: Персональный сайт - Легионы и легионеры(продолжение1)
Сайт посвещается воинам РОА Понедельник, 21.08.2017, 18:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Block title

Меню сайта

Block title
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Block title
Locations of visitors to this page

В январе – марте 1942 года во всех городах Крыма (кроме Севастополя) были сформированы Мусульманские комитеты, находившиеся в подчинении командующего полицией безопасности и СД Крыма. Каждый такой комитет включал в себя следующие отделы:

1. по борьбе с бандитами. вел сбор информации о партизанах, подпольщиках;

2. вербовочный. работал в тесном взаимодействии с Вермахтом;

3. обслуживания семей добровольцев;

4. пропаганды;

Работа комиссий по вербовке завершилась в феврале 1942 года. В 203 населенных пунктах было зачислено в татарские добровольческие формирования около 6 тысяч человек и в 5 лагерях военнопленных. около 4 тысяч человек.

К 29 января 1942 года в германскую армию было рекрутировано 8684 крымских татар, остальные были распределены малыми группами по 3.10 человек между ротами и батареями, дислоцировавшимися под Севастополем и на Керченском полуострове. По информации Симферопольского Мусульманского комитета, старосты татарских деревень организовали еще около 4 тысяч человек для борьбы с партизанами.

Всего же, согласно немецким документам, при численности населения около 200 тысяч человек, крымские татары предоставили немцам около 20 тысяч добровольцев.

Несмотря на успех в рекрутском наборе, немцы не слишком доверяли своим новым союзникам. В инструкциях предписывалось не допускать сотрудничества и совместных выступлений мусульманских комитетов и отрядов самообороны. Комитетам была запрещена какая-либо политическая деятельность.

Тем временем Симферопольский мусульманский комитет фактически стал представительным органом крымско-татарского населения Крыма. Группой членов комитета были разработаны устав и программа Крымского татарского комитета, предусматривавшие восстановление в Крыму национального представительного органа «Милли Фирк», действовавшего до прихода к власти большевиков, создание самостоятельного татарского государства под протекторатом Рейха, национальных вооруженных сил. Активисты комитета направили эти предложения в Берлин. В ответ поступило предложение о роспуске Симферопольского мусульманского комитета и организации в населенных пунктах Крыма местных комитетов с подчинением их СД в качестве отделов пропаганды.

После перевыборов правления комитета немецкими властями был признан полномочным представителем Эдиге Шинкевич. Летом 1942 года немецкие власти уведомили его о признании представителем интересов крымских татар. При этом, несмотря на поддержку профессора фон Менде, полномочия представителя были ограничены возможностью решения экономических и гуманитарных проблем.

В начале 1943 года, несмотря на нежелание военных властей, крымско-татарское представительство в Берлине фактически было признано немецким руководством. Большую поддержку в этом вопросе оказало Восточное министерство. В это же время была создана служба поддержки крымских татар.

После возвращения в Крым из Турции активного участника революционных событий 1917.1920 гг. Амета Озенбашлы был создан нелегальный политический центр крымских татар во главе с Симферопольским комитетом. В местной газете «Азат Крым» Озенбашлы развернул пропагандистскую кампанию за возвращение татарам конфискованных большевиками земель, создание муфтията и подчинение ему всей духовной и светской жизни на полуострове. Одновременно в берлинском Восточном министерстве рассматривался вопрос об учреждении в Крыму муфтията под покровительством Великого муфтия Иерусалимского аль-Хуссейни. На пост крымского муфтия предполагалось избрать Озенбашлы. Это пропагандистское мероприятие должно было подорвать авторитет ташкенского муфтията, созданного с разрешения Москвы. Однако идею создания крымского муфтията спустили на тормозах. Озенбашлы не вошел в состав Симферопольского комитета, сосредоточившись на агитационной работе среди татарского населения.

В связи с началом советского наступления в конце октября 1943 года немецким командованием был издан приказ о добровольной эвакуации из Крыма. Э. Шинкевич, опираясь на поддержку Великого муфтия, пытался организовать вывоз татарских активистов воздушным путем, но лишь немногим удалось уйти с немцами воздушным или морским путем и осесть в Румынии.

В ноябре 1943 года при Восточном министерстве Рейха было создано Крымско-татарское представительство под руководством Концельсена. В его состав также вошли эмигранты из Крыма во главе с Кирималем.

Подрыв германо-татарских связей в Крыму произошел изза издания командованием 17-й армии приказа об обеспечении транспортных перевозок. В соответствии с этим документом подлежало выселению население деревень, которые, по мнению немцев, поддерживали партизан. В результате акции переселения часть татар ушла к партизанам, часть населения высказывала открытое недовольство действиями немцев.

В марте 1944 года оккупационные власти предприняли попытку организации Крымского правительства из числа представителей основных национальных групп населения полуострова. В его состав предполагалось включить русских, украинцев и татар.

Во время эвакуации населения из Крыма весной 1944 года полуостров покинули около 2 тысяч крымских татар. Большая их часть осела в Румынии, некоторым был разрешен выезд в Рейх.

После эвакуации части местных татарских добровольческих подразделений из Крыма во второй половине 1944 года в Германии был создан «Татарский горно-егерский полк СС» (три батальона). Через некоторое время полк был преобразован в «1-ю Татарскую горно-егерскую бригаду СС» под командованием штандартенфюрера Фортенбаха (2500 человек).

В конце 1944 года бригада была переброшена в Словакию и затем вошла в состав «Восточно-Туркестанского боевого соединения СС» в качестве боевой группы (полка) «Крым» в составе 2-х батальонов пехоты и 1 конной сотни. В марте 1945 года из-за больших потерь личного состава татары были переведены в состав Азербайджанской боевой группы.

После вступления в Румынию советских войск большая часть крымских татар была интернирована и впоследствии подверглась репрессиям.

Несколько слов об опыте применения татарских подразделений:

«… 3) Полученный в настоящее время опыт применения татарских рот.

Применение татарских рот в боевых действиях показывает, что они в основном действуют хорошо. Так, в Западном Крыму были задействованы 8 и 9 татарские роты Бахчисарая и Коуша и они показали себя в поиске отлично. Также и другие группы татар при айнзатцкоманде Д. в вопросах разведки показали себя хорошо. В вопросах дисциплины и поведения на марше татарские роты вели себя хорошо. В стычках с партизанами татары действовали умело и они побеждали: много партизан уничтожено, другие бежали. Так было в районе Бахчисарая, а в районе Судака они действовали и против регулярных войск (десант). Об их боевых качествах указано также и в партизанских донесениях, где указано количество убитых и раненых……Татары также хорошо несут внутреннюю службу, стараются хорошо выглядеть, соблюдают чистоту и в этом смысле лучше выглядят по сравнению с теми русскими подразделениями, которые у нас на службе…

Настроение в татарских ротах нужно считать хорошим.

Немецкие воспитатели говорят, что татары очень горды тем, что им доверяется такая служба и уделяется им внимание или во время службы, или после нее…»

Попытка организации партизанского движения в Крыму также натолкнулась на резкое сопротивление татарского населения. В своей «Справке о фактах перехода партизан на сторону врага» Центральный Штаб Партизанского Движения отмечает, что: «В Крыму немцам удалось в начале оккупации большую часть татарского населения (сельского) склонить на свою сторону и даже восстановить его против русских, создать из татар вооруженные группы по борьбе с партизанами, насадить большую сеть шпионов и предателей в партизанских отрядах, что безусловно отразилось на размахе и боевых качествах партизанского движения в Крыму… В результате предательства командира Куйбышевского п/о Межметдинова, отряд противником был разогнан, а сам Межметдинов перешел на службу к немцам… Из Ак-Мечетинского п/о дезертировало 2 группы с оружием во главе с командиром Бондаренко и все сдались немцам. Всего по июль 1942 года дезертировало и перешло к врагу 1200 человек, из них 891. татары».

Зачастую сами партизаны провоцировали татар на сотрудничество с оккупантами. Так, в начале 1942 года группа партизан 4-го района устроила погром в татарской деревне Коуш. Аналогичный дебош был устроен в деревне Маркур, татарское население которой помогало партизанам. На следующий день немцы раздали населению оружие и направили его на борьбу с партизанами. В ходе стычки татары разбили партизан Севастопольского отряда.

Положение пыталось стабилизировать постановление бюро ОК ВКП(б) от 18 ноября 1942 года «Об ошибках в оценке поведения крымских татар по отношению к партизанам». Во второй половине 1943 года начался обратный процесс, когда татарские союзники немцев начинают переходить в стан партизан. В августе-сентябре 1943 года к партизанам перешли с оружием в руках 67 татарских добровольцев. Партизанской агитации подвергались татарские батальоны и роты. В 147-м крымско-татарском батальоне немцами были арестованы 76 добровольцев и расстреляны как просоветский элемент.

В 1943 году П.Р. Ямпольский докладывал руководству УССР, что для борьбы с партизанами в Крыму фашисты имеют специальные формирования добровольцев (8 батальонов), а некоторые татарские формирования численностью 200.250 человек направлялись на керченский и севастопольский участки фронта, где вступали в бой с Красной Армией.

Помимо татар, в Крыму формировались русские добровольческие подразделения (в Бея-Сале, Мазанке и пр.).

Татарские группы под командованием Я. Смайла, Райлова и др. выполняли кровавые поручения гитлеровцев. На их счету расстрелы жителей селений Чаир, красноармейцев у села Ворон. Местное население и татары старшего возраста отрицательно относились к такой «службе». Старые татары зажиточных селений Ускут, Капсихар, Таук Кучун, Узень и др. осуждали действия своей молодежи, заявляя при этом, что оккупанты их так же обдурят, как обдурили их поколение в 1918 году, когда уже были в Крыму.

Несмотря на активное сотрудничество татар с оккупационными властями, различные ведомства Рейха разрабатывали собственные планы относительно будущего Крыма. В этих планах места татарским союзникам не было. Так, при благоприятном для немцев ходе боевых действий на Востоке, в недрах Главного управления СС родилась мысль о полной германизации полуострова. В июне 1942 года А. Фрауенфельд направил Гитлеру меморандум о будущем переуст491 ройстве Крыма. В рамках этого проекта предлагалось переселить в Крым немецкое население Южного Тироля. План был одобрен Гитлером.

Помимо переселения тирольцев, в Крыму предполагалось разместить 140 тысяч немцев из Транснистрии и 2 тысячи переселенцев из Палестины. Впоследствии было решено использовать эти массы переселенцев для колонизации Украины.

Предводитель Трудового фронта доктор Лей предлагал организовать в Крыму после победы немецкого оружия огромный молодежный курорт.

В июле 1942 года совместным решением командования Вермахта и полиции предлагалось создать в Крыму сеть специальных лагерей для отбора расово неполноценного населения с целью его последующего переселения. Существовал план, предусматривающий переселение из Крыма всех национальных групп, за исключением украинцев. Против этих намерений выступил шеф Военно-хозяйственного управления генерал Томас, заявивший, что реализация этих планов повлечет потерю необходимых для фронта трудовых ресурсов.

Татарская эмиграция. Комитеты, союзы, амбиции Военно-политическое сотрудничество татарских эмигрантов с немецкими военными властями имеет давнюю историю.

Зимой 1914.1915 гг. по личному указанию императора Вильгельма II в 20 километрах от Берлина между Цоссеном и Вюнсдорфом были созданы два специальных лагеря для военнопленных мусульман. В одном из них. «Лагере на виноградной горе» были размещены российские военнопленные мусульмане. Во втором лагере содержались пленные из британских колоний и арабских стран. Позднее оба лагеря были объединены в один Вюнсдорфский лагерь.

С 1916 года общее руководство лагерем осуществлял имам лагерной мечети Алимджан Идриси. Он окончил духовную академию в Стамбуле и получил светское образование в Брюссельском университете. Во время Первой мировой войны служил муллой в турецкой армии, затем был направлен военным министерством Турции в Германию для вербовки российских военнопленных-мусульман в турецкую армию. Во время немецкой оккупации Украины в 1918 году Идриси возглавлял созданный немцами «Комитет российских мусульман».

Под этой вывеской немцы формировали вооруженные отряды для действия на Кавказе и в Туркестане. В этом же году он создал первое официально зарегистрированное властями Германии «Общество поддержки российских мусульман-студентов», но начинание умерло, не получив финансовой помощи.

После окончания Гражданской войны в России Идриси совершил поездку в Татарстан, где сумел обзавестись мандатом на должность «уполномоченного Татарской АССР по культурной работе в Германии». Об истинном характере этой «культурной работы» можно легко догадаться. Неудивительно, что вскоре Идриси был арестован ОГПУ и около года провел в Бутырской тюрьме, однако был освобожден за недостатком улик.

В 1924 году Идриси, опираясь на поддержку Министерства иностранных дел, создал в Берлине «Мусульманское объединение почтения к Аллаху». В 1930-х годах совместно с предводителем татарской эмиграции Гаязом Исхаковым (Исхаки) он создал эмигрантскую организацию «Идель-Урал», в которой занял пост руководителя комиссии по культуре. В этой организации также шли грызня и подсиживание. Исхаков пустил слух, что Идриси советский агент и последний был арестован Гестапо.

Тем не менее, Идриси сумел убедить германские власти в своей лояльности, после чего получил теплое место в МИДе.

Звездный час Идриси наступил летом 1941 года, когда он по поручению МИДа Германии составил подробную справку о жизни тюркских народов в СССР. Заканчивался сей документ выводами о возможности заключения союза между германскими вооруженными силами и российскими тюрками после начала военных действий против Советов. 25 июня 1941 года представители немецкого руководства попросили Идриси составить обзорную справку о лидерах тюркской эмиграции. С помощью этого документа Идриси постарался убрать с дороги своих соперников и противников. В ней он назвал многих из них «сепаратистами», а грузинского эмигрантского лидера и социал-демократа Ноя Жорданию «тайным другом Сталина».

Гаяз Исхаки (Исхаков) родился в 1878 году в Казанской губернии в семье муллы. Учился в медресе и Казанском университете, преподавал в Оренбургской медресе. В августе 1905 года на 1-м мусульманском съезде в Нижнем Новгороде Исхаки возглавил группу социалистов, а в 1906 году организовал татарскую эсерскую партию. В феврале 1907 года он стал одним из инициаторов создания газеты «Тавыш» («Голос»), которая в августе того же года была закрыта, а Исхаки арестован и выслан в Архангельскую губернию. В 1913.1918 гг. Гаяз Исхаки был редактором, издателем и журналистом в ряде татарских газет, неоднократно арестовывался, отбывал тюремное заключение и ссылку. После Февральской революции Исхаки выступал за национальную автономию российских мусульманских народов. В том же 1917 году он был избран членом Всероссийского Мусульманского совета (Милли Шуро) и председателем его исполкома. На этом посту Исхаки организовал поддержку мусульманской общественностью Временного Правительства, содействовал разложению корниловских войск, выдвигавшихся к Петрограду.

К Октябрьской революции Исхаки отнесся отрицательно.

Block title

Block title

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz