: Персональный сайт - Сергей Дробязко, Андрей Каращук Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС (продолжение)
Сайт посвещается воинам РОА Вторник, 25.07.2017, 15:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Block title
Locations of visitors to this page

Сергей Дробязко, Андрей Каращук

Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС

 

СОЛДАТЪ – 0

 

Вскоре, оценив положительный опыт использования эстонской эскадрильи, командование люфтваффе потребовало ее переподчинения себе. Переименованная в 127‑ю авиагруппу, эскадрилья «Бушманн» получила на вооружение устаревшие немецкие машины и после переподготовки личного состава была реорганизована в 11‑ю (эстонскую) группу ночных бомбардировщиков. Состоявшая из трех эскадрилий, две из которых были оснащены самолетами Не50А, а третья — Ar66, группа действовала с аэродромов на территории Эстонии до сентября 1944 г. и была расформирована из‑за недостатка топлива и запчастей. Эстонские и латвийские летчики проходили подготовку в соответствии с требованиями люфтваффе в летной школе в Лиепае.

1 июля 1 9 4 4 г. в Таллинне состоялось совещание германской оккупационной администрации, эстонского самоуправления и руководителей профашистской организации «Эстонская молодежь». Целью совещания было создание, по возможности на добровольной основе, корпуса эстонской молодежи (от 15 до 20 лет) для несения вспомогательной службы в частях ПВО. Предполагалось, что добровольцы будут служить, на территории своей страны и исключительно в ведении люфтваффе, однако ни одно из этих условий на практике не было соблюдено, так как уже в сентябре Эстония была оставлена немцами.

Всего до сентября 1944 г. в качестве «помощников ПВО» удалось мобилизовать 3 тыс. человек, в том числе 478 девушек. После трехнедельной подготовки все они были направлены в действующие части ПВО для обслуживания орудий и прожекторных установок, в подразделения установок дымовой завесы, роты привязных аэростатов, транспортные и снабженческие части ВВС — вплоть до работы в мастерских и на кухнях. Из общего числа эстонских «помощников» 346 человек были переведены и кригсмарине в качестве «помощников флота» (Marine‑Helfer), однако после эвакуации Эстонии снова возвратились в подчинение люфтваффе.

В период наступления Красной Армии на территории Эстонии около 1 тыс. «помощников» были эвакуированы вместе с отступающими германскими войсками и перевезены в лагеря на территории Германии, Чехословакии и Дании. Большая часть — около 800 человек — была отправлена в Висмар (на Балтийском побережье), где составила 60‑й резервный батальон ПВО. Отсюда после соответствующей подготовки получившие квалификацию канониров (т.е. рядовых зенитной артиллерии) «помощники» были переведены в Данию. В марте 1945 г. в Оденсе им объявили о присоединении к 20‑му учебно‑запасному полку СС, являвшемуся резервной тыловой частью 20‑й гренадерской дивизии.

 

 

ЛАТВИЯ

 

Полицейские батальоны.

 

Оккупировав Латвию, немцы разоружили и расформировали многочисленные латвийские антисоветские партизанские группы и создали вместо них вспомогательные добровольческие полицейские части под своим контролем. Первая из таких частей была организована уже в июле 1941 г. бывшим офицером латвийской армии В. Вейс‑сом, ставшим впоследствии первым из латышей кавалером германского Рыцарского креста.

С первых дней оккупации эти формирования весьма успешно выполняли обязанности по борьбе с советскими партизанами и отставшими от своих частей группами красноармейцев. Начиная с сентября 1 9 4 1 г. на территории Латвии были созданы местные отделения полиции, а на базе отрядов самообороны организованы латвийские батальоны «шума». До конца 1943 г. были сформированы 45 батальонов: номера с 16‑го по 28‑й, с 266‑го по 283‑й (из них 271‑й и 279‑й батальоны формировались дважды), с 311‑го по 322‑й. Их общая численность оценивалась в 15 тыс. человек. Батальоны несли охранную службу в тыловых районах, главным образом по обеспечению безопасности путей снабжения германской армии. Некоторые из них отправлялись для борьбы с партизанами и охраны военных и хозяйственных объектов на территорию Украины и Белоруссии. Часть батальонов действовала на фронте в полосе германской группы армий «Север».

1 августа 1943 г, путем объединения четырех батальонов — 277, 278, 312 и 276‑го, получивших соответственно номера I. II. III и IV, был образован 1‑й Латвийский добровольческий полицейский полк «Рига». В начале ноября полк был отправлен на фронт в район Не‑веля, где в течение четырех месяцев участвовал в боях против наступающих войск Красной Армии. В марте 1944 г. понесший большие потери полк был отправлен в Латвию для отдыха и восстановления. За проявленную в зимних боях храбрость его личный состав получил право носить нарукавные ленты с наименованием полка.

 

 


Еще два латвийских полицейских полка — 2 — й и 3 — й — были сформированы в феврале—марте 1 9 4 4 г. Основой для 2‑го полка «Лиепая» послужили 22, 25, 313 и 316‑й батальоны, для 3‑го — 317, 318 и 321‑й. Летом эти полки были приданы боевой группе СС «Йекельн», действовавшей против партизан и Красной Армии в районе бывшей советско‑латвийской границы. Понесшие большие потери полки в августе были выведены на территорию Латвии и расформированы, а 16 сентября началось формирование из лиц старших возрастов нового 2‑го Латвийского полицейского полка, именовавшегося также «Курземе». В октябре полк вывезли по морю в Данциг, а оттуда в Торунь, где он был расформирован, а его личный состав передан на пополнение 15‑й латвийской дивизии СС.

 

Полки пограничной охраны.

 

В феврале 1944 г., так же как и в Эстонии, в Латвии были сформированы шесть пограничных полков четырехбатальонного состава (номера с 1 — г о по 6‑й) численностью по 2,7 тыс. человек каждый. Из‑за нехватки вооружения первые два полка расформировали уже в марте, направив их личный состав на пополнение других частей. В июле был расформирован 3‑й полк, а его личный состав включен в 19‑ю латвийскую дивизию СС. Остальные полки (в том числе восстановленный 2‑й) использовались в антипартизанской борьбе и на строительстве укреплений вдоль бывшей советско‑латвийской границы, а также сражались на фронте против Красной Армии, будучи приданными немецким пехотным дивизиям. К октябрю того же года все они были расформированы ввиду больших потерь, а их личный состав направлен на пополнение латвийских частей войск СС.

 

Латвийский легион СС.

 

В 1942 г. Латвийская гражданская администрация предложила немцам создать в помощь вермахту на добровольческой основе вооруженные силы общей численностью 100 тыс. человек с условием признания после окончания войны независимости Латвии, но Гитлер решительно отверг это предложение. Однако возрастающая потребность в живой силе вынудила нацистское руководство изменить отношение к участию балтийских народов в войне. В феврале 1 9 4 3 г. оккупационные власти санкционировали создание Латвийского легиона, который официально включал в себя все латвийские части вермахта, полиции и СС. а также отдельных добровольцев‑латышей, служивших в рядах германских вооруженных сил. Командиром легиона был назначен бывший военный министр Латвии генерал Р. Бангерскис, получивший чин группенфюрера СС, а начальником штаба — полковник А. Силгайлис.

В мае 1943 г. на основе шести латвийских полицейских батальонов (16, 18, 19, 21, 24 и 26‑го), действовавших в составе группы армий «Север», была организована Латвийская добровольческая бригада СС в составе 1 — г о и 2‑го латвийских добровольческих полков. Одновременно был произведен набор добровольцев десяти возрастов (1914—1924 гг. рождения) для 15‑й Латвийской добровольческой дивизии СС, три полка которой — 3, 4 и 5‑й латвийские добровольческие — были сформированы к середине июня. В отличие от первых двух полков они не имели боевого опыта, что, однако, не помешало немцам сразу же отправить на фронт 1 тыс. новобранцев, бесцельному уничтожению которых помешало вмешательство Бангерскиса. В дальнейшем новые контингенты Латвийского легиона проходили подготовку в прифронтовом районе под руководством инструкторов из полицейских батальонов. В ноябре 1943 г. дивизия получила боевое крещение на фронте в районе Новосокольников, куда она была переброшена для того, чтобы сдержать начавшееся наступление Красной Армии.

В феврале 1944 г. советское наступление было остановлено, однако угроза его возобновления сохранялась, что заставило оккупационные власти и местное латвийское самоуправление активизировать мобилизационные мероприятия. Призывной возраст был поднят до 37 лет, и только лица, занятые в военной промышленности и не годные по состоянию здоровья, освобождались от призыва. Для подготовки призывников на основе учебно‑запасного батальона 15‑й дивизии была развернута 15‑я учебно‑запасная бригада трехполкового состава.

За счет полученного по мобилизации пополнения удалось увеличить численность Латвийской бригады СС и развернуть ее в дивизию. Таким образом, в составе легиона оказались две дивизии: 15‑я гренадерская дивизия войск СС (латвийская № 1) — 32, 33 и 34‑й полки и 19‑я гренадерская дивизия войск СС (латвийская № 2) — 42, 43 и 44‑й полки. Их численность по состоянию на 30 июня 1944 г. составляла: 15‑й — 18 412 солдат и офицеров, 19‑й — 10 592. Две латвийские дивизии были объединены в 6‑й (Латвийский) добровольческий корпус войск СС под командованием обер‑группенфюрера В. Крюгера.

Было запланировано создание и третьей —36‑й танково‑гренадерской дивизии войск СС (латвийская № 3). Однако этому помешала обстановка на фронте, требовавшая немедленного использования всех имевшихся сил для зашиты границ Латвии. В результате 240 молодых латышей из состава Имперской службы трудовой повинности, прошедшие в Арнеме (Голландия) подготовку в качестве унтер‑офицеров танково‑гренадерских частей и прибывшие в Латвию в июне 1944 г., были направлены на фронт и включены в состав 19‑й гренадерской дивизии войск СС.

 


В октябре 1944 г. на основе кадров расформированных 2‑го и 5‑го латвийских пограничных полков был организован 106‑й гренадерский полк СС (латвийский № 7) в составе двух пехотных батальонов и батальона тяжелого оружия (легкие пехотные и противотанковые орудия, минометы и станковые пулеметы). Этот полк участвовал в боях против советских войск на Курляндском фронте и был расформирован в конце года. Следует упомянуть еще одну латвийскую часть войск СС — батальон СС «Рига», созданный первоначально как 15‑я охранная рота и использовавшийся затем как учебный центр для подготовки унтер‑офицеров Латвийского легиона.

Летом 1944 г. Красная Армия начала новое наступление и в июле вступила на латвийскую землю. В ожесточенных боях 6‑й добровольческий корпус СС, прикрывавший отход германской 16‑й армии, понес большие потери. Огромные масштабы приобрело дезертирство. В результате в течение нескольких дней латвийские дивизии расползлись по швам. Пытаясь остановить развал, германское командование подчинило их в тактическом отношении командирам двух немецких пехотных дивизий и приняло самые жесткие меры против дезертиров. Командование группы армий «Север» было вынуждено признать, что из‑за плохого морального состояния латвийских солдат и слабости офицерского состава оно больше не может рассчитывать на использование дивизий для активных операций. Ошибочными были признаны хорошее оснащение латвийских дивизий различным вооружением, брошенным в ходе отступления, и их использование для зашиты территории Латвии, что создавало благоприятные условия для дезертирства.

В августе 1 9 4 4 г. немцы разоружили 1 5 — ю дивизию и отвели ее на восстановление в г. Кемнитц (Восточная Пруссия), куда прибыли также три батальона 1‑го полицейского полка «Рига» и остатки 2‑го полицейского полка «Курземе». 19‑я дивизия была сведена в три боевых группы. Понеся большие потери под Цесвайне и Нитауре, вместе с другими немецкими частями они отступили на территорию Курляндии. Впоследствии в 19‑ю дивизию были переданы примерно 4 тыс. солдат и офицеров из 15‑й дивизии и личный состав расформированных частей, к маю 1945 г. ее численность достигла 16 тыс. человек. Лишь небольшая часть из них (менее 1,5 тыс.) попала в плен после капитуляции Курляндс‑кой группировки. Остальные рассеялись по лесам, примкнув к националистическим партизанским отрядам, возникшим с приходом в Латвию Красной Армии, или бежали морем в Швецию, откуда впоследствии многие были выданы СССР.

Некоторое время 15‑я дивизия, численность которой в результате восстановления была доведена до 19 тыс. человек (не считая 1, 2 и 3‑го учебно‑запасных полков), использовалась на фортификационных работах, а в конце января 1945 г. была брошена на фронт. В ходе боев в Восточной Пруссии и Померании она вновь потеряла больше половины своего состава и была отведена в тыл. Это позволило многим латышам после окончания войны избежать советского плена и сдаться англоамериканским войскам.

Строительные и саперные части. Одновременно с эстонскими саперно‑строительными батальонами весной 1944 г. были сформированы четыре латвийских строительных отряда (Lettische Bau‑Abteilungen) (номера с 1‑го по 4‑й). Помимо этого, в марте того же года были созданы четыре новых (Латгальских) полицейских батальона (номера с 325‑го по 328‑й), которые в мае были переданы в состав вермахта как саперно‑строительные батальоны. Вермахту был подчинен также действовавший на Украине 270‑й латвийский саперный полицейский батальон, переименованный в июле 1 9 4 4 г. в 672‑й восточный саперный батальон. Наконец, в октябре из части личного состава расформированного 5‑го пограничного полка был создан строительный батальон «Звайгне», включенный в состав 6‑го латвийского добровольческого корпуса СС. Почти все указанные части были расформированы в конце 1944 г.

 

Добровольцы в люфтваффе.

 

В то время как в Эстонии воздушный легион существовал фактически с 1941 г., в Латвии решение о создании аналогичного формирования было принято лишь в июле 1943 г., когда подполковник латвийских ВВС Я. Русельс вошел в контакт с представителями командования 1 — г о воздушного флота люфтваффе. К сентябрю в воздушный легион вступило около 1,2 тыс. добровольцев, подготовка которых осуществлялась на территории Латвии. Со своей стороны немцы предоставили инструкторов и обеспечили материальную часть — два десятка устаревших машин Ar66 и Go145. Организационно воздушный легион считался частью Латвийского легиона и номинально подчинялся генералу Бангерскису.

К марту 1 9 4 4 г. были сформированы две эскадрильи, объединенные в 12‑ю группу ночных бомбардировщиков. Командиром Латвийского воздушного легиона в составе люфтваффе 10 августа был утвержден подполковник Русельс. Все чины легиона, за исключением одного немецкого офицера связи, одного квартирмейстера и трех унтер‑офицеров, были латышами.

В сентябре 1944 г., когда Красная Армия вплотную приблизилась к границам Латвии, воздушный легион был эвакуирован в г. Брюст‑форт (Восточная Пруссия), а спустя месяц — расформирован из‑за недостатка горючего и запчастей. Его личный состав был распределен среди других частей люфтваффе. Самая большая группа была отправлена в Данию и объединена с частью Эстонского воздушного легиона. Большинство латышей попали в зенитные части и лишь немногие продолжали служить в составе летных экипажей. В летной школе г. Бромберга лучшие пилоты прошли переподготовку на истребителях Fw190 и после окончания учебного курса были включены в состав 54‑й истребительной авиагруппы люфтваффе, действовавшей с аэродрома Спильве, недалеко от Риги. В октябре латвийских летчиков перебросили на аэродром Альт‑Дамм близ Штеттина, и позже они участвовали в обороне Берлина в составе 1‑й истребительной эскадры. Несколько латвийских пилотов сражались на Западном фронте против англичан и американцев, причем четверо из них были сбиты.

Латыши служили и в парашютных дивизиях люфтваффе, которые использовались в конце войны как части обыкновенной пехоты. Среди них оказались главным образом те, кто был призван в ходе тотальной мобилизации в июле—августе 1944 г., но не попали в Латвийский легион СС по состоянию здоровья.

 



 

Особую категорию латвийских добровольцев люфтваффе составляли «помощники ПВО» — 4 тыс. юношей и 1 тыс. девушек 1928 года рождения, призванные по линии «Латвийской молодежной организации» летом 1944 г. Большая их часть проходила подготовку в учебном лагере СС в Эгере (Судетская область). Отсюда в апреле 1945 г. 60 юношей были переведены в Аусзиг, где из них наспех сколотили танкоистребительную роту «Рига» в составе 3 изводов под командованием офицеров Латвийского легиона СС. Однако отсутствие необходимого для борьбы с танками вооружения не позволило роте принять участие в боях, и 6 мая 1945 г. рота «Рига» и полном составе выступила на запад, чтобы сдаться в плен американским поискам.

Добровольцы в Имперской службе трудовой повинности. Во время оккупации Латвии некоторое количество латвийских юношей было завербовано и Имперскую службу трудовой повинности — РАД (Reichs‑Arbeitsdienst — RAD). Главным образом это были люди, желавшие получить право на поступление в немецкие университеты или в латвийский университет в Риге. С началом в 1943 г. обшей мобилизации, юноши, а позднее и девушки, просто призывались в РАД и партиями на  правлялись в лагеря на территории Германии. где из их числа комплектовали латвийские подразделения ротного звена, подчиненные немецким офицерам. Большинство унтер‑офицеров также были немцами. В январе 1944 г. латыши‑члены РАД были отозваны на родину, где 2 или 3 латвийские роты под командованием немецких офицеров использовались на строительстве оборонительных линий на границе Латвии.

По истечении положенных 6 месяцев службы все юноши переводились в 15‑ю гренадерскую дивизию СС, однако к августу 1944 г. весь мужской персонал РАД, вне зависимости от выслуги, был отправлен в Германию на учебный полигон в Кенитце, где проходил подготовку для дальнейшей службы в частях мотопехоты. Месяц спустя наиболее способные курсанты были отобраны для дальнейшего обучения на офицерских и унтер‑офицерских курсах, а остальные переведены в состав железнодорожной охраны и саперных подразделений вермахта. Они соединились с 15‑й дивизией только в феврале 1945 г.

 

 

ЛИТВА

 

Самооборона и полиция.

 

Когда в июне 1 9 4 1 г. германские войска вступили на территорию Литвы, местное население встречало их как освободителей. В 29‑м стрелковом корпусе Красной Армии, созданном на основе вооруженных сил независимой Литвы, началось массовое дезертирство. Призванные против своей воли в РККА, литовцы бежали в леса и создавали многочисленные повстанческие вооруженные группы, общее руководство которыми осуществлял «Фронт литовских активистов» поя руководством полковника К. Шкирпы. Некоторым из этих групп удалось даже еще до прихода немцев взять под свой контроль оставленные советскими войсками Каунас и Вильнюс.

 

Батальоны вспомогательной полиции («шума») на территории рейхскомиссариата «Остланд», Генерал‑губернаторства и тыловых оперативных районов групп армий «Север» и «Центр» (сентябрь 1942 г.): 1‑3, 5, 6, 9‑12, 14, 15, 251‑255 — литовские; 16, 18‑22, 24‑26, 266, 267, 271‑274, 282‑285 — латвийские; 29, 30, 32, 33, 35, 36, 38‑45, 50 — эстонские; 46‑49 — белорусские; 51, 52, 201 — украинские

 

После того как Литва была полностью занята частями вермахта, разрозненные повстанческие группы были реорганизованы в 24 батальона самообороны (все стрелковые, за исключением одного, который именовался кавалерийским) — численностью 500—600 человек каждый. Батальонам были приданы немецкие группы связи в составе офицера и 5—6 старших унтер‑офицеров. Вооружение, главным образом стрелковое, было советского или германского производства.

В ноябре 1941 г. литовская самооборона была преобразована во вспомогательную полицию. Общая численность сформированных в 1942‑1944 гг. 22 литовских батальонов «шума» (номера: с 1 — г о по 15‑й, с 251‑го по 257‑й) достигала 8 тыс. человек. Кроме того, в марте 1944 г. началось формирование еще 13 батальонов (номера: с 263‑ГО по 265‑й, с 301‑го по 310‑й), однако оно так и не было доведено до конца. В функции батальонов входила охрана складов и коммуникаций, а также борьба с партизанами. Иногда при приближении фронта германское коман‑

дование бросало их в бой против Красной Армии. Большинство батальонов несли охранную службу и участвовали в антипартизанских операциях за пределами Литвы: в Ленинградской области (5‑й и 13‑й), в Белоруссии (3, 12, 15, 254 и 255‑й батальоны), на Украине (4, 7, 8, 11‑й) и в Польше (2‑й). По некоторым данным, один батальон действовал даже в Италии, а еще один — в Югославии. Командующим литовской вспомогательной полицией номинально являлся офицер регулярной литовской армии подполковник Спокевичус, и действительности же его власть носила инспекционный характер, а основной функцией было поддержание связи с командованием германскими силами безопасности на оккупированной территории.

На протяжении 1943—1944 гг. некоторые батальоны «шума» были расформированы, а их личный состав передан на пополнение оставшихся. Из четырех батальонов в июле 1944 г. в Каунасе был образован 1‑й Литовский полицейский полк. К этому времени Литва вновь стала театром военных действий, и полк, первоначально предназначавшийся для борьбы с партизанами, был брошен на фронт против Красной Армии. В октябре—ноябре 1944 г. в Данциге была предпринята неудачная попытка сформировать на основе 8 полицейских батальонов (2, 3, 9, 1 5 , 253, 2 5 4 , 2 5 5 и 257‑го) 2 — й и 3 — й литовские добровольческие пехотные полки.

В последние дни 1944 г. большая часть литовских батальонов, влившихся в общий поток отступающих германских войск, были разоружены и расформированы, а их личный состав распределен между различными наземными частями люфтваффе (в основном ПВО). Некоторые из наиболее опытных бойцов были зачислены в состав частей и соединений германских сухопутных войск и наряду с другими иностранцами принимали участие в обороне Берлина в последние дни войны. Три батальона — 5, 13 и 256‑й — были окружены в Курляндском котле и вместе с немецкими войсками сражались вплоть до капитуляции в мае 1945 г.

 

Литовский легион СС.

 

В январе 1943 г. германские власти в лице начальника СС и полиции Литвы бригадефюрера Высоцкого предприняли попытку организовать из добровольцев литовской национальности легион СС. Однако это мероприятие закончилось неудачей. В ответ немцы закрыли большинство высших учебных заведений и произвели аресты среди литовской интеллигенции, на которую была возложена ответственность за срыв мобилизационных мероприятий и антигерманскую пропаганду среди молодежи. В дальнейшем, когда в Литве была объявлена мобилизация в ряды вермахта, одновременно с ней продолжилась кампания по набору добровольцев в Литовский легион СС. Ответственность за вербовку добровольцев в легион взяло на себя литовское самоуправление. Однако принятые меры вновь не дали результата. Тогда было предложено компромиссное решение: создать самостоятельное литовское подразделение под командованием своих же литовских офицеров. С этой целью в очередной раз был распространен призыв к молодежи «принять участие в борьбе с большевизмом», но слова «Литовский легион войск СС» в нем не фигурировали. Германские власти не одобрили эти меры и отклонили предложенную самоуправлением в декабре 1943 г. идею создания «Литовской армии», допустив лишь создание отдельных вооруженных формирований, целиком находящихся под командованием СС, полиции или вермахта.

В итоге, собственное литовское подразделение в войсках СС так и не было создано, а отдельные добровольцы в частном порядке направлялись в различные части войск СС, например в 15‑ю латвийскую гренадерскую дивизию. Правда, в приказе рейхсфюрера СС от 22 января 1945 г. среди полков войск СС упоминаются два литовских полка, — очевидно 2‑й и 3‑й Литовские добровольческие пехотные полки, формировавшиеся осенью 1944 г. в районе Данцига.

Литовский территориальный корпус. В феврале 1944 г. перед лицом угрозы приближающейся к границам прибалтийских стран Красной Армии германские власти все же пошли на уступки литовскому самоуправлению, санкционировав формирование Литовского территориального корпуса (ЛТК), предназначенного исключительно для защиты границ Литвы. Все командные должности в нем должны были занять литовские офицеры.

16 февраля был объявлен призыв в корпус, на который откликнулось около 19 тыс. добровольцев. Но немецкие власти решили, что лишь 5 тыс. из них составят Литовский территориальный корпус, а «излишек» в 14 тыс. будет передан в вермахт. Однако самоуправление возражало против такого решения, считая, что вместо этого следует увеличить численность ЛТК до 9750 человек — в составе 13 батальонов по 750 человек, и 1500 человек — в составе резервного батальона. Немцы неохотно согласились на эту меру. Они обещали снабдить ЛТК обмундированием и вооружением, но при условии, что это будет сделано лишь тогда, когда германское командование сочтет необходимым.

6 мая 1 9 4 4 г. в Литве была объявлена всеобщая мобилизация. Как и мобилизация в Литовский легион, она завершилась неудачей. Поэтому 9 мая, вопреки всем предыдущим обещаниям, Литовский территориальный корпус был передан под непосредственный контроль германского армейского командования, что вызвало недовольство и возмущение значительной части командиров ЛТК. Усмотрев в этом угрозу открытого мятежа, немцы произвели массовые аресты. Были расстреляны 83 человека, еще 110 отправлены в концлагеря. Вскоре было объявлено о расформировании Литовского территориального корпуса, личный состав которого был передан в распоряжение ВВС для использования в качестве наземного аэродромного персонала и «помощников» на батареях ПВО.

 

Литовские добровольны в вермахте.

 

Обязательная мобилизация литовцев в вермахт впервые была объявлена 1 марта 1943 г., а в апреле—мае было сформировано несколько первых строительных рот из литовцев. Позже их объединили в литовские строительные отряды (Litauische Bau‑Abteilungen); в каждом — 600 человек, 3 строительные и транспортная роты (без автомашин, только на конной тяге). Всего было сформировано 5 таких отрядов, которыми командовали бывшие офицеры литовской армии. Считавшиеся номинально частями литовских вооруженных сил, отряды были приданы немецким саперным батальонам группы армий «Север». В их задачи входило строительство автомобильных и железных дорог, оборонительных сооружений и т.п. Первоначально литовские солдаты не имели оружия, но с приближением линии фронта и усилением партизанского движения им стали выдавать для самообороны винтовки и ручные пулеметы. В мае 1944 г., после расформирования Литовского территориального корпуса, литовские строительные отряды были преобразованы в саперные батальоны вермахта, пол командованием немецких офицеров. В каждом батальоне был оставлен только один литовский офицер для связи.

Летом 1944 г., по инициативе двух литовских офицеров, капитанов Ятулиса и Чесны, была предпринята еще одна, сравнительно успешная. попытка объединить различные литовские воинские части, которые еще не были расформированы и отступали вместе с вермахтом. — некоторые полицейские и саперные батальоны, батальоны наземного обслуживания и охраны аэродромов. Эта сводная часть получила название «Армия обороны отечества» ТАР (Tevynes Apsaugos Rinktine, или TAR, известная также как «Жемайтийская армия обороны»). Она состояла из 2 полков, которыми командовали литовские офицеры, а общее командование соединением осуществлял немецкий полковник (позднее — генерал‑майор) Медер.

 


 

Силы ТАР занимали оборонительную позицию близ села Папиле, когда 7 октября 1944 г. немецкая оборона была прорвана частями Красной Армии. Оба полка ТАР были смяты и понесли большие потери. Уцелевшие подразделения отступили вместе с немцами и уже в Восточной Пруссии были преобразованы в «Литовский саперный батальон», состоявший из 8 рот. Батальон использовался на строительстве укреплений на Балтийском побережье и позднее попал в окружение в составе Курлян‑дской группировки. Лишь немногие раненые были эвакуированы по морю в Германию и закончили войну в Любеке. Значительная часть солдат ТАР, не желая воевать на чужой территории, ухолила в леса, создавая партизанские отряды в тылу Красной Армии.

 

«Помощники ПВО».

 

В результате деятельности так называемой «Службы Никкеля», созданной для связи руководства «Гитлерюгенда» с министерством по делам оккупированных восточных территорий с целью мобилизации молодежи в России, Белоруссии, Прибалтике и на Украине для военной промышленности рейха, с 15 марта по 20 сентября 1944 г. было призвано 1012 литовских юношей, которые были направлены в качестве вспомогательного персонала в части связи ВВС, моторизованные дивизионы ПВО и прочие наземные части люфтваффе. Однако общее число литовских «помощников» в германских ВВС было больше, так как в сохранившихся документах ничего не говорится о девушках, также служивших в качестве вспомогательного персонала («помощниц») в частях связи и ПВО, хотя достоверно известно, что они были.


Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz