правительства рассматривались Керенский, сам обратившийся к руководству Финляндии с таким предложением, и Троцкий. Однако проекты создания русского правительства так проектами и остались, а вот антисоветская русская армия создана все-таки была.



С началом Зимней войны активизировались многие антибольшевистские силы по всему миру. Не остался в стороне и Русский Общевоинский Союз (основанная Врангелем белоэмигрантская организация), написавший письмо Маннергейму с предложением о создании Русской Народной Армии из числа советских военнопленных и под командованием Б. Бажанова, бывшего помощника Сталина и технического секретаря Политбюро ЦК ВКП(б) (1923-1925 гг.), бежавшего в 1928 году во Францию. Под письмом заодно подписались руководство антикоммунистической газеты «Возрождение» и председатель Высшего Монархического Совета. Маннергейм согласился встретиться с Бажановым. При активной поддержке французских властей в скорейшие сроки Бажанов вылетел в Финляндию и уже 15 января сидел перед Маннергеймом в его Главной квартире в Сен-Микеле. Маршал дал согласие на создание РНА и предоставил в распоряжение Бажанова один из лагерей военнопленных (500 человек), однако выразил при этом свое сомнение в успехе мероприятия. Тем не менее, Бажанов с энтузиазмом принялся за работу. По его словам, из 500 человек 450 изъявили желание вступить в новую армию. Правда, эти сведения Бажанова расходятся с другими данными о РНА: так, по финским источникам, в ее ряды вступило лишь 180 человек. Сотрудники СД, также анализировавшие деятельность Бажанова, в одном из донесений сообщают о том, что численность армии составляла 200 человек. В докладе Берии Сталину 23 мая 1940 года говорится о 166 «участниках добровольческого антисоветского отряда». К тому же упоминаются 78 советских солдат, не пожелавших вернуться в СССР, о которых также можно предположить, что в РНА они состояли. Таким образом, можно заключить, что Бажанов несколько преувеличил число готовых выступить против СССР военнопленных. Даже соратники Бажанова из РНСУВ (Русский Национальный Союз Участников Войны) были более скромны в оценке достижений пропагандистской деятельности командующего РНА: в аналитической статье в «Военном журналисте» говорилось, что лишь половина военнопленных лагеря готова при определенных условиях «идти против Советов».



Как бы то ни было, определенное число бойцов Бажанову набрать удалось, однако перед ним встала проблема с офицерским составом армии: офицеры из числа военнопленных на контакт с Бажановым не шли, поэтому ему пришлось обратиться за помощью в финское отделение РОВСа, который и выделил для РНА 6 кадровых офицеров бывшей царской армии. В феврале 1940 в Хельсинки Бажанов провел с офицерами ряд бесед, разъяснив им, как нужно вести себя со своими будущими подчиненными. После этого РНА передислоцируется в другой лагерь - поближе к фронту - заканчивает организацию, разбивается на несколько отрядов и в начале марта выдвигается к местам сражений. Однако непосредственное участие в боевых действиях успел принять лишь один отряд под командованием капитана Киселева. Этот отряд численностью в 30 человек пробыл на фронте 10 дней, и за это время на его сторону перешло (или сдалось в плен) еще 200 солдат РККА.



Через 3 дня после окончания войны, 15 марта 1940 года, уполномоченный Маннергейма при правительстве Финляндии генерал Вальден потребовал от Бажанова покинуть Финляндию в ближайшие сроки. На вопрос Бажанова о своих солдатах, Вальден заявил, что тот может о них не беспокоиться, поскольку всем пожелавшим остаться в Финляндии советским военнопленным будут предоставлены права финских граждан. Стоит отметить, что Вальден, мягко говоря, лукавил. После войны в Финляндии пожелали остаться, по разным источникам, от 74 до 99 бывших военнопленных. Однако финны, вопреки заверениям, большую их часть или репатриировали в СССР, или обменяли на находившихся в Советском Союзе финских граждан. Последний такой обмен произошел 21 апреля 1941 года, когда рядовой Н. Губаревич был обменян на финского торговца Ю. Н. Ниеминена. В результате к моменту вступления Финляндии во Вторую мировую войну на ее территории осталось всего 20 бывших военнопленных, которые, к слову, содержались в лагерях и тюрьмах. Ни о каком предоставлении гражданства речи и не шло.



Итоги работы Бажанова обсуждались многими эмигрантскими организациями по его возвращении в Париж. Не обошли стороной его опыт в организации антисоветских формирований и немцы: в 1941 году Розенберг предложил Бажанову руководить политической работой среди советских военнопленных. Бажанов отказался.



Помимо РНА, существовало еще несколько планов создания формирований из бывших военнопленных: ряд украинских эмигрантских организаций собирался создать несколько отрядов из украинских военнопленных и эмигрантов, проживающих в Венгрии и Румынии. Представители НТСНП (Национал-Трудовой Союз Нового Поколения) предлагали создание из числа военнопленных нескольких парашютно-десантных отрядов, которые должны были быть заброшены на север СССР с целью проведения антисоветской пропаганды. Однако ни один из этих замыслов реализован так и не был.

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz