: Персональный сайт - Бессоновщина(продолжение1)
Сайт посвещается воинам РОА Среда, 13.12.2017, 10:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Block title
Locations of visitors to this page

3. Спасать пленных красноармейцев от голода и истребления немцами.

5. Создавать тайные ячейки в воинских частях, формировавшихся из бывших красноармейцев.

6. В Германии проникать в лагеря военнопленных и вывезенных на работы в Германию.

Основной «лазейкой» на оккупированную территорию СССР по-прежнему оставалась Польша, где позиции НТС были сильны еще с довоенных времен, в связи с сотрудничеством с разведывательным отделением Польского Генштаба.

Первыми членами НТС, попавшими на территорию СССР в июле. начале августа 1941 года, стали члены Польского отдела. Один из членов Союза устроился переводчиком при штабе известного немецкого аса Мельдерса. До осени 1941 года А.Э. Вюрглером было организовано несколько пунктов перехода польско-советской границы в районе Брест-Литовска и Катовиц. Сеть была создана не без помощи бывших сотрудников Генштаба польской армии, и провалов на этой границе почти не было. На оккупированной территории Белоруссии и России Вюрглером были организованы явки в Лиде, Барановичах, Столбцах, Минске, Борисове и Смоленске.

Одними из первых прибыли в Россию член Совета НТС в Польском отделе Г.С. Околович и бывший главный редактор варшавской русской газеты «Меч» В.В. Брандт. В Барановичах группа была задержана полевой жандармерией. Начальник комендатуры пропустил группу далее, сообщив, что по правилам был бы обязан отправить всех обратно под стражей.

Аналогичная ситуация повторилась в Смоленске. В обоих случаях спасало то, что офицеры были еще старой кайзеровской школы, не одурманенные партийными установками Гитлера.

С большим трудом добравшись до Смоленска, члены НТС были приняты на службу в отдел социальной помощи городской управы. Здесь же они организовали первую ячейку НТС, включив в нее ряд членов Союза, пробравшихся сюда ранее.

В своей работе солидаристы столкнулись с такими сложностями, как постоянная угроза со стороны Гестапо, а также настороженность и недоверие со стороны местного населения. Тем не менее, несмотря на сложности, организация вскоре разрослась. Постепенно Смоленск превратился в центр союзной работы на оккупированной территории.

После Смоленска настала очередь Брянска. туда выехала группа В. Кашникова. Ее члены поступили на работу. один заведовал городской столовой, другой. городским хозяйством, сам В. Кашников стал переводчиков в горуправе и одновременно. конферансье в городском театре. Именно работа в театре позволила Кашникову с разрешения местного коменданта проникнуть в лагерь военнопленных для отбора «актеров для труппы». Впоследствии эти спасенные люди вступили в НТС. Впоследствии таким же образом удалось освободить из лагерей бывших студентов и организовать для них курсы, возобновить работу школ.

В Брянске члены НТС организовали акцию против проводившегося немцами добровольного набора рабочих в Германию. НТСовцы разъясняли посредством плакатов, что все, что обещает немецкое руководство, миф, необходимый для пополнения рабочих мест в германской промышленности.

В 1943 году В. Кашников выбыл в Варшаву, а оттуда. в город Лепель, для организации союзной работы в бригаде Каминского и среди местных партизан. Помимо него, у Каминского также работали члены НТС Р. Редлих (как сотрудник Министерства по делам оккупированных восточных территорий) и Г. Хомутов.

Р. Редлих так описывает Каминского: «Инженер-химик по профессии, зек по воспитанию и отношению к советской власти… Был он человек волевой, властный, командный, обращавшийся к любым средства и приемам, в которых был воспитан и научен за проволокой. И с такой же психологией. Он стоял на позициях: все равно с кем, хоть с чертом, лишь бы большевиков резать. Хорошие немцы, плохие, а мне какое дело… Он был зверский антикоммунист, как сейчас говорят. пещерный…»

Согласно утверждению Редлиха, Национал-социалистическая Трудовая Партия России была фактически создана Каминским при помощи Хомутова. Далее Редлих объясняет: «Нужна ли ему была именно национал-социалистическая партия? Нет. Любая. Он был воспитан в системе, где без партии жить было нельзя. Созданной партией, так же как и остальной идеологической работой, ведал Хомутов. Однако идея создания партии немцам не понравилась, и ее настрого запретили». Впоследствии всю идеологическую работу у Каминского вел Редлих, Хомутов стал политработником в бригаде. Вскоре немцы разрешили Каминскому воссоздать НСТПР и под прикрытием партийной работы Редлих и Хомутов смогли отпечатать в местной типографии схему Национально-Трудового Союза под видом программы НСТПР.

Впоследствии этот тираж погиб при эвакуации.

Еще до этих событий Каминский использовал Редлиха в качестве посредника для ведения переговоров с генералом Власовым. Власов наотрез отказался обсуждать статус армии Каминского, предупредив, что в РОА бригада вольется с прежним командующим, но под начало Власова.

Георгий Хомутов при эвакуации из г. Дятлова организовал отряд, в который вошли несколько членов Союза, присланных из Минска Околовичем. Позднее Хомутов пропал без вести.

Когда стало получать развитие власовское движение, а Каминский отказался войти в подчинение командования РОА, на совете НТС было принято решение о его ликвидации. за действия, компрометирующие Русское Освободительное Движение. Исполнение акции было поручено членам НТС, служившим в бригаде РОНА. Однако по ряду причин ликвидацию Каминского осуществить не удалось.

На оккупированной территории группы Союза появились в городах: Орше, Гатчине, Порхове, Вязьме, Орле, Гомеле, Могилеве, Полоцке, Борисове, Минске. Киеве, Барановичах, Слониме, Одессе и других местах. По информации Б.В. Прянишникова группы Союза существовали в 72 русских городах.

В Орле действовали члены НТС А. Ширинкина и Тарасов.

За распространение листовок Союза они были брошены в тюрьму, откуда вышли с большим трудом.

Работая на оккупированной территории в органах местной администрации, членам Союза пришлось каждую минуту сталкиваться с воплощением в жизнь основных посту261 латов гитлеровской и розенберговской политики по отношению к местному населению. В результате знакомства с немецкой политикой среди членов Союза резко возросли антигитлеровские и антинемецкие настроения. При этом в доверительных беседах с местным населением союзники пропагандировали свою установку: «Не коммунизм, не капитализм, а национально-трудовой солидаризм. Против Сталина и Гитлера, за национальную Россию».

После поражения немцев под Курском действия подполья НТС стали носить антинемецкий характер. Распространялись листовки с лозунгами «За свободную Россию без немцев и большевиков!», «Покончим с Гитлером. возьмемся за Сталина!» и пр.

Внешне члены НТС привлекались немецкими властями для сотрудничества, что не мешало Гестапо арестовывать многих руководителей Союза. С лета 1943 года начались аресты членов НТС в Европе и на оккупированной территории.

Этому способствовало раскрытие антигитлеровского заговора в среде высших офицеров немецких вооруженных сил, прикрывавших деятельность Союза. К осени 1944 года в немецких тюрьмах и концлагерях сидело около 200 членов НТС, в том числе полный состав Исполнительного бюро и запасного Исполбюро. В их числе были председатель Союза В.М. Байдалаков, Брунст, Поремский, Заприев, Околович.

Допросы арестованных вели русские следователи Гестапо из группы «Комет», созданной специально для борьбы с русской эмиграцией. Немалую помощь в разгроме НТС оказали Гестапо и сотрудники К.А. Фосса. бывшего руководителя «Внутренней линии» РОВСа и сотрудника Абвера.

В вину НТС были поставлены антинемецкая деятельность, руководство нелегальной организацией, связь с партизанами. Аресты продолжались до сентября 1944 года, пока за членов Союза перед Гиммлером не заступился генерал Власов.

Всего в немецких застенках погибло 60 членов НТС. Многие из них были освобождены из тюрем и лагерей Красной Армией. только для того, чтобы поменять места своего пребывания на колымские лагеря.

Сотрудничество членов Союза с Власовым и его штабом шло по нарастающей. Члены Союза преподавали дисциплины в ряде учебных заведений РОА, сотрудничали в редакциях русских газет вплоть до конца войны.

После окончания военных действий НТС делает разворот в своей политике по отношению к власовцам на 180 градусов. По конъюнктурным соображениям Союз отмежевался от власовцев, боясь навлечь на себя обвинения в коллаборации со стороны новых могущественных союзников. Руководитель НТС Байдалаков издал для членов Союза циркуляр, в котором заявлял, что Комитет по Освобождению Народов России был составлен немцами из людей продажных и аморальных, шкурников и трусов. Такая позиция руководства НТС вызвала раскол в среде послевоенных власовских политических организаций. С их стороны в адрес НТС начались упреки в политическом авантюризме и попытке захвата структур КОНР и РОА, неспособности налаживания ими (объявившими себя МИДом КОНР) связей с руководителями западных держав весной 1945 года. В вину солидаристам власовцы также поставили распоряжение Байдалакова по регистрации и обеспечению явки всех военнослужащих РОА в оккупационные союзнические структуры.

Несмотря на занятую руководством НТС позицию по отношению к недавним союзникам, часть солидаристов помогла некоторым власовцам найти убежище на Западе, получить проездные документы и визы.

В послевоенной союзной литературе редко упоминается о роли членов НТС в работе немецких специальных органов.

Между тем сотрудничество с немецкими спецслужбами привело к парадоксальному результату. «Зондерштаб Россия» фактически слился со структурой НТС на оккупированной территории.

По пути сотрудничества с Абвером пошел председатель Польского отдела НТС А.Э. Вюрглер. При организации «Зондерштаба» Смысловский предложил ему пост начальника 3-го отдела (отдел пропаганды). Смысловский при этом получал контроль над разветвленной агентурой НТС на оккупированной территории, Вюрглер. возможность беспрепятственного перемещения своих людей по оккупированной территории под прикрытием документов «Зондерштаба-Р» и ведения собственной агентурной работы. Еще в конце 30-х годов Вюрг263 лер возглавлял в Варшаве специальную школу по подготовке агентов для работы на советской территории. Средства на нее выделялись японской военной разведкой. Позднее по решению председателя Союза в «Зондерштаб» на работу были рекомендованы старые, проверенные кадры НТС. И.И. Виноградов, К.А. Евреинов, Б.Б. Мартино и другие. При этом сам руководитель «Зондерштаба» в подробности работы НТС на оккупированной территории не посвящался, зато японская разведка была в курсе работы НТС.

Анализ архивных документов МГБ СССР дает представление о проникновении членов НТС в Абвер. Так, в структуре «Зондерштаба» служили следующие члены союза:

Брандт В.В… член Совета НТС в Польском отделе и бывший главный редактор варшавской русской газеты «Меч»;

Врангель Б.Г… помощник резидента в г. Острове;

Евреинов К.А… начальник разведкурсов, с ноября 1943 года резидент в г. Молодечно;

Кашников В.Н… резидент в г. Лепеле, затем в г. Лиде;

Мамуков Е.Е… резидент в Днепропетровске, затем в Первомайске;

Ольгский М.Л… резидент в г. Борисове;

Тенсон А.А… резидент в г. Порхове, с ноября 1943 года в г.

Гдове;

Юнг (он же Востоков, или Афанасьев) Игорь Леонидович. помощник резидента в Слуцке, затем в Минске, участник формирования Русской Национальной Народной Армии (РННА) в Осинторфе, позднее. сотрудник «Предприятия «Цеппелин» и начальник его разведывательно-диверсионной школы;

Полчанинов Р.В… курьер резидентской области «Д» в г. Выру, затем в Минске;

Ширинкина А… сотрудник органа в Могилеве;

Попов Г.И. сотрудник органа в Порхове;

Арский (он же Отрожко). возглавлял Могилевскую резидентуру;

Родзевич (или Радзевич Алексей, он же Николай или Константин, Александр Николаевич или Дмитриевич). сотрудник 1-го отдела органа (разведработа против партизанских отрядов).

К 1943 году Смысловский обладал информацией о тайной работе НТС и установил негласное наблюдение за его сотрудниками. На состоявшейся в Варшаве встрече сотрудников немецких спецслужб, «Зондерштаба» и НТС, сотрудники Смысловского огласили результаты наблюдения за Вюрглером, из которых следовало, что НТС поддерживает связь с польским подпольем. При этом Байдалакова обвинили в связях с английской разведкой и предложили покинуть Варшаву. Вюрглер был отстранен от должности начальника отдела. Впоследствии ему была передана просьба участников встречи. немедленно покинуть пределы генерал-губернаторства. 23 декабря 1943 года около 10 часов утра Вюрглер был убит по дороге на службу двумя выстрелами в затылок. Убийцы так и остались неизвестны.

После войны НТС обвинил в убийстве Б.А. Хольмстона-Смысловского, что послужило поводом к началу полемики между ними на страницах эмигрантской прессы.

На территории оккупированных районов Брянщины и Орловской области, позднее в Белоруссии под патронажем «Предприятия «Цеппелин» действовал контрразведывательный орган «Штаб Ингвар» (или «Операция «Ингвар»). Возглавлял его вышеупомянутый И. Юнг.

Под контролем Абвера в г. Запорожье членами Союза была предпринята попытка создания «Всероссийской Партии Национального Возрождения» (ВПНВ). Вербовку в партию вел некто Обухов. С сентября 1944 года в связи с отсутствием у новой партии массовой поддержки среди местного населения Обухова заменили члены Союза Данилов, Алексеев и Смирнов. Немногие члены партии вербовались в диверсионную школу при Абверкоманде-202 и забрасывались в советский тыл. В августе 1944 года школа передислоцировалась в г. Радом, где по указанию руководства абверкоманды из нее были отчислены 30 членов НТС. Все они вместе с Даниловым выехали в г. Меттихофен (Бавария). Дальнейшая судьба этой группы неизвестна.

Помимо «эмигрантского» Национально-Трудового Союза существовал ряд антисоветских политических организаций в лагерях военнопленных и на оккупированной территории.

В сентябре 1941 года в офицерском лагере военнопленных в Хаммельбурге была создана Русская Трудовая Народная Партия (РТНП). Во главе нового политического образования встал бывший военный прокурор 100-й стрелковой дивизии РККА С.А. Мальцев. С немецкой стороны партию курировали офицер контрразведки капитан фон Зиверс и зондерфюрер Кох.

Партия состояла из отделов:

Отдела пропаганды во главе с бывшим артистом МХАТа С.Н. Сверчковым;

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz