: Персональный сайт - Украинцы в СС и Вермахте или «Наши герои лежат под Бродами»
Сайт посвещается воинам РОА Среда, 13.12.2017, 10:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Block title
Locations of visitors to this page

Украинцы в СС и Вермахте или «Наши герои лежат под Бродами»

Из диалога времен начала перестройки: Почему в Львове не чествуют героев Великой Отечественной? Наши герои лежат под Бродами…

Истоки формирования украинского соединения войск СС обнаруживаются в июне 1941 года, когда представители украинских ветеранских организаций создали в Кракове административно-организационное ядро для последующего создания национальных воинских частей в рядах немецкой армии. Бывший офицер Украинской Галицийской Армии полковник Альфред Бизанц (являвшийся также и офицером немецкой военной разведки) уведомил свое берлинское руководство об интересе к созданию украинских формирова359 ний со стороны генералов Михаила Омельяновича-Павленко, М. Капустянского, полковников Р. Сушко, И. Стефанова, П. Дьяченко, капитана М. Хроновята. Все эти украинские офицеры ранее также служили в рядах австро-венгерской, Украинской Галицийской и армии Украинской Народной республики, сражались против Советов.

В июле 1941 года предводитель Организации Украинских Националистов полковник Андрей Мельник обратился к Гитлеру с просьбой о создании украинских войсковых формирований в составе немецкой армии. Просьба полковника осталась без ответа. 7 июля 1941 года профессор В. Кубийович, председатель Украинского Центрального Комитета, обратился к генералгубернатору Галичины Г. Франку с письмом, в котором просил немецкое руководство создать украинское воинское формирование. По Галичине начали быстро распространяться слухи о положительном решении вопроса. Первый набор рекрутов был произведен успешно, но впоследствии все они были распределены малыми группами по немецким частям.

До 1942 года немцы так и не решились начать создание крупных украинских воинских частей. Так продолжалось вплоть до катастрофы Вермахта под Сталинградом. После поражения ввиду нехватки личного состава командование 1-й танковой армии издало приказ от 19 февраля 1942 года о наборе украинских рекрутов в состав немецких подразделений.

Впоследствии украинские группы по 50.60 человек участвовали в боевых операциях в составе немецких частей и были объединены под командованием группы Ферстера.

После поражения под Сталинградом бригаденфюрер СС, губернатор Галичины доктор Вехтер прибыл в Берлин к рейхсфюреру СС Гиммлеру с ходатайством о формировании украинской дивизии. Гиммлер согласился, определив статус украинского добровольца СС равный немецкому военнослужащему, отличие было только в одном. было разрешено иметь своих священников, чего в других формированиях войск СС не допускалось.

Параллельно с вопросом о создании украинской воинской части шло решение вопроса о принятии закона о частной земельной собственности в Галичине. От решения данной проблемы полностью зависело желание местного населения идти на Восточный фронт. После публикации закона планировалось развернуть кампанию агитации для вовлечения молодежи в формирование.

В Берлине Вехтер провел совещание с генералом СС Вальтером Крюгером, шефом полиции безопасности генерал-губернаторства Фридрихом-Вильгельмом Крюгером и группенфюрером СС Готтлобом Бергером. На нем было принято решение о создании в рамках войск СС украинской дивизии, именуемой в дальнейшем «СС добровольческая дивизия «Галичина».

По предварительным подсчетам, в дивизии должно было служить 600 офицеров, 2 тысячи унтер-офицеров, 50 врачей и 20 ветеринаров. Было решено привлечь в дивизию 300 бывших офицеров-украинцев, служивших ранее в армии Австро-Вегрии, 100 офицеров-украинцев из польской армии и 100 из армии Украинской Народной Республики, из этих же источников предполагалось произвести набор унтер-офицеров. Для формирования дивизии немцы предоставили 600 своих офицеров. Униформа должна была быть стандартной, на правом рукаве должна была быть размещена щитообразная нашивка с изображением галицкого льва и трех корон.

Рисунок с трезубцем был отвергнут, так как лев. герб Галичины имел значение символа регионального, а не всеукраинского уровня. Была также достигнута договоренность о поставке дивизии повозок и лошадей местным населением.

Предусматривалось создание военного оркестра.

К новобранцам предъявлялись следующие требования: рост. не менее 1 м. 65 см, возраст. не менее 18, но не более 35 лет.

Члены ОУН С. Бандеры призыву в дивизию не подлежали. 28 апреля в Львове был провозглашен акт о создании украинской дивизии войск СС, в котором подчеркивалось, что дивизия создается не для полицейских целей, а для действий на фронте. Губернатор Вехтер негласно запретил ведение всяческих разговоров о том, что дивизия является союзной немцам воинской частью, наоборот, факт существования дивизии рассматривался как свидетельство желания украинцев бороться за «Новую Европу». Было запрещено использование знамен с изображением владимирского тризуба, вместо него рекомендовался все тот же галицкий лев.

Для формирования дивизии была создана украинская Войсковая Управа, в которую вошли бывшие офицеры австровенгерской и украинской армий и представители Украинского Центрального Комитета. единственной гражданскоадминистративной структуры, которую признавали немцы.

Во главе Войсковой управы встал бывший полковник армии УНР Альфред Бизанц. Почетным главой Управы был избран генерал Австро-Венгерской и Украинской Галицийской армий Виктор Курманович. Ответственным за учет и подготовку украинских офицерских кадров для дивизии стал политик и публицист Дмитро Палиев, впоследствии погибший под Бродами. Войсковой Управой также выпускалась малоформатная 4.8 полосная газета «До перемоги», редактировал которую М. Островерха.

Военная Управа развернула по Галичине сеть своих вербовочных пунктов. Пропаганда, способствовавшая притоку добровольцев, утверждала, что дивизия является продолжательницей «славных традиций Украинских Сичевых Стрельцов (УСС)». Селянам говорилось, что сокращение «СС» в названии дивизии расшифровывается как «сечевые стрельцы». С приближением фронта на Управу было возложено проведение эвакуации семей военнослужащих.

До 2 июля 1943 года на вербовочные пункты прибыло 53 тысячи рекрутов, из них годными были признаны 27 тысяч, из них призвано 19 тысяч, к месту сбора дивизии прибыло 13 тысяч.

Одновременно с набором молодежи в дивизию немецкие вербовщики во главе с гауптбаннфюрером Никелем производили по Украине набор 15.17 летних подростков обоего пола для службы в войсках ПВО. О добровольности никакой речи здесь не было, подростков насильно мобилизовывали. Весной 1943 года в Галичину прибыл обербаннфюрер Гаупт для поведения повторного набора. Украинский Центральный Комитет и Военная Управа резко возмутились такой форме работы, однако немецкие власти смотрели на это сквозь пальцы. «Методы набора были просты. детей просто гнали в армию», сообщил на заседании Управы ее член Зенон Зеленый. Подростки должны были прослужить в ПВО 2 года, после чего подлежали переводу в украинскую дивизию. Всего из Галиции было мобилизовано семь тысяч хлопцев и тысяча девчат, опеку над которыми поручили отделу молодежи Управы. На территории Германии была создана дополнительная группа украинских помощников ПВО «Рейх», аналогичное подразделение было организовано в Брансдорфе (Силезия).

Немецко – украинский комитет по работе с молодежью располагался в Братиславе.

Управой были проведены успешные переговоры с оберштурмфюрером Шмукерлагом о включении в состав дивизии 10 тысяч подростков из «Рабочей службы» (Baudienst), дислоцированной в районе Дрогобыча.

Митрополит А. Шептицкий благословил на пост религиозного «командира» дивизии отца Василия Лабу, служившего во время 1-й Мировой в Австрийской армии, а в 1919 году священником в Украинской Галицийской армии.

Формирование дивизии не осталось незамеченным со стороны ОУН-УПА С. Бандеры. Шухевич предложил руководству ОУН внедрить членов организации в ряды дивизии.

Предложение было принято и впоследствии в составе каждой роты дивизии находилось по одному «бандеровцу». Таким образом, ОУН(Б) была в курсе всего происходящего в дивизии, сформированной стараниями ее политических оппонентов-мельниковцев и немцев. В июле 1943 года Шухевич встретился с офицером связи «Галичины» Любомиром Макарушкой и на встрече была достигнута договоренность о том, что ОУН(Б) не будет бойкотировать создание «Галичины», но и помощь оказывать тоже не станет. Впоследствии отряды УПА ОУН(Б) с удовольствием принимали в свой состав солдат «Галичины».

Под Тарнополем значительная часть личного состава 3-го полка ушла в лес, чтобы затем стать основой для формирования военной группы УПА «Лисоня». Во время боя под Бродами 3 тысячи дивизионников также ушли в лес. Подполковник Онуфрик впоследствии возглавил школу подготовки старшинского состава УПА «Олени», майор М. Лукачевич возглавил группу «Волки», сотник В. Гошка. Дрогобычский курень УПА. Боевой опыт и выучка этих солдат высоко ценились в УПА и из них формировались элитные подразделения Службы Безопасности.

Первые эшелоны с добровольцами выехали на обучение в Брно (Чехия) и в Гайделагер близ Дембицы (Польша). Всего на обучение отбыло 14 689 человек. В Гайделагере из украинцев был создан SS-Freiwilligen Ausbildung Batalion Z.b.V. включавший в себя 12 сотен (рот). 22 января 1944 года в дивизию был включен личный состав 204-го украинского батальона «Шумы».

После окончания обучения и принятия присяги курсанты были распределены по учебным подразделениям СС по всей территории Рейха. Офицерские кадры готовились в Чехии в г. Позен-Трескау.

В соответствии с приказом Г. Гиммлера от 5 июля 1943 года было сформировано 5 полков №№ 4.8 (Galizische SSFreiwillige Regiment. в некоторых источниках эти полки значатся как полицейские), обучение личного состава которых производила немецкая полиция. Эти боевые единицы набирались и обучались военной полицией, которая стремилась за счет призыва украинской молодежи, мобилизованной на работы в Германию, возместить свои потери в личном составе. Соперничество полиции с СС дошло до того, что в полки набирались юноши ростом 160.164 см. заведомо непригодные для службы в войсках СС. Таким образом, полиция рассчитывала оставить эти части у себя, надеясь на отказ СС от приема низкорослых солдат. 4-й полк был размещен в р-не Цаберн-Заальрабен-Триер (командир. майор Бинц), впоследствии нес охрану тыла немецкой армии на Украине в районе Золочев-Броды-Радехов-Збараж. В феврале 1944 г. подразделение полка принимало участие в карательной экспедиции против хорошо укрепленного польского села Гута-Пеняцка, являвшегося крупной партизанской базой для советских и польских партизан. В бою погибло 2 солдата, село было уничтожено вместе с жителями. 5-й полк дислоцировался в районе Данциг-Лангфурт (командир. полковник Лехтгаллер), позднее действовал в антипартизанских акциях в районах Люблина, Грубешева и Холма. Под Холмом одно из подразделений полка ушло в УПА. В конце июля 1944 года полк оборонял побережье р. Буг. 6-й полк в районе Зюдавен-Граево (полковник Кюн, 1800 человек), был сформирован из молодежи Перемышля, Ярослава, Львова. Передал на формирование дивизии 1200 чел.

7– й. во Франции, Салье-де-Берн. Ортез (полковник Г. Губер, 1671 человек). Это формирование недолго размещалось во Франции и в декабре 1943 года передало 745 чел. из своего личного состава в Гайделагер. 8-й полк планировалось развернуть на базе «1-й Школы вооружения» в Дрездене. Геллеране, но сформирован полк не был, в него вошли остатки 6-го и 7-го полков в р-не По и Тарб (Западная Франция), впоследствии из них был создан запасной батальон. В 1945 году этот батальон перешел с оружием на сторону французских партизан и стал украинским отрядом под командованием майора Леграна. 22 апреля 1944 года из штаб-квартиры СС в полки поступил приказ о передаче 4-го и 5-го полков в формирующуюся дивизию «Галичина». Полицейское командование приказ проигнорировало. Повторный приказ поступил в более категоричной форме, и его с неохотой исполнили, когда дивизия уже отбыла на фронт под Броды.

Приказом о формировании дивизии от 30 июля 1943 года ответственным за акцию был назначен бригаденфюрер и генерал-майор СС Вальтер Шиманн. В начале февраля 1944 года в Гайделагер поступил приказ о формировании боевой группы из 1 батальона, дивизиона легкой артиллерии, саперного подразделения для участия в антипартизанской операции. Мотивировалось это наличием приказа Г. Гиммлера.

Руководство формирующейся дивизии отказалось выделить группу, но поступил повторный приказ. Впоследствии выяснилось, что рейхсфюрер ничего не знал о подобном распоряжении.

Была сформирована боевая группа под командованием полковника Байерсдорфа, начальник штаба капитан Кляйнов.

Пехотные батальоны возглавлял капитан Бриштот (1-й батальон) и подполковник Рембалевич (2-й батальон), дивизион полевой артиллерии. майор М. Палиенко, разведподразделение. подполковник Р. Долинский. Группа из 2 тысяч человек выехала тремя эшелонами в Галичину и Холмщину. Боевая работа свелась к совершению бесконечных маршей по пересеченной местности в поисках партизан.

Безрезультатно потратив время, группа через 4 месяца вернулась в Гайделагер.

В конце 1943 года в формирующуюся дивизию прибыл ее командир СС-оберфюрер Фриц Фрайтаг. суровый и честолюбивый военный бюрократ. Начальником штаба дивизии был назначен майор Вермахта Вольф Дитрих Гайке. В период формирования всеми тремя полками дивизии командовали украинские офицеры: 1-м полком. майор Евгений Побигущий, бывший офицер польской армии, командир ДУНа «Роланд» и украинского батальона «Шумы». Впоследствии полк получил № 29 и нового командира. подполковника Деерна. 2-й полк (затем переименован в 30-й полк) возглавил майор Борис Барвинский, впоследствии. подполковник Форстройтер. 3-м командовал капитан Степан Котиль, затем, когда полк получил № 31, его возглавил полковник Панир.

Командиром артиллерийского полка был назначен полковник Байерсдорф. Капитан Карл Бриштот стал командовать стрелковым батальоном. Остальные командные должности заняли майор Рембергер (фузилерный батальон), майор Кюстер (зенитный дивизион), майор Кляйнов (резервный батальон).

Украинским офицерам достались всего три командирских поста: командир 3-го батальона 29-го полка. Михайло Бригидер, командир 1-го б-на 29-го полка. майор Евген Побигущий, командир дивизиона тяжелой артиллерии. Микола Палиенко.

Немецкое руководство четыре раза меняло официальное название дивизии. Наименование «СС добровольческая дивизия. Галичина.» в июле 1944 года было заменено на «14-ю СС Добровольческо-гренадерскую дивизию (галицийская № 1)», 27 июля дивизия уже именовалась как «14-я ВаффенГренадерская дивизия СС (галицийская № 1)».

В мае 1944 года дивизия закончила обучение. Тогда же место формирования в Нойгаммере посетил с инспекционной проверкой Гиммлер. К тому времени дивизия состояла из трех пехотных полков (29-го, 30-го и 31-го), артиллерийского полка, дивизиона связи, саперного и фузилерного батальонов, дивизионов зенитной и противотанковой артиллерии, батальона охраны, конного эскадрона, отдела полевой жандармерии (после Бродов. сотня), музыкальной роты, 2-х технических рот, запасного батальона и учебного полка.

Штаб дивизии состоял из отделений: 1а. тактический; 1 в. отвечал за вооружение, транспорт и амуницию; 1с. разведка; 2а. картотека офицерского состава; 2 в. картотека унтер-офицерского и рядового состава;

3. полевой трибунал; 4а. отвечал за обмундирование и продовольствие; 4 в. санитарное обеспечение; 4с. зубоврачебное обеспечение;

5. автоколонна и мехчасть;

Дивизия имела на вооружении немецкое оружие, но после боевых действий в Словакии получила также качественное оружие чешского производства.

Пехотный полк дивизии состоял из двух батальонов и 13-й и 14-й рот, после сражения под Бродами эти роты были преобразованы в егерские для ведения разведки. Батальон (курень) состоял из трех стрелковых рот, вооруженных легким оружием и 1 роты тяжелого оружия. Рота (сотня) состояла из трех взводов и одного отделения гранатометчиков. Взвод в свою очередь включал в себя три отделения (1 старшина и 9 стрельцов в каждом) и имел на своем вооружении пулемет МГ-38 или МГ-42, стрелки были вооружены немецкими винтовками Маузер или одноименными карабинами, старшина имел пистолет-пулемет МП-38 и пистолет.

Рота тяжелого оружия состояла из трех взводов тяжелых пулеметов, взвода 80-мм минометов и насчитывала 230 человек и 57 лошадей.

Помимо 75-мм орудий дивизия имела на вооружении батареи 20-мм, 37-мм и 88-мм (ФЛАК) орудий.

В июне 1944 года дивизия была включена в состав 13-го Армейского корпуса генерал А. Хауффе, входившего в 4-ю танковую армию группы армий «Западная Украина». Реально оценивая свои силы, дивизия «Галичина» могла бы успешно защищать фронт шириной 8.12 километров, а получила 36-километровый участок второй линии фронта. К тому же на фронте ощущалась нехватка танков, и отсутствовало надежное авиационное прикрытие.

Немецкое командование надеялось на то, что советские части обойдут район г. Броды, однако надежды эти не оправдались и 13 июля 1944 года после массированной артподготовки советские войска развернули наступление на правое крыло 13-го корпуса в стык 4-й и 1-й немецких танковых армий. С начала боя оказалось выбито руководство 13-го Корпуса. автомобиль со штабными офицерами наехал на мину. В частях начался хаос,
Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz